Рывок не состоялся?

Ещё полугода не прошло с момента очередной инаугурации, а уже столько сделано! Повышен НДС. Принят в первом чтении законопроект по пенсионной «реформе». Рубль закатился, куда Макар телят не гонял. Бизнес массово переводит деньги за рубеж. Дошло до того, что государство собирается само у себя покупать собственные долги. На этом фоне результаты соцопроса, констатирующие, что россияне испытывают «общее беспокойство», не удивляют.

Сегодня министр экономического развития  Орешкин сообщил соотечественникам безрадостный, но вполне ожидаемый прогноз. Экономика РФ на «рывок» не способна. По крайней мере, ещё как минимум три-четыре года. Потом-то, конечно, непременно рванёт. Сразу вдвое (но не до 6%, как планировал Путин, а всего до 3%, к 2022 году в лучшем случае). Но пока придётся подождать. Поскольку поднять экономику не помогают ни экономия на пенсионерах, ни повышение НДС.

Прогноз по МЭР оптимизмом не блещет. Рост отечественного ВВП на нынешний год снижен до 1,7%. В следующем году — до 1,3%. А если вспомнить недавние победные реляции про ожидаемые 2, 2%, можно предположить, что и это не предел падения. Вполне возможно, 2019 не порадует и 1%.

Ожидает МЭР и дальнейшего ослабления рубля. Это и понятно. Недавно США ввели новые санкции против РФ, и на этом останавливаться не собираются. Вчера Евросоюз продлил свои старые. В связи с этим доля нерезидентов в ОФЗ упала до минимума с 2016 года. По словам замминистра финансов Владимира Колычева, доля иностранцев в ОФЗ снизилась до 26—27%. И продолжает снижаться: когда-то вполне ходовые и востребованные в мире ОФЗ больше никому не нужны. «В случае очень стрессового сценария, если сложатся условия для падения рынка», РФ будет скупать свой собственный рублёвый долг, сказал Колычев.

Не ожидается пока и притока инвестиций. Прогноз по ним значительно ухудшен. С 3,5% до 2,9% на этот год, и до 3,1% — на следующий. А с чего бы этих инвестиций ожидать?  По итогам первого квартала в офшоры утекло $17,2 млрд — в 6,3 раза больше, чем за предыдущие три месяца. Большинство денег утекает на Кипр. По нынешнему курсу 13,3 трлн рублей (6 оборонных бюджетов). Кстати, по оценке Национального бюро экономических исследований США, богатейшие россияне держат в офшорах около $1 трлн, это 60% российского ВВП.

По какой-то загадочной причине министр Орешкин полагает, что в будущем инвестиции всё-таки увеличатся. Этому будет способствовать повышение пенсионного возраста. Особенно после 2022 года. Он уверен, что наэкономив на пенсионерах, можно будет вложить побольше средств в производство. Где эти же самые пенсионеры будут вкалывать не покладая рук, неимоверно увеличивая производительность труда.

Что до экономии, то вероятно, неплохо бы пошарить в офшорах богатейших россиян. Тогда и экономить не придётся. Это сразу решит не только проблемы недостатка пенсионных денег, но и массу других проблем. Впрочем, и без этих денег, если, конечно, считать официальные данные достоверными, средства для пенсионеров есть.

Средняя зарплата в РФ составляет 42,55 тысячи рублей, средняя пенсия — 14,1 тысячи рублей. По официальным данным, работающих  граждан 72 млн человек, а пенсионеров — от 36 млн до 46 млн в зависимости от того, кто и для чего ведёт этот подсчёт. Налоги в 22%, которые платят работодатели за работающих граждан, ежемесячно составляют 670 млрд рублей (8 трлн рублей в год). Это обеспечивает 14,6 тысячи рублей ежемесячной пенсии 46 млн пенсионеров. Конечно, реальные зарплаты ниже, но и пенсии не столь высоки, так что пропорция соблюдается.

Есть ещё «майский указ», обещающий ежегодно повышать пенсии на 1000 рублей. Но для этого вовсе не обязательно поголовно увеличивать пенсионный возраст на 5 лет. Для повышения выплат требуется 0,5 трлн рублей в год. Как считается, в ПФР имеется 8,5 трлн рублей. Какие ж тогда проблемы?

Они действительно есть, поскольку кроме собственно пенсий, у фонда есть другие траты по другим социальным обязательствам. Однако не нужно паниковать и срочно продавать дворцы ПФР. И нефтяные госкорпорации обирать до нитки тоже не нужно. Достаточно просто собирать с них положенные налоги, а остальное пусть себе используют, как хотят. Например, налог «Роснефти». В прошлом году эта госкорпорация выплатила в бюджет 1,4 трлн рублей. Этих денег более, чем достаточно для планируемых дополнительных выплат ПФР. Излишки тоже не пропадут — власть РФ очень опасается, что при сохранении нынешнего пенсионного возраста 55/60 увеличится число пенсионеров. Вот остатки налогов «Роснефти» и пригодятся. Они могут обеспечить ещё 5 млн ежегодных средних пенсий. Хотя столько новых пенсионеров всё равно не наберётся. Если кто-то возразит, что налоги нужны на другое, то для этого есть другие госкорпорации и прочие налогоплательщики.

