Штык АУЕ

Снова инцидент в учреждении, имеющем отношение к системе исполнения наказаний. Важный симптом – на этот раз бунтует не отрицалово, не прожжённые зэки, а подрастающая смена. Те, кого скромно называют «трудными подростками». Или – будущим нашей страны.

Без названия (1)Общая фабула традиционна. В п.г.т. Рефтинский Свердловской области есть спецшкола. Для малолетних преступников и просто ребят «со сдвигом», которые по тем или иным причинам пока не угодили в колонии. На ужине несколько заводил устроили кипеш. Под шумок через разбитое окно сбежали порядка 50 подростков. Поскольку это всё-таки не зона, а учебное заведение, охраны там не предусмотрено. Так что останавливать беглецов было некому и нечем. Да и что можно было с ними сделать? Даже при новых законах, которые зачастую начинают отсчёт уголовной ответственности с 14 лет. (При Сталине высшую меру давали с 12, так что гуманизм на марше.)

Молодые волчата брызгами разбежались по окрестностям. Сейчас их отлавливают поднятые по тревоге полицейские. Историей уже заинтересовались в СК и прокуратуре. Региональные власти тоже производят проверку, благо тревожные сигналы из рефтинской спецшколы поступали и ранее. Например, год назад тамошнего заместителя директора по безопасности Сергея Бакшаева заподозрили в издевательствах над воспитанниками – с использованием бильярдного кия и разделочной доски.

Впрочем, подобные методы воспитательной работы в РФ характерны не только для спецшкол. Под раздачу в принципе может угодить кто угодно, вплоть до вольняшки-детсадовца. Такие случаи известны любому неравнодушному гражданину.

Лет 10-15 назад российские родители были всерьез озабочены, не стало ли их чадо эмо или готом. До того всё упиралось в систему хиппи. И так – вплоть до стиляг… А под боком буйно росла субкультура, способная сотрясти основы государства. Как минимум, сформировать свои «государства в государстве».

09084822Входит в обиход аббревиатура А.У.Е. «Арестантский устав един». Если в двух словах – огромные территории Центральной и Восточной Сибири находятся под вполне гласным контролем воровского сообщества. Схема всепроникающая. Сборы на грев зоны начинаются со школьной скамьи. И попробуй не скинуться на общак. Система опускания несогласных действует бесперебойно. И касается не только малолеток. При этом старые воровские понятия – вроде того, что ворам менты не кенты – уже практически не работают.

Зона как плавильный котёл выдаёт квинтэссенцию общественного недовольства. Иногда – инициированного, чаще – стихийного. Бунты в колониях Копейска, Нижнего Новгорода, Салавата, Новосибирска, смоленского Вадино – это только верхушка айсберга. Из последнего – восстание в Хакасии, подавленное с особой жёсткостью. Вся мощь государства брошена сейчас против вольнолюбивых постов Вконтакте. А между тем «Рать поднимается неисчислимая! Сила в ней скажется несокрушимая!» – и вовсе не в Интернете.

По данным на январь текущего года, в местах лишения свободы находятся 646 тысяч граждан РФ. Больше 300 тысяч состоят на учёте в уголовно-исполнительных инспекциях – осуждённые условно и т.п. Это не считая 4 с небольшим тысяч домашних арестов. В общей сложности, близко к миллиону. Без малого три Росгвардии.

1355103083_000954_22За проволокой и решёткой пребывает в боеготовности реальная армия. Сотни тысяч штыков и сабель. Рядовые-бытовики, командиры-блатари. Генералитет в законе. Усилиями державных властей поступает грамотное пополнение из оппозиционных политиков. Вот недавно закрыли на семь с половиной лет Александра Белова-Поткина. Националисты вообще называют своих осуждённых соратников военнопленными. Вспомним, как со второй половины 1940-х и до середины 1950-х вспыхнули восстаниями сталинские лагеря. После того, как там появились уже не ошарашенные «враги народа» прежних десятилетий, а реальные бандеровцы, лесные братья и советские фронтовики, посаженные за плен. Тогдашние бытовики стали для них отзывчивой аудиторией.

Моральную поддержку бунтующим зэкам оказывают не только родные, близкие и друзья. Нарастает недовольство населения в целом. А Россия – не Украина, где бандитов реально не любят. Здесь другая романтическая традиция. Несмотря на все страшилки, приморские присяжные своими вердиктами разбивали обвинительные заключения в отношении местных «партизан». Как иначе, если само правительство называет «критичным» уровень бедности, под который в прошлом году подпали 22 миллиона человек. Каждый шестой-седьмой.

Власти тем временем гоняются за воздушными шариками, расправляются с Тракторным маршем, запрещают шествия зомби, празднование Хэллоуина, демонстрации и монстрации. Тщательно отсчитывают искомые 50 м при одиночных пикетах и хватают людей за надписи на футболках. Не глядя на реальное созревание русского бунта. И уже никого не удивляет, что члены орехово-зуевской ОПГ в местной больнице средь бела дня избивают врачей при крышевании администрации. Своеобразный ответ на убийство врачом пациента в белгородской больнице…

Если давить нормальное гражданское общество, оно всё равно появится. Только не очень нормальное. Зато впитавшее дух неповиновения в прямом смысле с молоком матери.

Аркадий Орлов, «В кризис.ру»

Поделиться