Через двенадцать лет и четыре приговора Владимир Кумарин-Барсуков добрался, наконец, до места отбывания своего почти четверть векового срока. «Спецправосудие» – меткая характеристика «дела Барсукова», данная им самим – бывает неторопливым. Но дело продолжается, осуждённого инвалида предполагают вскоре тащить обратно. По какому конкретно делу, самим обвинителям впору давно запутаться. Помочь разобраться старается защита.

19 января адвокат Константин Кузьминых направил обращение в Басманный суд Москвы. Речь идёт о «незаконном бездействии» следователей Главного следственного управления СК РФ. Уже более десятилетия подзащитного Барсукова не могут как следует обвинить в убийствах Георгия Позднякова и Яна Гуревского«Соблюдения гарантий по вышеуказанному уголовному делу в отношении Барсукова В.С. не осуществляется, т.к. 11 лет уголовного преследования на досудебной стадии не может считаться разумным сроком в ситуации, когда в деле имеется обвиняемый», – говорится в жалобе адвоката.

Охранник Георгий Поздняков и бизнесмен Ян Гуревский погибли в 2000 году. Первый – 26 апреля, второй – 14 июня. В тогдашнем Петербурге оба были известными людьми.

Хотя Владимира Барсукова в то время чаще называли Кумариным, а должности «ночной губернатор» никто ещё не знал, структуры «тамбовской бизнес-группы» уже считалась краеугольным камнем петербургской экономики. Это признавалось практически на официальном уровне: в следующем году министр внутренних дел Борис Грызлов говорил про «сто тамбовских предприятий». Пусть в негативном контексте, но факта не отрицал. Кумарин-Барсуков рассматривался как глава этого предпринимательского конгломерата (иногда говорилось «инвесторский пул»). Георгий Поздняков был его близким другом и телохранителем, учредил в общей системе две торговые фирмы. Ян Гуревский владел несколькими коммерческими структурами, принадлежал к кругу друзей Кумарина и первому эшелону его деловых партнёров.

Убийства Позднякова и Гуревского закономерно воспринялись как «чёрные метки» лидеру бизнес-сообщества. На уровне фактического знания причина их гибели представлялось очевидной. В Петербурге полыхала криминальная война между «тамбовскими» и группировкой ныне покойного Кости Могилы (Константин Яковлев) – представителя московских воров в законе. На уровне же процессуального расследования оба дела казались зависшими. До того момента, как потребовалось сомкнуть вокруг Барсукова непробиваемую стену обвинений. Для этого годились и полные гротески, хоть безмотивные и бессмысленные убийства друзей.

Уголовное дело N 201/374128–08 заведено ещё в 2008 году. Можно сказать, почти сразу после ареста Барсукова в августе 2007-го (совсем по другой теме). Протекло четыре года. За это время Барсукова судили и приговорили по эпизодам «рейдерства» (с рестораном и магазином) и «вымогательства» (нескольких тысяч долларов). И вот, в 2012-м Генпрокуратура выразила недовольство ходом расследования по двум убийствам и собранными доказательствами. Кстати, если Генпрокуратура, значит, Юрий Чайка. А это само по себе говорит о многом. Тогдашний генпрокурор обвинял «бандита из отдыхающего Эрмитажа» чуть не во всех преступлениях, когда-либо совершённых в РФ. Если уж в его ведомстве предпочли отправить на доследование – понятно, каков был уровень обвинения и какова доказательная база.

Прошло ещё два года с небольшим. Адвокат Кузьминых направил жалобу в Басманный суд «в защиту интересов обвиняемого Барсукова В.С.» По сути совершенно аналогичную нынешней – незаконные действия следователя Соцкова, выразившиеся в бездействии: «Никаких следственных или процессуальных действий по данному делу с участием Барсукова В.С. не проводится, постановление о прекращении уголовного преследования по эпизодам обвинения в убийствах Позднякова и Гуревского не выносится, позиция подзащитного о том, что он заведомо незаконно обвинён в убийствах своих друзей, не проверяется, расследование много лет волокитится. Названные нарушения приводят к ущемлению конституционных прав Барсукова В.С.»

Басманное заседание состоялось 23 января 2015 года. Подполковник Соцков перечислил многочисленные достижения – по делу привлечены такие-то, в отдельное производство выделено дело такое-то, преследование в отношении такого-то прекращено в связи со смертью обвиняемого и т.п. На основании этого отчёта он возразил против удовлетворения жалобы: «Следствие продолжается, следователь самостоятельно определяет ход расследования, права Барсукова В.С. не нарушены, кроме того, Барсуков В.С. является подсудимым по другому уголовному делу» (последний довод особенно весом). Его поддержала прокурор Лосева. С ними согласился судья Карпов: «Отказать».

Миновала ещё пятилетка. Барсукова успели осудить и приговорить за покушение на миллиардера Васильева. (Сначала, правда, присяжные оправдали – но Верховный суд выправил положение и позволил выполнить политическую установку о сроке для «ночного губернатора».) Потом – за «организацию преступного сообщества» (из двух человек, без конкретной деятельности, на основании показаний, от которых свидетели отказывались как от данных под давлением). Политический характер преследования превратился в общее место комментариев. Общего срока Владимиру Кумарину-Барсукову отмерилось 23 года 6 месяцев. Полгода скостили-таки по апелляции.

Дело же по Позднякову и Гуревскому продолжало тихо буксовать. Перемена разве в том, что теперь его ведёт не следователь Соцков, а следователь Аввакумова«Следственные и иные процессуальные действия по нему с участием Барсукова В.С. фактически не проводятся. Предварительное расследование по делу по настоящее время не завершено – Барсуков В.С. и его защитники – адвокаты Афанасьев С.А., Кузьминых К.С. и Чеботарев В.В. регулярно получают уведомления о продлении срока предварительного следствия, который на 11.05.19 (на май прошлого года) составил 188 мес. 00 сут., на настоящее время – более 196 месяцев, – констатирует адвокат Кузьминых. – В связи с вышеизложенным, руководствуясь ст. 125 УПК РФ, прошу признать незаконными бездействия следователей ГСУ СКР по уголовному делу 201 / 374128 – 08 в отношении Барсукова Владимира Сергеевича». Если бы не даты и цифры, тексты разных лет смотрятся как ксерокопии. А уж ответы на них…

Убийства 2000 года – не всё, что заготовлено по барсуковской тематике. Если что, «на подрыве» обвинение в убийстве Галины Старовойтовой – без причины, без мотива, неизвестно как и зачем. На основании показаний не абы кого, а самого Михаила Глущенко (уже осуждённого за вымогательство, за ту самую организацию того самого убийства Старовойтовой и ждущего суда по делу о тройном убийстве на Кипре). «Ночного губернаторства» не прощают. Тем более человеку, способному сказать из тюрьмы: «Тюрьма сейчас – главная скрепа. Без неё всё распадётся. Заступаться в России даже за павшего человека никогда не стыдно. Стыдно поддерживать тех, кто в силе».

Роман Андреев, специально для «В кризис.ру»

в Петербурге

У партнёров