Пандемия, которая отразилась на всех сферах жизни, влияет и на российское правосудие. Конкретно ― способствует оттягиванию судебного процесса по делу об убийстве депутата Государственной Думы Галины Старовойтовой. Дело тянется уже 22 года и конца ему не видно. Даже сейчас, когда следствие вроде бы окончательно определилось с виновным.

Обвинение в организации убийства предъявлено Владимиру Барсукову (Кумарину) более полтора лет назад. Однако в суд его передавать вовсе не спешат. Барсукову ознакомиться с делом не удалось. Вместо этого его отправили, наконец, в колонию – ЛИУ-12 Кировской области. Но не успел Барсуков как следует начать исправляться, как вернули обратно в питерские Кресты. Сейчас он в тюремной больнице имени Гааза. И когда вернётся оттуда, то предстанет перед судом, если он вообще состоится, вовсе не по делу Старовойтовой.

Традиционно принято в конце года подводить итоги и составлять прогнозы на будущее. Но именно в нынешнем году в государстве РФ не то, что предсказывать хотя бы на день вперёд, но даже оценивать уже произошедшее сложно. Потому как результаты свершившегося могут обернуться совершенно невероятным образом.

Ну кто, например, два десятилетия назад мог предположить, что убийства ближайших друзей «ночного губернатора» назовут делом рук его? Всему городу было известно: Ян Гуревский и Георгий Поздняков погибли в большой криминальной войне. Между московскими ворами в законе и патриотами Петербурга из «тамбовской бизнес-группы. Эти расстрелы являли собой месть и последнее предупреждение «тамбовцам» как классу и лично Владимиру Сергеевичу.

Причём известны даже имена убийц. Это киллеры Равиль Сунгатуллин и Александр Авдеев из «братской ОПГ» Олега Маковоза. Исполняли заказ Константина Яковлева (Кости Могилы), который пытался продвигать в Питере воровской московский кагал. Яковлев тоже давно убит. В Москве. Возможно, киллерами того же Маковоза. Но это уже чисто воровская разборка между своими ― воры всегда что-то делят: места смотрящих, короны, зоны…

А Маковоз уже много лет отбывает заслуженное наказание ― не только за эти убийства, но и многие другие. В уникальных условиях ― с прогулками по городу и обедами в ресторанах. И вполне реальными надеждами на УДО. В качестве поощрения за «правильные» показания ― нынешние и будущие. Разумеется, на «Барсукова, друзей своих заказавшего».

Хотя даже с этими вроде бы неопровержимыми маковозовскими свидетельствами у следователей не все концы с концами сходятся. Полтора месяца назад адвокатов Барсукова начали знакомить с новым постановлением о создании новой следственной группы по этому делу. То есть всё начинается с чистого листа. Напомним: оба убийства произошли в 2000 году!

А кто мог предположить чуть меньше четверти века назад, что политическое убийство депутата Старовойтовой назовут результатом бандитской разборки? А ведь назвали. В 2005 году прошёл суд над непосредственными киллерами и организаторами её убийства. Они получили солидные сроки. Но всем было ясно, что преступники действовали по чьему-то заказу. Причём особых сомнений в том, кем был этот некто, не было ни у следователей, ни у политиков, знакомых с делом.

И действительно, не прошло и десяти лет, как был арестован главный организатор ― бывший депутат Госдумы от ЛДПР авторитетный предприниматель Михаил Глущенко. Который ― после полутора лет ломания дурочки ― назвал заказчиком Владимира Барсукова. И даже причину обозначил, вернее несколько подряд. Все одна другой реалистичнее. Борьба Барсукова со Старовойтовой и игорным королём Михаилом Мирилашвили за контроль над Гостиным двором, за кресло губернатора Ленобласти, за… Дальше Глущенко предложил следователям придумать что-нибудь самостоятельно.

И вот тут возник ступор. С фантазией оказалось слабовато (как, впрочем, и с доказательствами). Вместо того, чтобы творчески развить идеи Глущенко, следствие ограничилось очень расплывчатой формулировкой. Дескать, Барсуков из желания угодить некоему неизвестному, который Старовойтову люто ненавидел, организовал её убийство.

Жили они спокойно много лет. Каждый сам по себе. Старовойтова занималась государственной политикой, Барсуков ― городскими проблемами. Никак друг другу не мешали, и даже не встречались. Хотя, конечно, друг о друге знали. Поговаривали, как-то раз Барсуков предоставлял Старовойтовой помещение для общественной приёмной. А потом вдруг ― бац! ― пришло ему в голову: а не порадовать ли некоего неизвестного подарком к Дню Конституции?.. И порадовал. Совершенно бескорыстно. Во всяком случае, в следственных документах ничего не говорится о каких-либо меркантильных побуждениях Барсукова. Сплошная благотворительность.

Понятно, что с такими аргументами в суд выходить как-то даже неловко. Даже в нынешний российский суд. Который осуждает детей за терроризм, женщин ― за экстремизм, журналистов ― за призывы к свержению существующего режима, а отравленного Навального ― за то, что жив и продолжает лечиться. Но с такими всё-таки проще. В их делах не скрывается, что штампуются они по чисто политическим мотивам.

Другое дело Барсуков. Хотя дело его столь же политическое. Во-первых, само по себе «ночное губернаторство». Личная инициатива и раньше-то не поощрялась, а ныне и вовсе выглядит крамолой. Во-вторых, откровенное неповиновение властям. Весь сыр-бор вокруг Барсукова начался после того, как он не стал договариваться с тогдашней градоначальницей Валентиной Матвиенко и госнефтетрейдером Игорем Сечиным. Так в нашем государстве не положено: пример надо брать с непотопляемого Олега Дерипаски, а не со строптивого Анатолия Быкова.

И наконец, в-третьих. Власть иногда прощает два предыдущих греха, но требует выполнения неукоснительного правила: не высовывайся! Делай свои делишки втихую, как воры в законе, например, и будет тебе счастье. Как Тюрику ― ему простилась даже организация бунта в Ангарской ИК-15. Так как сам не светился. А вот отвязного Лоту Гули, собравшего сход по поводу транзита власти в РФ, да ещё полезшего в Беларусь разбираться, быстренько упокоили.

Это правило Барсуков выполнял довольно долго. Мало кто в Питере знал, что его ПТК заправляла скорые, городские автобусы, машины пожарных и даже полиции. Практически никто не слышал, что он помогает фондам инвалидов и спонсирует спорт. Но однажды пришлось выйти на свет, прямо под камеры. Когда киднепперы, похитившие детей предпринимателя Павла Бородулина, только с Барсуковым согласились переговариваться и только лично ему передали детей. Тут уж никчёмность власти была продемонстрирована нагляднее некуда. Не только Питер, но вся страна увидела, кто в городе настоящий губернатор – «дневная» или «ночной».

После этого ничего не оставалось, как провести чуть не войсковую операцию по аресту пенсионера и инвалида Барсукова. И сковать его бесконечной цепью надуманных обвинений и сомнительных с правовой точки зрения судов. Но даже на этом пути случаются обломы. И чтобы они не повторялись, проще тянуть, тянуть, тянуть

Ульяна Коваленко, специально для «В кризис.ру»

У партнёров