Развитие падения

Общее количество храмов Русской православной церкви ежегодно увеличивается на 1340, заявил патриарх Кирилл на открытии Архиерейского Собора. К слову сказать, нынешней весной премьер РФ, отчитываясь об успехах, сообщил, что в нынешнем году будет открыто рекордное (!) количество школ — 94. То есть на каждую открытую в рекордном году школу приходится  14 среднестатистических культовых учреждений. Всего в стране действующих православных храмов, не считая часовен, монастырей и домовых церквей — 37 тысяч (школ, включая вечерние, 42 тысячи). Святейший, кстати, образованием вообще весьма интересуется.

В его отчётном докладе содержались не только цифры, но рекомендации по пастырскому служению. Например, в детских садах. Как оказалось, синодальный отдел религиозного образования уже разработал всю «необходимую методическую поддержку тем митрополиям и епархиям, которые были бы готовы учреждать детские сады». То есть, похоже, уроков православия для насаждения всеобщего благолепия недостаточно. Это патриарх понимает: «Это важная и непростая задача, находящаяся на стыке работы воскресных школ и миссии среди молодёжи».

Вот, собственно, к работе с молодёжью вся речь святейшего и сводилась.  «Молодёжь, — поучал патриарх собравшихся, — неравнодушна, ищет правду, стремится постичь истину. При этом юным умам свойствен протест, порождаемый стремлением самостоятельно осмыслить своё бытие, оценить то, что ранее принимали на веру, когда слышали от старших». В результате возникают всяческие протесты.

И тут на помощь должна прийти РПЦ. «Церковь должна демонстрировать молодёжи, что именно в следовании Христу — истинный протест, уход от трафаретного поведения, навязанного секулярным миром». Что верно, то верно. Христос вёл себя далеко не трафаретно. Например, выгнал менял из храма (разрушив при этом их лавки). Было и другое. «Не мир, но меч», — провозгласил он. Иоанн Златоуст, комментируя эти слова, объяснял: «Тогда особенно и водворяется мир, когда заражённое болезнью отсекается, когда враждебное отделяется. Только таким образом возможно небу соединиться с землею».

Вот этим заветам и примерам молодёжь и пытается следовать. Может быть, не так радикально, но с большим энтузиазмом. И именно это, кажется, вызывает наибольшие опасения патриарха. Ради того, чтобы остановить молодёжь, следующую путём Христа, святейший готов идти на любые жертвы. Почти как президент, пожертвовавший на подачки молодым семьям по 10 тысяч рублей каждой. Но с Путиным понятно. Сегодня он отстегнёт несколько миллионов рублей, а за следующий президентский срок наверстает потерянное миллиардами долларов. Другое дело Кирилл.

Ради покоя  в стране он готов превратить РПЦ в цирк. По его словам, для того, чтобы привлечь молодёжь в церковь, надо проводить побольше культмассовых мероприятий — спортивных соревнований, игр, флешмобов, квестов. Разумеется, православных.

И ещё — поменьше всякого «благочестия». Ну не прямо так сказал, конечно, помягче. Но смысл таков: хватит разделять произведения искусства на приемлемые и неприемлемые. «Невозможно установить формальные незыблемые нормы, обязывающие, скажем, всех верующих только одним, определённым образом относиться к конкретной книге, спектаклю или фильму», — назидательно отметил он. Понятное дело, есть исключения — «случаи очевидного кощунства и богохульства». Он, правда, не уточнил, кто решает вопрос об этой исключительности, но вполне очевидно, что теперь — не каждый митрополит Новосибирский и Бердский.

Но и этого мало. Патриарх заговорил о сокровенном — собственности. Точнее — о памятниках культуры, которые передают в ведение РПЦ. Оказывается, «церковь разделяет с государством ответственность за сохранность тех памятников, которые находятся в её пользовании или собственности». Поэтому обратить «особое внимание на правильное использование, сохранение и восстановление движимых и недвижимых памятников культуры, переданных Церкви». И даже прислушиваться к мнениям профессионалов. Этак, пожалуй, недолго и до отказа от притязаний на Исаакий.

В общем, патриарх вновь проявил мудрость и дальновидность, а также умение правильно ориентироваться в новых условиях. Поскольку условия, действительно изменились.

Ответом на речь Кирилла, которую растиражировали ничуть не меньше, чем телеинтервью премьера, стало выступление Тихона (Шевкунова), епископа Егорьевского, президентского духовника. О чём он докладывал остаётся тайной. «Подробности будут позже», — сообщил об этом руководитель патриаршей пресс-службы священник Александр Волков.

Предполагается, что епископ делал доклад о убийстве царского семейства. Накануне собора разгорелся скандал. Еврейская община обвинила РПЦ в антисемитизме. Вспомнилось дело Бейлиса. А всё потому, что владыка Тихон назвал убийство «ритуальным». Тут даже как-то неудобно становится. И за Федерацию еврейских общин России, и за РПЦ. За ФЕОР — поскольку ещё ничего не произошло, а там уже, как в «Джентльменах удачи» кричат: «А чё сразу Косой?» За РПЦ — потому как снова впадают в средневековое мракобесие. Хотя Шевкунов заранее страхуется: никто-де не говорил о национальности и религиозной принадлежности расстрельщиков, а только о том, что это было «революционное, большевистское возмездие».

Однако слова эти никого не убедили. Кроме того в это расследование решил включиться Следственный комитет РФ. Старший следователь по особо важным делам этого ведомства, Марина Молодцова, сообщила, что «следствием планируется назначение психолого-исторической судебной экспертизы для разрешения вопроса, связанного, в том числе, и с возможным ритуальным характером убийства царской семьи». Масло в огонь добавляет загадочный комментарий Волкова о выступлении на соборе: «Было задано множество вопросов. Епископы приняли к сведению всю ту информацию, которую им сообщил владыка Тихон».

Страсти кипят. Будто нет иных забот, кроме как определить, кому принадлежат останки, найденные много лет назад под Екатеринбургом. Будто в стране все проблемы решены. Впрочем, премьер-министр РФ так и считает (кто бы в нём сомневался). Вот прямо сегодня в эфире заявил, что ещё недавно «было падение развития экономики», а теперь невиданный прирост ВВП. Аж 2%. И зарплата растёт, и инфляция падает, и рубль укрепляется, и инвестиции инвестируются… Вот разве что бедность. Но с ней надо бороться. Как? Так ведь это уже второй вопрос.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Поделиться