Раздел Сирии, похоже, стал окончательным и бесповоротным решением. Экономических выгод ни Москва, ни Анкара на этом не получили, но политические амбиции поставлены выше. Эрдоган угрожает новой военной операцией против курдской самообороны.  Дамасский режим Асада занял выжидательную позицию. Агитпроп РФ продолжает ругаться с американцами. Курды готовятся к сопротивлению. Всё своим чередом.

Турецкой армии и протурецким формированиям удалось вытеснить курдское ополчение из ряда приграничных районов. Войска Башара Асада выдвинулись навстречу туркам и остановились. Интенсивных боевых действий не ведётся. Практически незамеченными проходят сообщения о взрыве заминированного автомобиля в городе Ракка, контролируемом турецкими вооружёнными силами.

Теракт произошёл в минувшие выходные, его жертвами стали, по меньшей мере, восемь человек. При этом остаётся неясным, кто мог его осуществить. Регион настолько погрузился в хаос, что разобраться таких деталях стало почти невозможно.

На «идеологическом фронте» также успехов не достигнуто. Интервью Асада одному из ведущих российских каналов заполонило Рунет, но ничего нового не прозвучало. В настоящее время встреча с президентом Турции представляется президенту Сирии неуместной – вот, собственно, и всё.

Реальное положение дел на фронтах выглядит так. Курдская коалиция Сирийские демократические силы (СДС) удерживает позиции в ряде районов на северо-востоке страны. Была достигнута договорённость о прекращении огня. Руководство СДС говорит о соглашении с правительством Асада и с Москвой о приостановки военных действий на условиях компромисса. Но не о политическом урегулировании.

В провинции Латакия возможен любой поворот событий. Истощенные многомесячными боями асадисты сосредоточены на удержании фронта. Переброшены дополнительные резервы. Попытки прорыва неоднократно предпринимались исламистским боевиками «Хаят-Тахрир Аш-Шам». Во время второго совместного патрулирования, стартовавшего в деревне Аль-Шар 5 ноября, были зафиксированы серьезные инциденты с участием бойцов и сочувствующего им местного населения. Город Кобани, отстоявший свою свободу во время наступления игиловцев, может стать новым центром сопротивления режиму Башара Асада.

Растёт антиправительственное негодование из-за артобстрелов и авианалётов в Идлибе. Видимость перемирия как будто бы сохраняется, но полномасштабные боевые действия могут возобновиться в любой момент. Для официального Дамаска это может обернуться катастрофой – если не в недели, то в месяцы. К этому времени Башар Асад не сможет рассчитывать на всестороннюю помощь Москвы, поскольку руководству РФ, вероятно, придётся заниматься решением внутриполитических проблем. В то же время нельзя исключать варианта сохранения в Идлибе статуса-кво.

Всё больше стран втягиваются в борьбу за политическое влияние в сирийском Курдистане и за его нефтяные месторождения. Сенсационное сообщение обнародовало МИД Турции: обвинило Израиль и Францию в поддержке курдских отрядов с целью последующего создания в регионе независимого государственного образования. Ранее французское Национальное собрание приняло резолюцию, осуждающую проведение турками операции «Источник мира». Документ был одобрен лично министром иностранных дел Жаном-Ивом Ле Дрианом. Израильтяне же никогда и не скрывали своей поддержки идеи курдского государства. Как известно, Биби Нетаньяху одним из первых поддержал референдум в Иракском Курдистане. Тель-Авив предостерег Анкару от карательных операций в районе сирийско-турецкой границы.

Курды в большинстве своём – мусульмане-сунниты. Для них характерна широкая веротерпимость. Прежнее доминирование в курдском движении марксистского направления ныне в прошлом. Идеология курдских формирований обычно основывается на демократическом социализме или левом либертарианстве. Конкретные цели – достижение законной автономии. С перспективой государственной независимости.

Исторически границы Курдистана хорошо известны. И именно здесь, в Северной Сирии и Ираке, наносятся интенсивные удары Турции. Анкара всегда проводила зачистки на своей территории, но в Сирии масштабных операций не было до начала Арабской весны. Фактически Сирия распалась как государство. Часть страны захватили исламские фундаменталисты. Сирийская свободная армия удерживала фронт и против асадистского режима, и против радикальных исламистов. Иранское и российское вмешательство на стороне Асада сильно осложнило ситуацию, продлило существование режима, но никак не предотвращает распад страны. Эрдогановская Анкара планомерно решает свои задачи – прежде всего в антикурдской части. Но не только. Октябрьское решение об очередной карательной операции против курдов было во многом мотивировано внутриполитическими соображениями. Правящая Партия справедливости и развития явно теряла свой авторитет. Военные действия в Сирии повысили рейтинг президента Эрдогана. Однако цена «маленькой победоносной по-турецки» оказалась высока.

Одним из поводов для вторжения послужила проблема вынужденных переселенцев из Сирии. В самом начале кампании Брюссель получил грозное предостережение от Эрдогана: если что-то пойдёт не так, тысячи беженцев будут перенаправлены в страны Евросоюза. Этот шантаж – важный элемент продвижения неоосманского проекта, который Эрдоган сделал смыслом своей жизни.

Неспокойно и на других фронтах. Только в Идлибе находится группировка антиасадовских повстанцев (от исламистских до прозападных) численностью до 80 тысяч человек. Протурецкие силы представлены организацией «Хизб ат-Туркистани».

Действия новой османской империи не могли остаться без ответа. Вашингтон пригрозил Анкаре экономическими санкциями. Численность американских военных в Сирии составит 900 человек. Часть контингента отведена в соседний Ирак с готовностью к быстрому возврату. Буквально на днях американцы начали возведение двух военных баз богатой нефтью провинции Дейр-эз-Зор. С этой целью в регион направлена бронетехника, тяжелое вооружение и около 300 солдат. И для Москвы это тревожный сигнал. Особенно на фоне заброса камнями конвоя военной полиции РФ.

Провальность ставки на Асада очевидна уже до необсуждаемости. Но Кремль вынужден стоять на ней. Ибо асадизм превратился в альтер эго путинизма. Отступиться от него значит отказаться от себя. Остаётся вязнуть дальше и дальше.

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

Геополитика

У партнёров