Разбуди на восемь лет вперёд

Учитывая все смягчающие обстоятельства — малолетних детей, престарелых родителей, хронические болезни, положительные характеристики, ордена и почётные грамоты — суд приговорил Алексея Улюкаева к 8 годам строго режима и штрафу в размере $2 млн. Можно сказать, гуманно — минимальный срок по этой статье. Либеральная общественность полна сочувствия. Осуждённый готовится к дальнейшей борьбе.

Журналисты, с боем прорвавшиеся на последнее заседание Замоскворецкого суда по делу Улюкаева, отмечают, что во время произнесения приговора у судьи Ларисы Семёновой, в отличие от подсудимого, срывался и дрожал голос. Ничего удивительного в этом нет. Событие почти историческое. Во всяком случае, для современной РФ. Судов-то было немало, многие из них резонансные. Но чтоб министра, да ещё и по такому ничтожному поводу, как взятка…

Ну, не взятка. Предположим, никакой взятки не было. Улюкаев был уверен, что это подарок — целый чемодан хорошего вина. И он его взял. Спокойно, потому что, как сам объяснил, любит хорошее вино. И видимо, все обязаны его этим вином одаривать. А с чего? У него день рождения или другой какой праздник? Вроде бы 14 ноября ничего такого не было, день как день. Но он посчитал, что это вполне нормально. То есть естественный такой поступок со стороны не очень-то близкого Улюкаеву главы «Роснефти» – просто так взять и подарить ему дюжину бутылок, например, коллекционного «Сент-Эмильона». Значит, то же самое мог бы сделать Алекперов или Потанин. Или вообще кто угодно. Ведь Улюкаев на суде сам признался, что все знакомые знают, что надо ему дарить «книги и вино — то, что я знаю, что понимаю, что люблю». Так вот запросто, не моргнув глазом. Прямо по классику: беру борзыми щенками.

А деньги Улюкаеву вроде и не нужны. Они у него и так есть. И не только у него, но и у его родителей, владельцев пакета акций ВТБ, и у молодой жены и взрослого сына — бывших владельцев офшора RonnievilleLtd. На малолетних детей тоже пока хватает официально задекларированных экс-министром 564 млн рублей. Это по нынешним российским меркам почти не деньги. Для чиновника такого ранга, конечно. Для большинства «людей», о которых трепетно говорил Улюкаев в своём последнем слове, — недосягаемое богатство. И об этом он до последнего времени, как оказалось, даже не догадывался. Как действующий президент, который тоже мало что знает про управляемый им народ.

А народ-то оказался покруче Улюкаева. На последнее заседание одна неизвестная прислала ему цветы, другая и вовсе расстаралась — отправила буклет из Свято-Алексеевской пустыни, «откуда идёт очень сильная молитва». И передать велела, что-де православные за сидельца молятся потому, что у него «настал момент прозрения, и он многое переосмыслил». Простили, значит. Оно и понятно, люди у нас отходчивые, долго зла не помнят. Но всё же, чтоб чиновнику, да ещё финансовому… Вот какова любовь к государству у русских людей. Кем бы ты ни был раньше, какие бы сент-эмильоны ни пил и какие бы миллионы ни декларировал – достаточно оказаться в конфликте с властями, и тебе бросятся на помощь. Это, конечно, внушает оптимизм.

Но не все так добры. «Предлагаю следующий универсальных (орфография оригинала — ред.) подход: мы выражаем сочувствие Улюкаеву, Чубайсу, Кудрину, Прохорову, Шувалову, Медведеву, Ливанову всем сотрудникам РОСНАНО и СКОЛКОВО и тд и тп ровно в той степени, в которой они сегодня выражают сочувствие неповинному человеку Эльдару Дадину, подвергаемого пыткам в карельской колонии ИК-7. Ни на йоту больше», — написал Навальный в своём Twitter.

Не согласиться с этим сложно. Разве что добавить ещё несколько тысяч имён, не таких известных, но столь же угнетаемых. И ещё 12 миллионов — тех, кто уже не первый год живёт за чертой бедности — миллионов безработных, находящихся в вынужденных неоплачиваемых отпусках, работающих неполную неделю (среди которых, кстати, немало библиотекарей, поскольку в РФ ежегодно закрывается около тысячи библиотек, а ведь они не меньше Улюкаева любят книги).

«На протяжении многих лет я, как мог, служил гражданам России», — пафосно заявил кающийся Улюкаев. Экс-министр любит цитаты. Так вот: «Не путай свою личную шерсть с государственной!» Служить режиму РФ — совсем не то, что служить гражданам России. А в годы «служения» Улюкаева так и вовсе нечто противоположное.

Главный свидетель, кстати, так в суд и не явился. И именно в связи с этой неявкой возникает интересная ситуация. Как сказал Александр Железников, управляющий партнёр адвокатской фирмы «Железников и партнёры», вовсе не обязательно, что Мосгорсуд утвердит приговор. «Я, например, вижу, что приговор суда первой инстанции был вынесен с нарушениями закона. По той причине, что судья огласила показания Игоря Сечина, но не предоставила защите возможности его допросить как ключевого свидетеля обвинения. Он был таковым заявлен, но четырежды не явился без уважительной причины. Закон требует, чтобы между свидетелями были проведены очные ставки в судебном заседании. Эти требования были нарушены».

На это и Путин намекнул во время последней пресс-конференции: «Что касается Сечина, его неявки в суд, если здесь есть какое-то нарушение закона, то закон должен соответствующим образом отреагировать на это». Потом, правда, развёл демагогию, должен или не должен главный свидетель являться в суд. Но он ведь, как тогда же выяснилось, законов не знает. Да и завершил разговор тем, что «нужно будет укреплять и дальше судебную и правовую системы». А как же её укреплять, кроме как исправлением ошибок?

То есть вполне возможно, что Улюкаев досидит в СИЗО ровно до следующего суда, а после приговор будет отменён. И не факт, что Сечин избегал посещения судебных заседаний исключительно в силу невероятной занятости. Что бы там не говорил Улюкаев о признании своей вины перед «гражданами России», он давно уже стал частью режима, и ничем не отличается от самых одиозных его защитников. Ну, разве что любовью к книгам и вину вместо особняков и яхт.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

Поделиться