Против власти под знаменем России

Почти тридцать лет июньское празднование не удавалось закрепить как знаменательную дату в национальном сознании. Теперь этот вопрос решён. 12 июня 2017 года вошло в историю подлинным Днём России. 187 городов от Калининграда до Владивостока. Десятки тысяч демонстрантов. На редкость «жестяные» уличные столкновения в столицах. Многие сотни задержанных. И вывод аналитиков: «Протест кончился – началась борьба за власть».

Когда Алексей Навальный призвал вновь выйти с протестом против правительственной коррупции, многие были разочарованы. 26 марта прозвучало мощно, но ремейки удаются редко. Сколько можно жевать одних и тех же уточек с кроссовками? К тому же на этот раз власти нанесли упреждающий удар: разрешили митинг на проспекте Сахарова. А если оппозиционное мероприятие санкционировано властями, значит… Известно же, что ничего нежелательного они не разрешают.

Этот вопрос Навальный снял за несколько часов до наступления праздничной даты. Призыв вместо проспекта Сахарова идти на Тверскую был рискованным ходом. Массовые акции не так-то просто перебазировать в последние часы. Всё могло просто обломаться, но помогли власти. Предупреждение прокуратуры о недопустимости незаконности и т.п. впечатляли уже тем, что последовали после полуночи. Навальный уже определяет, когда им спать, а когда пребывать на посту… Очень многие участники узнали о переносе именно от надзорного органа, а не от протестного лидера. Этот канал информирования своих сторонников Навальный использовал мастерски.

Другое дело, что этот ход явно снизил количество участников акции. 20–30 тысяч человек, как в марте, на этот раз не получилось. Скорей всего, в Москве не было и 10 тысяч. Совокупно на Тверской и на Сахарова собрались тысяч 7–8. Но зато получилось другое. Благодаря топографическому повороту, сменилось содержание. Акция не стала прежёвыванием, Димон нам премьер или неДимон. Заявленный повод забылся. Антикоррупционная тематика сохранилась, но расширилась в антиправительственную. В смысле не антимедведевскую, а антивластную.

26 марта ошарашило обе стороны. И обе стороны извлекли уроки. Оппозиция показала это шагом Навального на Тверскую. Власти – двояко: с одной стороны – дать разрешение, с другой – выставить в омоновский заслон бежавшего из Киева «беркутовца» (уж этот не закомплексует). Позволить себе второе поражение, как 26-го, они не могли.  Но не могли и устроить «болотное побоище» в день государственного праздника. Осваиваются, и надо сказать, довольно эффективно, новые методы разгонов. Полиция, ОМОН, Росгвардия действуют мобильно и оперативно. Фронтовых атак не предпринимается. Если не окажешься в самой гуще, не всегда сразу заметишь происходящее. Быстрые рассечения толпы, блокирование наиболее активных групп и нейтрализация с повышенной жёсткостью в явно избыточном числе.

По всей стране в День России схвачены карательными органами 1719 человек (таковы данные тщательно ведущего учёт агентства «ОВД-Ифо»). В московские автозаки затолкали почти 900 человек. Среди них такие политики, как Алексей Навальный, Вячеслав Мальцев, Илья Яшин, активист Марк Гальперин. В Петербурге повязали более 650. В том числе юриста Динара Идрисова и депутата Заксобрания Максима Резника, через двадцать минут освобождённого при сломанных очках. Из других регионов приходят данные примерно о 200 задержанных. Третье место по этому параметру неожиданно занял олимпийский Сочи – 48 человек.

Запущен стандартный судебно-административный конвейер. Показательно осуждён Навальный – аж на 30 суток ареста и 150 тысяч рублей штрафа. Гальперину и Яшину отмерено по 15 суток. Активистка антиреновационного движения Юлия Галямина избита до больницы. К двум задержанным в Питере вызывали скорую. Разбили лицо школьнику в Москве. В общем, «полиция действовала спокойно и корректно», резюмирует Совет по правам человека и развитию гражданского общества при президенте РФ. А все проблемы по вине «граждан, которые пошли не туда, куда планировали».

Фиксируются эпизоды силового отпора. В Петербурге заведено дело по «удару кулаком в лицо полицейскому». В Москве – по «распылению слезоточивого газа в лицо росгвардейцу». Кажется, надвигается вал предъявлений по поводу «насилия к представителю власти».

Комментаторы в один голос констатирует: от властей больше не просят не воровать, не врать, не бить и вообще исправиться. «Не вводи свободу – отвали» – почти семь лет назад писал Дмитрий Быков о тунисском президенте Бен Али. Теперь аналогичным образом ставится вопрос в России. И ставится уже не на одиночных пикетах и не в «уютных бложиках». Перегороженный центр Москвы, оцепленная Дворцовая в Петербурге… Тоже уроки, извлечённые 26 марта. И повсеместные вопросы: «Те, кто это приказывают, правда верят в свои 86%?»

Ещё одно качественное отличие 12.6.17 от всего предыдущего – волны российских триколоров, запрудившие места демонстраций. Оппозиционное движение поднимается под национальным флагом. Власти даже на символическом уровне противопоставляются России. Гнусно-бредовое «нацпредатели» возвращается по обратному адресу.

И наконец, о чём уже всеми сказано. Молодёжный характер движения. Студенты, школьники, офисные первогодки превратились для правящего режима в нежданно опасную зону. Отсюда пополняются ряды сторонников Алексея Навального. С соответствующей культурой и эстетикой. Улыбки, тусовочный сленг, короче, «гаудеамус». Активированный попранным чувством справедливости. Для которого патриотизм – это не любовь к начальству, а снос отстоя на благо родины.

Это уже настолько на виду, что спущен с поводка аж Виталий Милонов. Даже нынешняя Госдума отклоняет любезный ему законопроект о запрете соцсетей для детей. «Тайные сторонники Навального! – возглашает Виталий Валентинович. – Там, в «Справедливой России», снова наденут белые ленты, будут с белыми лентами ходить!» Очень может быть, кстати. Но, как говорит молодёжь, точнее её определённые представители – «поздняк метаться».

Однако есть проблема, и не похоже, чтобы Навальный и его штаб хоть как-то имели её в виду. Что ни говори, главный потенциал протеста и восстания всё же в других стратах или классах. Трудовые конфликты и социально-бытовые «тёрки» подрывают власть номенклатурной олигархии гораздо сильнее разовых манифестаций. Они исчисляются многими сотнями в год. Их уже не удаётся заглушить в информационном пространстве.

Имеет ли политическое выражение эта тенденция? Кажется, подобного рода заявку сделала мальцевская «Артподготовка». Возможно ли совмещение этих движений – улыбающегося студента и хмурого работяги? От этого зависит их общая судьба. Под знаменем России.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

Поделиться