Россия отказалась от покупки французских «Мистралей». История, начавшаяся как плохой анекдот, заканчивается компенсационным фарсом. Москва рубится за сравнительно небольшую неустойку – порядка 1 млрд евро. Ладно, пускай 3 млрд. Мы ежегодно долгов прощаем на порядок больше, о коррупциогенной составляющей вообще промолчим. Но тут – дело принципа.

 «Мистрали» шли бы на дно в первую очередь

nemistr1Соглашение о поставках ВМФ РФ двух вертолётоносцев «Мистраль» датируется концом 2010 года. Два других по французским калькам собирались построить уже в России. Теперь это уже малоактуально. Изначально многие военные моряки высказывали определённые сомнения в необходимости этих кораблей для нашего флота. Постараемся объяснить, почему.

Для начала скажем, что «Мистрали» – это не вертолётоносцы в чистом виде. Правильнее их называть универсальными танко-десантными вертолётоносными кораблями-доками. Вообще, вариаций на эту тему может быть много, вплоть до плавучего госпиталя. И всё дело здесь в термине «универсальный».

В ангарах и на палубе «Мистраль» может нести до 16 вертолётов. В обеих версиях – и во французской, и в уже гипотетической российской – речь идёт как о противолодочных, так и об ударных машинах. При этом отечественные флотские эксперты особо упирали на главную для нас функцию «Мистралей» – крейсирование вдоль морского побережья России с периодическим запуском вертолётов для слежения за иностранными подводными лодками (ПЛ).

Эта тема изначально вызывала смутные сомнения. Не вдаваясь в излишние подробности, скажем – субмарины вероятного противника проникают в наши территориальные воды только в фильме «Не валяй дурака». Нечего им там делать в мирное время. Да и в военное – тоже, за исключением, быть может, только сверхмалых диверсионных ПЛ. Все основные вопросы они могут решать в удалённом доступе. Кроме того, случись полноценный конфликт, огромные, но практически беззащитные «Мистрали» пойдут на дно в первую очередь. И в этом случае им не помогут даже ударные вертолёты. Которые, кстати, мало приспособлены для слежения за ПЛ и тем более для их уничтожения.

nemistr2Вторая функция – десантная – на первый взгляд выглядит куда достовернее. Во французской комплектации эти корабли могут перевозить к зоне высадки до 60 легких внедорожных бронеавтомобилей, или до 13 средних танков. В док-камере можно разместить 2–4 катера на воздушной подушке. Корабль может взять на борт как минимум 450 морпехов с полной экипировкой. Казалось бы, вот оно! Однако и здесь есть нюансы, связанные в первую очередь с тактикой. А ещё, скажем так, с психологией использования десантных кораблей.

Что касается первой позиции, то здесь всё просто. В случае массированного десанта отряд кораблей высадки должны прикрывать крупные силы – надводные корабли огневой поддержки, подводные лодки, авиация. Но главным остаётся скорейшая высадка самого десанта. В идеале корабли должны подходить прямо к берегу и высаживать десант уже на него. Конечно, практика войн, той же Керченско-Феодосийской операции в декабре 1941 года показывает: можно загрузить десант на боевые корабли вплоть до крейсеров, прорваться в порт, пришвартоваться там и осуществлять высадку прямо на причальные стенки. Только это – даже не позавчерашний день. Потому Сталин в числе прочего так выпрашивал у Рузвельта именно десантные суда и баржи.

 Зачем снабжать гарнизоны именно на «Мистралях»?

 Что же касается «Мистралей» с их осадкой в 6,2 метра, то им бы пришлось высаживать морпехов, к берегу не приближаясь. Учитывая размеры этих кораблей – длина до 200 метров, ширина более 30, полное водоизмещение более 20 тысяч тонн – они бы стали главной мишенью береговых пушек и ракет. И здесь уместно вспомнить о психологии. По большому счёту, в военное время десантные корабли считаются одноразовыми. После успешной высадки десанта их дальнейшая судьба мало кого будет волновать. Соответственно, строились они в стиле весьма минималистическом. В том числе и с виду весьма солидные большие десантные корабли (БДК) проектов 1171 и 775. Которые, впрочем, по своим габаритам в подмётки не годятся «Мистралям». Но если потеря, скажем, даже БДК «Николай Вилков» существенна, но не смертельна, то потопление даже одного «Мистраля» – крест на десантных планах всего флота. О материальном ущербе и говорить неудобно.

