Результаты последних выборов в Европейский парламент добавили в ультраправый корпус словацких депутатов. «Котлеба – Народная партия «Наша Словакия» (НПНС) даже опередила праворадикальных «ветеранов» –греческую «Золотую зарю» и венгерский «Йоббик». Она произвела фурор, набрав более 12% голосов. В неофашистском крыле современной европейской политики партия Мариана Котлебы становится самой популярной.

Характерна фамилия лидера в партийном названии. «Фюрер-принцип» в полный рост. (Поначалу, правда, партия именовалась «Словацкое единство», но это дело прошлое.) 42-летний Мариан Котлеба, педагог-спортсмен и экономист, действительно является незаурядным политиком. Смолоду он был активен в ультраправых группировках. Выступал под самыми крайними националистическими лозунгами, с уклоном в своего рода славянский романтизм. При этом упирал на антицыганский мотив, не чураясь откровенного расизма. На общесловацкий уровень Котлеба поначалу не претендовал. Сосредоточился на родном регионе – крае Банска-Бистрица.

В 2013 году, неожиданно для всех аналитиков, Мариан Котлеба избрался в губернаторы. Во втором туре за него проголосовали 55%. Между прочим, Банска-Бистрица – территориально крупнейшая область Словакии с населением 660 тысяч человек. «Случилось настоящее политическое землетрясение, – констатировала словацкая пресса. – Во главе одного из регионов встал откровенный неофашист».

Не слишком ли резкая оценка? Да нет. Пожалуй, вполне адекватная. «Программа НПНС построена на трёх принципах – национальном, социальном и христианском», – говорит Мариан Котлеба в интервью российскому телеканалу «Царьград». Отдадим должное его скромности и сдержанности в этой беседе. У себя на родине он гораздо откровеннее. Цыгане для Котлебы – «социальные паразиты, экстремисты, способные лишь красть и убивать». Не стесняется он и антисемитизма. Уж тем более откровенен в антимусульманской риторике. Но дело не только в ультрашовинистической составляющей его идеологии.

Крест на партийном гербе явно срисован с символики Первой Словацкой Республики 1939–1945 годов. Котлеба и его сподвижники подчёркивают свои горячие симпатии не только к национальному поэту Людовиту Штуру, но и к президенту пронацистской республики Йозефу Тисо. Он был преданным союзником Гитлера, за что и повешен в 1947 году. В партии любят порассуждать о «функциональном государстве» в духе Тисо – без коррупции и без малейшего иностранного влияния. Зато с сильной армией, полицией и духовными скрепами. Которое защитит национальные границы Словакии от «орд мусульманских беженцев», а славянский образ жизни – от «тлетворного влияния Запада». Шовинизм и ксенофобия в «Котлеба – НПНС» выражены гораздо чётче, чем у других европейских ультраправых.

«Славянским героем» называет партия Котлебы бывшего президента Югославии и Сербии Слободана Милошевича, умершего под Гаагским трибуналом. В конце 2013-го, в дни киевских баррикад, Котлеба пафосно обличал Украинскую революцию и призывал Виктора Януковича «не уступать террористам» – как видим, реальные нацисты решительно стоят на стороне Антимайдана. Зато люто ненавидят Америку, НАТО и Евросоюз. Излюбленные выражения Котлебы: «Янки, гоу хоум!» и «Стоп НАТО!» Партия требует отказа от евро и возвращения старой словацкой кроны в качестве национальной валюты.

В свете вышесказанного не приходится удивляться, что партия, генетически связанная с нацизмом и гордая этой связью, восхищается правящим режимом РФ и лично Владимиром Путиным. Будучи губернатором, Котлеба лично приветствовал у себя в офисе мотоциклетный рейд российских «ночных волков». Он уверен, что путинский режим защищает традиционные ценности от скверны либерализма и глобализма – подобно тому, как три четверти века назад их защищал Тисо. В нынешнем словацком парламенте нет более промосковской силы, чем «Котлеба – НПНС». (Правда, в прошлом году Котлеба высказал недовольство путинской политикой в Сирии, в которой усмотрел «эгоистические и пропагандистские цели». По его мнению, славянам вообще нет резона включаться в дела мусульманского мира, ни на чьей стороне. Но даже такое частное разногласие впервые вызвало серьёзное недопонимание однопартийцев Котлебы.)

