Призыв Путина рожать детей вместо того, чтобы участвовать в протестных акциях, кажется, прозвучал в пустоту. По итогам прошлого года главный показатель рождаемости ― коэффициент рождений первого ребёнка на одну женщину ― самый низкий за последние двадцать лет.

Значение коэффициента рождений первого ребёнка на одну женщину в 2018 году опустилось до 0,66. Такое в современной российской истории наблюдалось лишь в 1999 году. Примерно так же обстоит дело с показателем рождений второго ребёнка. Это ― несмотря на посулы Путина выплачивать первым и вторым детям «весомые» ежемесячные пособия. Речь, правда, идёт только о молодых и сильно нуждающихся семьях. Таких, чей доход не превышает 1,5 прожиточных минимума, что, конечно, следует ещё доказать.

Пока ещё растут коэффициенты третьих и последующих рождений. За прошлый год они  увеличились с 0,31 до 0,33 ребенка на женщину. Но это, увы, не повод для оптимизма. Поскольку, согласно данным Росстата, именно в многодетных семьях проживает большинство бедных российских детей (52,2%). Почти половина (45%) малоимущих многодетных семей живут в сельской местности. То есть дети из этих семей с рождения лишены элементарных возможностей получать хорошее образование, медицинскую помощь, а в будущем ― достойную работу. Проще сказать, заранее обречены на роль аутсайдеров без всякой жизненной перспективы. Если, конечно, вовремя не вырвутся в города, обрекая на вымирание родную деревню. Но даже такая перспектива не обнадёживает: в городе у них не будет равных возможностей с теми, кто успел получить приличное образование.

У нынешней власти РФ нет оснований стремиться к повышению интеллектуального уровня нации. Обслуживающий персонал не обязательно должен блистать умом. Достаточно просто хорошего физического развития. Хотя и это уже становится проблемой. Экологическая обстановка в стране такова, что приходится создавать специальный нацпроект «Экология». Он, впрочем, имеет мало отношения к реальному улучшению жизни россиян. Как сообщил сегодня директор по правовым вопросам «Российских коммунальных систем» Григорий Терян, лишь 65% населения имеют доступ к сетям водоотведения. При этом большая часть очистительных систем на этих сетях не работает. Водоканалы не справляются с очисткой, денег на утилизацию отходов нет. Нет этих денег и у Минприроды, к которому обратился Российский союз промышленников и предпринимателей. Представители бизнеса предложили создать в рамках нацпроекта дополнительный подпроект «Обращение с осадком сточных вод». Это позволило бы модернизировать существующие системы очистки. Но чиновники денег не дают, поскольку нацпроект «Экология» и так уже, по их словам, всё предусмотрел. Если предусмотрел, то почему через год после старта нацпроекта в стране по-прежнему исправно работают только 15―20% очистных сооружений?

В любом случае, увеличения рождаемости в многодетных нищих семьях недостаточно для того, чтобы изменить демографическую картину в целом. За нынешние полгода число родившихся сократилось ещё на 68,5 тысячи детей.

Министр труда Топилин ситуацию в целом признаёт и даже предрекает, что «скорее всего, рождаемость в абсолюте будет падать ещё долгие годы». Но валит всё на лихие девяностые. Дескать, тогда никто не рожал и вот теперь это сказывается. Однако эксперты видят причину в другом. «В основе подобной динамики рождаемости могут лежать два фундаментальных фактора. На первых рождениях сказывается экономическая рецессия, в том числе снижение реальных доходов населения с 2014 года, а также, возможно, смена поколений в возрастах максимальной репродуктивной активности», ― считает директор Института социально-экономического анализа и прогнозирования Татьяна Малева. И эти объяснения кажутся вполне логичными.

Падение реальных доходов россиян за пять лет составило 12% и не прекращает снижения. Только за последние полгода на 4% снизились доходы от предпринимательской деятельности и недвижимости. Даже так называемые серые доходы упали на 13%. Министр экономического развития, всегда лучащийся оптимизма, объявил, что его министерство пересмотрело прогноз роста доходов на 2020―2014, уменьшив его в 10 раз ― с 1% до 0,1%. Он впрочем, уверен, что это связано исключительно с закредитованностью: россияне берут слишком много кредитов, их приходится отдавать, вот доходы и не растут, хотя на самом-то деле растут неуклонно. При этом он совершенно забывает о том, что кредиты в РФ давно уже берут не от хорошей жизни, а от тяжёлой. Для того, чтобы хоть как-то прожить и выплатить предыдущий кредит. Закредитованность стала макроэкономическим фактором, который уже нельзя не учитывать. Общий объём кредитов перевалил за 15 трлн рублей ― седьмая часть ВВП РФ. Число россиян, имеющих не менее трёх непогашенных кредитов превысило 15 млн человек. Всего же живущих в долг ― около 45 млн человек (почти треть населения страны). В таком положении думать о заведении детей как-то невместно.

