protegonКитайский Майдан в Гонконге отметил первую неделю. Как говорил Мао Цзэдун к 150-летию Великой Французской революции: «Рано делать выводы». Кроме двух. Первый: нет такой государственной мощи, с какой нельзя померяться силой, нет такой стабильности, какую не стоило бы нарушить. Второй: конспирологи неисправимы, они неспособны увидеть ничего, кроме забугорных происков, нарисованных собственным воображением. Дискутировать с ними не стоит, это только отвлекает от дела. Как говорит молодёжь в Интернете: «Не кормите тролля».

Город Гонконг, или район Сянган – это САР Китая. Специальный административный район КНР, территория особого статуса. $35-40 тысяч среднедушевого ВВП, в зависимости от методики подсчёта (в КНР – около $6 тысяч, в России – $14-15 тысяч). Третий после Нью-Йорка и Лондона мировой финансовый центр. Крупнейший транспортно-коммуникационный узел. Кит современной индустрии услуг. Очаг высокотехнологичной промышленности, обслуживающей производство знаний. Мощный конгломерат всемироно известных строительных компаний.

Уже четверть века назад Гонконг причислялся к «азиатским тиграм», наряду с Южной Кореей, Сингапуром и Тайванем. А полвека назад это был колониальный город трущобной нищеты, мафиозных «триад» и сильного маоистского подполья. Для экономического рывка здесь не устанавливалась диктатура, подобная Пак Чжон Хи, Ли Куан Ю или Чан Кайши. Британская колония – британское законодательство заодно с британским образованием. Гонконг превратился в единственный канал связи Западного (и не только) мира с закрывшимся колоссом КНР. Это дало первотолчок хозяйственному развитию. А потом в Китае подоспели реформы Дэн Сяопина. Китайский и гонконгский локомотивы тянули друг друга, набирая ход.

В 1984 году была подписана британо-китайская декларация с согласованным сроком передачи Гонконга под юрисдикцию КНР. Дэн Сяопин и Маргарет Тэтчер определились так: Гонконг становится частью Китая в 1997-м, после чего до 2047-го действует принцип «одна страна – две системы». А потом?..

«Ни на грош не верю этой формуле, на которой старый гном прикупил железную тётку, – писал диссидент Василий Аксёнов, автор «Острова Крым». – Система одна и та же, всё тот же коммунизм-сталинизм-маоизм, давивший танками студентов на Тяньаньмэнь. – Для красных праздник не будет праздником, если в первую же ночь в Гонконг не вползёт общекитайский страх. Они уже заменили свободно избранное народное собрание синклитом назначенных в Пекине коллаборационистов. Они уже вводят в прекрасный город своих вооружённых роботов. Они иначе не могут. Прощай, Гонконг!»

В Гонконге выходит независимая пресса, суды сохранили британские привычки, легально ведутся политические дискуссии, но всем этим вольностям и отмерен срок до 2047 года

В самом деле, о какой системе речь? Если об экономической, то, конечно, в Гонконге высочайшая степень предпринимательской свободы, несравнимая с КНР. В прошлом году Bloomberg определил Гонконг как лучшее на планете место для бизнеса. Но ведь и в Китае давно построен капитализм под руководством коммунистов (да ещё какой, без профсоюзов и забастовок). Вряд ли речь об этом. Скорее различие систем в том, что в Гонконге выходит независимая пресса, суды сохранили британские привычки, легально ведутся политические дискуссии и вообще политика не сводится к партийным служебным перемещениям, закулисным разборкам и показательным процессам. Но поскольку властные структуры для Гонконга формируются в Пекине, всем этим вольностям и отмерен срок до 2047 года. Не так долго, если вдуматься – со дня воссоединения прошла уже половина этого времени. Китайцев Гонконга, привычных к иному, это совершенно не устраивает.

И они стали действовать на упреждение, устроив массовые беспорядки. При этом совершенно не учитывая интересов США, где тут же отметилось основательное проседание финансовых и фондовых рынков. Ведь осложнения в Китае – торговом партнёре и политическом стабилизаторе – последнее, в чём заинтересованы американское государство и американский капитал.

okygonq22 сентября в городском парке Тамар началось студенческое движение Occupy Central. Название недвусмысленно указывает мишень: центральный район Гонконга есть средоточие административных и финансовых учреждений. Студенты возмутились постановлением Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей (формально парламентский орган, реально инстанция для огласки решений ЦК КПК и Госсовета КНР), принятым в конце августа. Центральные власти даже формально лишили жителей Гонконга право свободного выбора главы администрации. Только – из двух-трёх кандидатур, утверждённых в Пекине.

Какие пустяки, не правда ли? Кто ради этого будет тратить время и тем более рисковать? Ведь не мы же! Значит, всё движение инспирировали американцы (чтобы обрушить свои рынки). Надо заметить, дипломатическое ведомство Пекина с удовольствием поддерживает именно такую версию событий. Официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин уже строго отчитала «иностранных покровителей незаконных движений».

Первоначально мирная манифестация превратилась в боевое движение после того, как власти начали устанавливать мир и спокойствие на улицах Гонконга. Произошли столкновения демонстрантов с полицией, был применён слезоточивый газ. Протесты тем временем кругами расходятся по городу

Как всегда в таких случаях, первоначально мирная манифестация превратилась в боевое движение после того, как власти начали устанавливать мир и спокойствие на улицах Гонконга. Выдвинувшийся в лидеры университетский профессор права Бенни Тай призвал не расходиться, пока избирательное законодательство не будет приведено к демократическим стандартам. Произошли столкновения демонстрантов с полицией, был применён слезоточивый газ. По разным данным, от 20 до 40 человек попали в больницы. Среди них и несколько полицейских. Возводятся баррикады, демонстранты оснащаются респираторами для химзащиты и вооружаются газовыми баллончиками для контратак.

Протесты тем временем кругами расходятся по городу, стихийные митинги и шествия отмечаются не только в Сентрале, который «Оккупай». Манифестантов единовременно уже до 10 тысяч, речь пошла об Occupy Hong Kong. Участники акций требуют демократических выборов в 2017 году. А такие выборы в Китае – это действительно «одна страна, две системы». То есть нечто невозможное.

kitazabВчера власти сделали креативный ход – отозвали с улиц спецназ и уменьшили концентрацию обычной полиции. «Спокойствие в основном восстановлено», – говорилось в официальном заявлении местного правительства. Заблокирован Интернет-сервис фотообмена Instagram. Офисы Сентрала остаются закрыты. Одновременно глава администрации САР (главный министр) Лян Чжэньин вновь потребовал от демонстрантов освободить «оккупированный» центр города. При этом следует отметить, что персональный рейтинг главного министра стабильно низок. Лян Чжэньин считается абсолютно пропекинским политиком. Защиту гонконгских интересов он понимает как лояльное служение руководству КПК. Надо сказать, это обеспечивает преференции гонконгской деловой элите, к которой принадлежит и сам Лян, видный инвестор в недвижимость. Вообще крупный бизнес Гонконга, как и следовало ожидать, стал оплотом компартии в регионе.

25 лет назад студенты и рабочие Пекина не требовали свободных выборов. Они призывали лишь к гласности и борьбе с коррупцией. Площадь Тяньаньмэнь была залита их кровью. Тогда решение принимали политики традиционной коммунистической закваски, привычные к массовым убийствам. Зато теперь решать предстоит тем, у кого перед глазами опыт Каддафи и Януковича.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

У партнёров