Специфическая черта партии – сверхперсонализация. Личность лидера в «Котлеба – НПНС» играет гораздо более значительную роль, чем у греческих и венгерских неофашистов. Николас Михолалиакос и Тамаш Шнейдер тоже хозяева в своих партиях. Но ни «Золотая заря», ни «Йоббик» не додумались включать эти фамилии в свои названия. При этом влияние Мариана Котлебы не ограничивается родной партией и родным краем. Пусть даже в позапрошлом году Котлеба перестал быть губернатором Банска-Бистрицы. Всё равно он фигура национального, да уже и европейского масштаба.

12-процентная поддержка дала партии Котлебы лишь два мандата в Европарламенте из 14-местной словацкой квоты (всего в законодательном органе Евросоюза заседают 750 депутатов). Но на выборах в Национальный совет Словакии 2016 года партия собрала 8% и провела 14 депутатов из 150. Как видим, в процентном отношении налицо заметный подъём. Майский результат превратил партию словацких неофашистов в третью политическую силу страны.

Европейские крайне правые отличаются разнообразным социальным профилем. Их поддерживают и социальные низы, и средние слои, и рабочие, и мелкая буржуазия. Массовую же базу «Котлеба – НПНС» составляют наиболее обездоленные и наименее образованные словаки. Вопреки распространённому стереотипу, такие люди отнюдь не всегда политически наивны. Нередко они рассуждают гораздо адекватнее «креативных классов». Но в этом нет гарантированного постоянства. Бывает, как говорится, и так, и сяк. В сегодняшней Словакии эти избиратели «ведутся» на пропаганду традиционалистской архаики, национал-шовинизма и антизападничества, на хвалы тисоизму и путинизму. А также на обещания расширить государственный сектор в экономике, установить правительственный контроль над сталелитейной промышленностью, транспортом и энергетикой. Как и многие ультраправые, партия Котлебы не чужда экологическим лозунгам. Она, в частности, поддерживает идеи альтернативных источников энергии.

Такие позиции сближают партию Котлебы с политическими структурами Маттео Сальвини или Марин Ле Пен. Но для респектабельных крайне правых Котлеба уж очень «токсичный» персонаж. Поэтому в евродепутатскую группу «Идентичность и демократия» (сформирована на основе «Европы наций и свобод») словацкие ультра приглашены не были. Но не слишком об этом переживают. «Котлеба – НПНС» превращается в лидирующую силу другого европейского политобъединения – Альянса за мир и свободу. Основал эту структуру ветеран неофашизма и (по версии следователей 1980-го) бывший террорист Роберто Фиоре – ныне консерватор-традиционалист и фанатичный сторонник Владимира Путина. Наряду с итальянской «Новой силой» Фиоре, в Альянс входят такие движения, как изначально неонацистская НДП Германии, французские «Комитеты Жанны» (созданы Жан Мари Ле Пеном после разрыва с дочерью), испанские «национал-демократы» фалангистского призыва, чешская Рабочая партия социальной справедливости (РПСС). Лидер РПСС Томаш Вандас, в молодости сантехник, дублирует Котлебу в соседней республике.

Мотором этой компании выступает словацкая партия Котлебы. Единственная в Альянсе, она способна вести свою игру на уровне Европарламента. Что это будет за игра, мы скоро увидим. Хотя и сейчас нетрудно догадаться.

Роман Рудин, специально для «В кризис.ру»

Анализ

в Мире

Общество

У партнёров