Против Кумарина пытаются разыграть убойную карту

kumarinbaСнежный ком обвинений в отношении Владимира Барсукова начинает распадаться. Весь комплекс рейдерских дел обернулся двумя скромными эпизодами – правда, с нескромными приговорами. Ключевой процесс о покушении на магната-владельца «Петербургского нефтяного терминала» вообще закончился оправданием. Но обвинители не сдаются. Разыгрывается ещё одна – буквально «убойная» – карта. В ответ Барсуков требует отвода следователя, который ведёт уголовное дело по убийствам Георгия Позднякова и Яна Гуревского, совершённым в 2000 году.

Обоснование – за два года с начала доследования ни обвиняемый, ни его адвокаты не увидели материалов. Ни разу. Судя по всему, следствие добивается истечения срока давности. Таким образом, рассмотрение дела будет выведено из-под юрисдикции суда присяжных.

Позднякова застрелили 26 апреля, Гуревского – 14 июня 2000 года. Первый был личным другом и телохранителем Кумарина-Барсукова, второй – близким деловым партнёром. Эксперты петербургского криминала и профильные СМИ говорили тогда о «тамбовско-могильной войне» и, надо сказать, имели на то основания. Это был период жёсткого противостояния между «тамбовским бизнес-пулом» (ассоциировался с именем Владимира Кумарина) и «группировкой Кости Могилы» (Константин Яковлев считался региональным смотрящим от воров в законе, приближённым Деда Хасана). В каком-то смысле столкнулся новый бизнес (пусть «по понятиям», но уже производительный) с воровской традицией сбора дармовой дани. Убийства Позднякова и Гуревского воспринимались как чёрная метка. Полученная Кумариным от Могилы по поручению воров-«законников».

Спустя четыре года криминальная аналитика сменилась достаточно стройной версией петербургской прокуратуры. Согласно которой, оба преступления совершили киллеры из «братской ОПГ» Олега Маковоза. Версия подкреплялась свидетельскими показаниями и другими уликами. И выглядела вполне логичной.

Затем наступил август 2007 года, арест Кумарина-Барсукова. Видимо, в высоких кабинетах сочли, что в Северной столице появился человек, на которого можно повесить всё. Прозвучало досудебное обвинение в бандитизме, озвученное генеральным прокурором РФ. Параллельно экономическим делам стали возникать «дела бандисткие» — как иначе, если слово сказано?

Когда следствие осознавало шаткость обвинения в организации покушения на Сергея Васильева и началась подготовка дела-страховки

Весной 2008-го дело об убийстве Георгия Позднякова по указанию председателя Следственного комитета Александра Бастрыкина передали в объединённую следственную группу. Созданную специально под разборку с Барсуковым и возглавляемую тогда подполковником Олегом Пипченковым. Два года назад в то же дело добавился эпизод с Гуревским. Вероятно, уже тогда следствие осознавало шаткость обвинения в организации покушения на Сергея Васильева и готовило дело-страховку.

Страховка получилась так себе. Немногим менее двух лет назад дело о двух убийствах пошло в суд. Но закончилось это редким конфузом – прокуратура отказалось подписаться под обвинительным заключением. С учётом резонанса случай экстраординарный.

Впрочем, и до того наблюдатели отмечали натяжки. Например, в деле утверждалось, что Кумарин-Барсуков «заказал» Позднякова и Гуревского, потому что те хотели подвинуть в тогдашней теневой иерархии его и… Костю Могилу. Получается, лидеры противостоящих сообществ состояли в альянсе против охранника и предпринимателя средней руки. Знающие люди грустно усмехались. Похоже, расчёт строился на короткую память – ведь со времён «теневой войны» 2000-го многократно сменилась эпоха.

Киллерская бригада Маковоза никоим образом не была завязана на структуры Кумарина, зато тесно взаимодействовала с ворами в законе

При этом существенно, что киллерская бригада Маковоза никоим образом не была завязана на структуры Кумарина. Зато тесно взаимодействовала с ворами (в частности, с Владимиром Тюриным, известным под кличкой Тюрик).

makovozСерия заказных убийств вылилась для Маковоза в 23 года лишения свободы. Однако в пору его пребывания в «Крестах», Маковоза замечали на прогулках по историческому центру Петербурга. Сопровождение из оперативников ФСБ выглядело уж вовсе ненавязчивым. Напрашивался вывод: такого благорасположения Олег Маковоз добился от Олега Пипченкова за нужные показания. В том числе по убийству Георгия Позднякова. Так что киллерский главарь обрёл прочную госзащиту. Во всяком случае, до тех пор, пока понимает поставленную задачу в части осуждения Владимира Барсукова.

Во всех этих перипетиях печальна тенденция. Доказательства по громким делам собираются опросом свидетелей, глубоко (можно сказать, кровно) заинтересованных в определённом вердикте. Пример Маковоза нашумевший, но не единственный. Можно назвать и Михаила Глущенко, который придержал ещё один джокер – совсем уж фантастические показания о «причастности» Барсукова-Кумарина к убийству Галины Старовойтовой. После оправдательного приговора на процессе о покушении на Васильева в ход пускается уже практически всё. Давно предлагается вспомнить о Джоне Кеннеди… Конечно, на таком фоне требование сменить следователя по «убойным делам 2000-го» представляется закономерным.

 Николай Кольский, «В кризис.ру»

Поделиться