И вот что ещё. Если верить официальным источникам, в ближайшее время Россия ни на кого нападать не собирается. Вопрос: как же собирались использовать «Мистрали»? Учения – само собой, но они случаются не каждый день. Отвечаем. С советских времен сложилась практика, согласно которой десантные корабли использовались в качестве обычных транспортов по доставке грузов в удалённые гарнизоны. Для этого они подходили идеально, был бы участок подходящего пляжа. И в этом была суровая флотская логика. И добро не пропадает, и корабли не гниют возле пирса, и экипажи не бездельничают. Но представить себе в этом качестве «Мистрали»…

nemistr3Что же касается гипотетического военного времени, то здесь ситуация весьма загадочна. Как говорилось выше, Россия различными путями собиралась заполучить четыре «Мистраля». Два из них предназначались для Северного флота, два для Тихоокеанского. Кстати, последнее стало предметом нешуточного волнения японских наблюдателей. Так вот, если ещё можно вести разговор о реальных высадках морских десантов на Дальнем Востоке, и опыт Второй мировой войны это вполне подтверждает, то с десантами на побережье Северного Ледовитого океана могут возникнуть заминки. Конечно, нашим морякам всё под силу, однако против кого мы собрались высаживаться? Да ещё со специально сделанных по нашему требованию кораблей ледового класса? Напрашивается Норвегия. Но она омывается Гольфстримом, ледокольные десантные корабли будут у её побережья излишеством. Форсировать ледовые поля на пути к берегам США и Канады? Трудно представить. Остаётся одно – снабжать растущие как грибы после дождя арктические гарнизоны. И зачем для этого именно «Мистрали»?

Долго ещё можно перечислять различные «мистральные» несуразности. К примеру, в России не производится топливо, необходимое таким кораблям. Кроме того, какой смысл покупать корабли, которые не проверены в боевых условиях и которые никто, кроме самих французов, не приобретает?

 Покупка «Мистралей» имела политические цели

Вывод напрашивается один: этот проект изначально нёс в основном политическую нагрузку. Москва просто стремилась вбить изрядный клин в сплоченные натовские ряды. Выбрано было традиционно слабое звено атлантическое цепи. Слабое в том смысле, что Франция со времён генерала де Голля ревностно, до нервозности, оберегает свою «особость» и не упускает случая поступить наперекор англосаксам и немцам. Это наиболее свойственно французским правым, националистам и консерваторам, политическим наследникам де Голля. Не забудем, что когда заключался договор о «Мистралях» президентом  Франции был Николя Саркози.

Но прошли выборы 2012 года. Главой государства французы выбрали Франсуа Олланда (в чём теперь очень раскаиваются). Социалисты же во Франции придерживаются в основном проамериканского курса. Особенно когда в Вашингтоне правят близкие им либералы, типа Барака Обамы. К тому же события 2014 года, особенно крымский кризис, вынудили упереться даже такого слабого политика, как Олланд.

Промежуточный итог известен – Россия «Мистралей» не получит. С чисто военно-морской точки зрения это только к лучшему. С компенсациями что-то решат.

nemistr4Но здесь появился ещё один изыск. Оказывается, что РФ подобные корабли всё-таки нужны. И их собираются строить в Калининграде. Та том же самом заводе «Янтарь», который с середины 1960-х по середину 1970-х выпускал БДК проекта 1171, а потом в основном перешёл на выпуск сторожевиков и фрегатов. Но других площадок у нас нет вообще.

Это можно назвать тяжёлым наследием советских времен. Надводным военным судостроением в СССР в основном занимались корабелы из Ленинграда, Калининграда и Николаева. Причем вертолётоносцы проекта 1123 «Москва» и «Ленинград», да и не так уж далеко ушедшие от них в плане вертолётоносности тяжёлые авианесущие крейсера проекта 1143 со славными названиями «Киев», «Минск» и «Новороссийск» строились только в Николаеве. Что касается десантных кораблей, то к ним можно прибавить и судостроителей из Гданьска со своими БДК проекта 775. Сейчас даже в дурном сне не приснится, чтобы поляки или украинцы строили военные корабли для РФ. Даже за очень большие деньги.

Так что придётся впрягаться калининградцам. Руководство Объединённой судостроительной корпорации уверяет, что точных копий мы не дождёмся, будем делать что-то свое. Правда, нам опять говорят про вертолётоносцы. Видимо, там так и не почувствовали разницу. Что-то получится в итоге – никто не знает. Особо интересно, как эти «что-то» будут проводить по весьма сложному в плане судоходства Калининградскому морскому судоходному каналу.

И всё вышесказанное по большому счету не отменяют даже последние заявления вице-премьера Дмитрия Рогозина, которые больше похожи не на профессиональный разбор ситуации, а на несколько ревнивую (если не сказать, истеричную) реакцию чиновника в отношении подчиненного, который ненароком оттёр своего босса на информационном поле…

 Аркадий Орлов, капитан 3 ранга запаса, «В кризис.ру»

в России

Вооруженные силы

У партнёров