Получается, что в любом случае — с офшорными запасами или без оных — на пенсионеров денег в стране хватает. И на новых, и на будущих, и на повышение всех их пенсий.

То есть единственный профит от этой «реформы» — увеличение рабочих рук и повышение производительности труда. Однако на деле этого ждать не стоит. Тут министр явно ошибся с прогнозом. В половине (40) российских регионов мужчины не доживают до 65 лет или умирают в течение года после достижения этого возраста. Половина российских женщин после 50 лет может смело претендовать на инвалидность. Вряд ли такие работники смогут поднять экономический рост.

Зато другой прогноз сбудется наверняка. МЭР ожидает ускорения роста цен. Вдвое по сравнению с нынешней весной (когда бензин подорожал) – до 4,5—5%. Это, понятно, сильно изменит реальные доходы россиян. В худшую сторону. Поскольку их рост, наоборот, замедлится втрое — с 3,4% до 1%, а рост зарплат в реальном исчислении — впятеро, с 6,9% до 1,4%. Кстати, исследование Национального центра банкротств показало: с 2015 года (когда заработал закон о банкротстве физлиц) возраст, в котором россияне готовы объявить себя несостоятельными, снизился на 13 лет. Раньше основными банкротами были люди в возрасте 35—40 лет, теперь это 22—30-летние. При этом средняя сумма займа потенциальных банкротов тоже снизилась. С 1,7 млн до 1,3 млн рублей. Зато выросло число их кредитов, с 1—2 до 3—4. Общая же задолженность россиян, которые могут объявить себя банкротами, в первом полугодии 2018 года составила 37 млрд рублей. На 50% больше, чем за аналогичный период 2017-го.

В общем, время впереди тяжёлое и беспросветное. (Если не произойдёт серьёзных перемен, которые правительственные службы не вправе вносить в свои расчёты.) И это ясно населению РФ без всяких министерских прогнозов. При последнем опросе «Левада-центра» социологи зафиксировали резкое усиление напряжённости в российском обществе. По мнению Льва Гудкова, директора центра, люди «чувствуют рост расходов на армию, полицию, чиновников, войну в Сирии, смысла которой не понимают, конфронтацию с Западом».

Он сравнил нынешнее положение с преддефолтным периодом 1998 года. Но это не совсем так. Двадцать лет назад россиян всерьёз волновал экономический кризис, безработица, имущественное неравенство. Сейчас первой и главной проблемой они считают рост цен и — сразу следом — вытекающее из него обнищание. А вот рост преступности заботит теперь втрое меньше. Хотя она вовсе не стала ниже. Скорее наоборот. Улицы российских городов сделались реально опасны. Не нужно смотреть статистику, достаточно новостных лент. Например, за последние десять дней. В Сибири совершено нападение на военный эшелон. В центре Москвы один полицейский ранен, другой убит в московском метро. В Санкт-Петербурге шайка АУЕ в течение одного вечера в той или иной степени тяжести покалечила 16 человек, через несколько дней в школьном дворе пьяный подросток насмерть забил человека. На Урале бывший сотрудник ГРУ и кавалер ордена Мужества с балкона стрелял в сотрудников ЧОП и полицейских. Это события самые резонансные. А сколько таких, о которых не сообщают? Но это вовсе не означает, что их не замечают. Просто воспринимают как естественный фон.

Общая атмосфера в стране, считают социологи, и отразилась на результатах опроса. «Это не беспокойство какой-то конкретной проблемой, а это повышение общей тревожности и недовольства», — пояснил Гудков. По данным соцопросов, рост недовольства россиян начался в конце прошлого года. Но критичным, как полагает Гудков, стал законопроект о повышении пенсионного возраста. Нынешние недовольные — «не те группы, которые выступали в 2011—2013» и не те, кто сейчас откликается на призывы Навального. Теперь «поднимаются средние города. У их недовольства другие мотивы. Начинает прорываться повседневное напряжение».

Впрочем, в отличие от министра Орешкина, социолог не берётся прогнозировать, чем это закончится. Определённо лишь одно: «Для сильных протестов нужны сильные организаторы. Сейчас поднялись инертные слои». И добавим: способные идти до конца. Как мужики с московской окраины, авторитет Жданчик из депрессивного Петровска-Забайкальского или — что пострашней — отмороженные малолетки из питерского АУЕ. Кажется, «рывок» действительно включил мину замедленного действия. Отсчёт пошёл.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Поделиться