Второй фактор, указанный Татьяной Малевой, по видимости совершенно иной, но косвенно связан с первым. До 2014 года россияне, в том числе и родители подростков, которые ныне достигли детородного возраста, тоже брали кредиты. Без страха за будущее. Не на жизнь, а на её улучшение ― автомобили, квартиры, мебель, бытовая техника, отпуск за границей… То есть привыкли жить хорошо и беззаботно. Особенно те самые подростки, которые, став молодыми самостоятельными людьми, неожиданно столкнулись с совершенно непредвиденными трудностями. По части обучения в вузах, работы, денег. Позволить себе завести семью, взять ипотеку, кормить ребёнка может теперь далеко не каждый. И далеко не каждый готов ограничивать себя в привычном комфорте, а ребёнок, и при наличии средств на его жизнеобеспечение, воспитание и образование, ― обуза. Материальная и душевная. Поэтому даже те, кто вполне мог бы изменить отечественную демографию, делать это не торопится.

Нацпроект «Демография», на который бюджете заложено больше 3 трлн рублей до 2024 года ― самый провальный из всех. По мнению председателя наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрия Крупнова, он с самого начала был основан на нереальных данных. Но выход есть. «Повернуть эту тенденцию вспять можно двумя способами: один быстрый, второй медленный — за 20 лет. Первое: срочно отменить и переработать полностью нацпроект. И второе — срочно увеличить число многодетных семей в ближайшие 20 лет в шесть раз. Только в этом случае мы получим хотя бы сохранение той численности населения, которая у нас есть».

Мысль интересная, но каким образом заставить людей рожать детей? Запретить аборты, как это было при Сталине? Ввести налог на бездетность, как при Брежневе?

Но и такие меры не очень обнадёживают, если учесть, что при падении рождаемости смертность населения только растёт. По итогам первого полугодия 2019 естественная убыль лишь ускорилась. На 20% ― до 209,7 тысячи человек. Из 85 российских регионов вымирающими признаны 69. Рекордсмены ― Псковская, Тульская, Тверская, Ивановская, Орловская, Смоленская, Тамбовская и Новгородская области. Хотя по плану, утверждённому премьером, в нынешнем году всю естественную убыль населения нужно было сократить до 219 тысяч. Причём ничто не говорит о том, что тенденция переменится. Минэкономразвития уже признало, что выполнить план в этом году не получится. Прогноз по естественной убыли повысился до 284 тысяч человек.

Вполне очевидно, что рост населения и снижение смертности происходит не из-за чиновных нацпроектов, а в результате улучшения жизни.

Этому способствует, например, высококлассное здравоохранение. Но сегодня в РФ оно достижимо только в дорогих частных клиниках. Вряд ли врачи-бюджетники, работающие за мизерную зарплату на 1,5―2 ставки с перспективой сокращения рабочей недели до четырёх дней сильно озабочены здоровьем нации. Им бы управиться с бесконечными очередями в поликлиниках. Обежать галопом участки. Успеть добраться на «скорой» по вызову в отдалённое село. Изыскать хоть какие-то медицинские препараты для амбулаторных больных, набитых в палатах и коридорах больниц, как сельди в бочку. Тут уж не до профилактики и превентивных мер.

Высокая рождаемость и долголетие ― результат нормальной экологической обстановки. Не очень-то тянет рожать детей, если живёшь рядом с городской помойкой. Однако именно это становится чуть ли не государственной проблемой. Почти год длится противостояние на маленькой железнодорожной станции Шиес в Архангельской области. Там, в заповедной тайге, планируется строительство крупнейшего полигона бытовых отходов. По расчётам специалистов Двинско-Печорского бассейнового водного управления Федерального агентства водных ресурсов, это нарушит все возможные санитарные нормы, приведёт к загрязнению рек и лесов всего региона. Шиес ― вершина мусорного протеста, но свалки существуют вокруг каждого, даже небольшого города и подступают к ним всё ближе. До тех пор, пока эта проблема не будет решена, мечтать о здоровых детях и стариках не приходится.

Рост населения происходит, когда стране не страшно жить. Когда деньги тратятся не на войну с соседями и подавление революций в чужих странах, а на процветание своего народа. Когда людей не сажают в тюрьмы за посты в контакте или предполагаемые намерения «свержения существующего строя». Когда мирных граждан не избивают дубинками и не травят газами только за то, что они хотят выразить своё мнение. Когда полиция служит народу, а не режиму. Это непременно произойдёт. Росгвардеец Виктор Хоржиев, призвавший коллег не выполнять «заведомо преступные приказы», ― лишь первая ласточка. Россия станет свободной и процветающей страной. Вопрос лишь в том, на что тратить энергию, как очень точно подметил Путин.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

У партнёров