Система продолжает действовать

Ещё одно дело, в котором была замешана «Роснефть», завершилось. Разумеется, блестящей победой «Роснефти». Ещё одной.  С перерывом в неделю Игорь Сечин смог повергнуть сразу двух своих противников в прах. Оба раза — в честном открытом бою. Что, несомненно, подтверждает его безупречную репутацию сверхэффективного менеджера.

АФК «Система» добровольно согласилась в течение трёх месяцев выплатить «Роснефти» 100 млрд рублей. За «Башнефть». Которую у «Системы» отобрали три года назад. И продали «Роснефти». Вопреки рекомендациям экс-министра экономического развития Улюкаева.

Вкратце история такова. Полтора десятилетия назад, в далёком 2002 году Урал Рахимов, сын тогдашнего башкирского президента Муртазы Рахимова, по собственному почину «приватизировал» компании «Башнефть», «Башкирнефтепродукт», Уфимский НПЗ, «Уфанефтехим», «Уфаоргсинтез» и «Новойл», объединив их в одну большую «Башнефть». Спустя год Счётная палата назвала это «беспрецедентным случаем хищения активов госсобственности». Но никаких мер не приняла. Ни сама Счётная палата, ни республиканские власти, ни государство. До самого отстранения президента Рахимова. За это время компания несколько меняла организационно-правовую форму, а в 2009 году окончательно сменила и владельца. Им стала АФК «Система», выплатившая Уралу Рахимову в общей сумме $3,1 млрд. После чего в 2010-м провела реорганизацию компании.  С этого момента «Башнефть» стала развиваться весьма успешно. Выручка 2012 года составила 356 млрд рублей.

В тот год Игорь Сечин стал президентом «Роснефти». В 2013-м его компания поглотила ТНК-ВР и стала крупнейшей публичной компанией в мире. А в 2014-м…

Поскольку к 2014 году Урал Рахимов был уже не сыном президента, у него неожиданно возникли проблемы. Связанные, в частности, с незаконной приватизацией «Башнефти». Не дожидаясь предъявления обвинения, Рахимов-младший покинул пределы РФ, перебравшись в Австрию. Там он и по сей день живёт в полном согласии с собой и австрийским законом. А вот добросовестному покупателю Владимиру Евтушенкову не так повезло. В сентябре 2014-го Басманный суд заключил его под домашний арест по представлению Следственного комитета. Причина —  расследование уголовного дела «по факту хищения акций предприятий, входящих в топливно-энергетический комплекс Республики Башкортостан, и их легализации» — так сообщил тогдашний пресс-секретарь СК Маркин.

В это же время Московский арбитражный суд отобрал «Башнефть» у «Системы» и передал  в собственность государства. Посчитали, что приватизация была незаконной. Хотя активы (законно или незаконно приватизированные) находились в республиканской собственности, а не в федеральной. Не ясно также, какое отношение к этому имела «Система», купившая первый пакет акций лишь в 2005-м. Приватизацией-то за три года до этого занимался Урал Рахимов. И именно ему это вменяли в вину. Но пути российского  правосудия неисповедимы. Во всяком случае, после этого Евтушенкова отпустили. Но наслаждаться свободой ему привелось недолго.

Полтора года «Башнефть» болталась не пришей, не пристегни. В мае 2016-го президентским указом она была исключена из перечня стратегических предприятий и включена в план приватизации. Желающих заполучить переприватизированную компанию было много. Среди них — «Лукойл» и «Татнефть». Но главным претендентом выступила сечинская «Роснефть». Единственным препятствием для осуществления её планов, как считается, был экс-министр экономического развития Улюкаев. С ним, впрочем, удалось договориться. В октябре 2016-го сделка по покупке успешно завершилась, а министр оказался под домашним арестом. «В связи с утратой доверия».

В общем, всё шло хорошо. Но опять же недолго. Весной нынешнего года «Роснефть» направила в Арбитражный суд иск к «Системе». Сначала на 106 млрд рублей. К началу процесса сумма выросла до 170 млрд. С учётом изменения курса рубля. Суть претензии состояла в том, что «ответчики понимали, что владеют активом незаконно, понимали краткосрочность своего владения, и именно это понимание является следствием того, что они выводят из «Башнефти» финансовые средства, выводят активы под видом непрофильных, существенные для компании активы».

Суд, разумеется, встал на сторону истца. Хотя эксперты не увидели никаких нелогичных или противоправных действий в деятельности «Системы» по реструктуризации «Башнефти».

Дальше начались пересуды, аресты имущества, отзывы исков, новые суды, предложения мировых соглашений и прочие юридические изыски. Длилось это долго и довело «Систему» чуть не до полного краха. Лишь вчера в Кремле на ежегодной встрече с бизнесменами Путин заявил, что Сечину и Евтушенкову нужно наконец договориться. И ради этого прервал встречу. Сегодня они договорились: «Система», у которой отобрали «Башнефть» выплатит «Роснефти» около трети стоимости отобранной компании, 100 млрд рублей. Заняв деньги у Сбербанка и Российского фонда прямых инвестиций. Своих-то уже нет.

Кстати, о президентской встрече с предпринимателями. Как стало известно, в закрытой части совещания Путин сообщил, что причин для оптимизма нет. «Нужно готовиться к тому, что следующий год будет не лучше этого. Нет причин, понимаете? — заявил он. И напомнил: — Государство и бизнес в одной лодке».

Кто-то действительно, в одной. Евтушенков, например. Он сразу понял, что лучше заплатить, чем лишиться всего состояния или годами томиться в застенке. Как сибирский бизнесмен Анатолий Быков, поднявший в лихие девяностые и потерявший в двухтысячные Красноярский алюминиевый завод. Или  петербургский предприниматель Владимир Барсуков, отказавшийся делиться своими активами с чиновными уполномоченными.

Но была на совещании и хорошая новость. Путин пообещал, что те, кто прячет свои деньги в офшорах, могут больше не беспокоиться. Для них будут выпущены правительством специальные  облигации. Купившие будут получать процентный доход за счёт бюджета. И он будет выше того, что предлагают банки. Кроме того, это обеспечат анонимность.

Ещё раз для тех, кто не заметил: сотня олигархов будет получать проценты за счёт бюджета. То есть за счёт образования, здоровья, пенсий, зарплат и налогов обычных российских граждан. Из которых, даже по приблизительным подсчётам Татьяны Голиковой, двадцать миллионов живут за чертой бедности. Система функционирует бесперебойно.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

Поделиться