Сгущение над Идлибом

Министр иностранных дел РФ встретился с сирийским коллегой. Валид Муаллем прилетал к Сергею Лаврову в Москву. «Встреча весьма своевременна», – сказал Лавров. Кто бы сомневался. Ибо: «Армия пойдёт до конца», – пообещал Муаллем. За Алеппо и Восточной Гутой близится черёд Идлиба. За то, что сегодня этот край остаётся вне власти асадовской номенклатуры. Именно и только за это – что бы ни нагоняла на сей счёт Захарова в своих роликах для засыпающих малышей.

Валид Муаллем, гость и коллега Лаврова – политик и дипломат многоопытный. Во времена Хафеза Асада-старшего он представлял режим «социалистического возрождения» в румынском государстве Чаушеску. При администрации Билла Клинтона решал вопросы в США. В 2000-х курировал ключевое для сирийской внешней политики ливанское направление. По сей день не рассеялись слухи о его угрозах Рафику Харири, который в бытность премьером восстанавливал суверенитет Ливана, выводя страну из-под сирийского контроля. Харири был убит – но неожиданно для Дамаска это обернулось Кедровой революцией 2005-го, освободившей Ливан от сирийской оккупации. Словом, за министром Муаллемом давняя история службы правящему в САР олигархическому клану.

В 2006 году, став министром Башара Асада-младшего, Муаллем сказал, что с Ираном у Сирии отношения особые, а сам он готов стать солдатом шейха Насраллы. Террористическая организация «Хезболла», столь симпатичная министру, в РФ не запрещена, хотя ещё в 1985-м похищала и расстреливала советских дипломатов. За годы сирийской гражданской войны Муаллем раз за разом озвучивал самую жёсткую антиповстанческую позицию – уничтожить мятежников во имя особых отношений с Ираном.

И неважно в данном случае, что Партия арабская социалистического возрождения правит Сирией на принципах светского национал-социализма (закладывать основы государства помогал гауптштурмфюрер Бруннер), а в Иране царит шиитский фундаментализм. Суть не в словесном оформлении, а в принципе чиновной диктатуры. Недаром оба режима союзны третьему – кремлёвскому. Как писалось в советских антиалкогольных брошюрах, «тунеядец дядя Кузя совсем не похож на дебошира Жору, хулиган Алик выглядит совсем не так, как грабитель Пётр, но, если разобраться – все они на одно лицо».

Ясно, с чем и зачем такой деятель может приезжать в Россию. Наверняка Муаллем и Лавров отлично друг друга понимают. Не только как два карьерных дипломата. Тут единство более глубокое, социальное и политическое. Устами министров меж собой общаются родственные режимы, скованные общим страхом перед антиолигархическим восстанием.

Конкретно речь сейчас идёт о зачистке провинции (мухафазы) Идлиб. Этот регион на северо-западе Сирии остаётся последним крупным оплотом оппозиции. Сюда стягивались повстанческие формирования после побоищ в Алеппо, Восточной Гуте, Дераа. Запрещённого в России и мире ИГИЛа здесь нет. Здесь концентрируются иные силы: Сирийская свободная армия, другие прозападно-светские группировки. Воюющие не за фундаменталистский халифат, а за Сирию без Асадов.

К востоку от Идлиба расположена мухафаза Халеб, где создана Демократическая федерация Северной СирииРожава курдских повстанцев. Именно этот фактор резко переменил позицию Турции в сирийском конфликте. Прежде Анкара решительно поддерживала антиасадовскую оппозицию. Идлиб граничит с Турцией, и не случайно повстанцы со всей страны отступали именно сюда, в эту «зону деэскалации».

Но создание курдской вооружённой автономии побудило президента Эрдогана вмешаться фактически на стороне Асада. Специально такой задачи «неосултан» не ставил. Но курды сражаются против исламистов и правительственных войск. Из этого нетрудно заключить, кому оказалась выгодна бронетанковая «Оливковая ветвь» турецкой армии, брошенная на Африн. Закономерно, что Эрдоган интенсивно пошёл на сближение с РФ и Ираном. Тут, кстати, дело не только в антикурдском заострении. Эрдогановский режим семимильными шагами эволюционирует к путинизму и хомейнизму. Имперские грёзы «нового османства» иного пути не оставляют.

Но в Идлибе базируются не только прозападные боевики. Здесь же салафитская «Джабхат ан-Нусра», покровительствуемая из Саудовской Аравии, однако в запрещённая и в РФ, и в США. Отношения между светскими повстанцами и салафитами-исламистами колеблются в диапазоне от вооружённого нейтралитета до яростных столкновений. Этот раскол вынуждены учитывать даже в МИД РФ. «Необходимо скорейшее размежевание террористов «Джабхат ан-Нусры» и отрядов вооружённой оппозиции», – отмечает Лавров. Муаллем идёт ему навстречу: «Главной целью армии являются боевики Джабхат ан–Нусра». Но про желательность размежевания звучат только слова. Дела же – массированное сгущение военной угрозы над Идлибом – подталкивают светскую и исламистскую оппозицию как раз к консолидации.

Асадовское правительство в Москве анекдотично именуют «легитимным». Впрочем, это и есть легитимность в режимно-духоскрепном понимании: власть, никогда никем не избранная, переданная по наследству, правящая по произволу и воюющая с народом. К удовольствию этой социально близкой власти, РФ и ИРИ ведут в Сирии масштабные боевые действия. И ревниво оберегают свою монополию на иностранное вмешательство. Бомбить и расстреливать сирийцев дозволено только тем, кого попросили об этом с трона номенклатурной династии.

«Вооружённые силы США могут в течение суток нарастить силы на Ближнем Востоке для нанесения ракетного удара по территории Сирии», – взволнованно вещает Мария Захарова. Когда кто-то действительно может повторить, и не в первый раз, это сильно нервирует асадовских покровителей. В таких случаях они стараются переходить на излюбленные темы «понтов», «разводок» и «фейков». Начинаются приколы про будущие инсценировки химических атак (американские, конечно, чьи же ещё), восемь бочек с хлором, «белых касок» с твитами и т.п. наслаждения троллингом-кащенизмом. Это роднейшая из стихий кремлёвской дипломатии и пропаганды. «Будут химические атаки, это будем не мы» – да, такое надо уметь.

…Только что Владимир Путин развеял надежды на отмену пенсионной реформы. На отмену возросших цен и повышенных налоговых ставок никто и не надеялся. Благолепного спокойствия в России от этого не прибавляется. Народное настроение меняется не в ту сторону, что нужна правителям. В таких случаях такие режимы спасаются через войну.

Анатолий Рубашов, специально для «В кризис.ру»

Поделиться