Уходящий 2019 год запомнится волной массовых социальных протестов в разных странах мира. На минувшей неделе, 5 декабря эстафету приняла страна классических европейских революций. Во Франции уже более года не стихает движение «жёлтых жилетов». Как и в 1995 году, французы снова бастуют против очередной пенсионной реформы. Возможно, впервые за полвека режим «Пятой Республики» столкнётся с кризисом, сравнимым с «Красным маем-1968».Минимальная зарплата во Франции — около 1300 евро «чистыми». Средняя пенсия — около 1400 евро. Пенсия работников частного сектора зависит от самых высокооплачиваемых 25 лет. Пенсия госслужащих — от зарплаты последних шести месяцев. В стране действуют 42 разных пенсионных программы, которые президент Эмманюэль Макрон и премьер-министр Эдуар Филипп считают слишком сложными и дорогостоящими.

Взамен власти предлагают ввести с 2025 года единые правила начисления пенсии, «универсальную пенсионную систему» — баллы за каждый отработанный день. Тогда лишатся пенсионных привилегий моряки, юристы, машинисты, контролёры, почтальоны, водители автобусов и даже артисты оперы. Льготы сохранят только за военными, полицейскими и пожарными. За последние 10 лет пенсионный возраст в стране повысился с 60 до 62 лет. При введении баллов за «трудодни», чтобы заслужить полноценную пенсию, французам придётся пахать минимум до 64 лет. Реформа затронет интересы 18 миллионов человек.

Правительство намерено внести свой проект в парламент в начале 2020 года. Но с 5 часов вечера (по парижскому времени) 5 декабря в стране началась общенациональная забастовка, которую согласно одному из опросов общественного мнения поддерживает почти 70% населения, особенно молодёжь 18―34 лет. Многие готовы бастовать до Рождества 25 декабря.

По данным МВД, на 250 демонстраций вышли 806 тысяч человек (в Париже 65 тысяч). Это в 2,5 раза больше, чем во время крупнейшей акции «жёлтых жилетов» 17 ноября 2018 года. Однако организаторы заявляют о 1,5 млн забастовщиков, включая 250 тысяч в столице.Протест поддержали Независимая демократическая организация лицеистов (FIDL), Национальное движение лицеистов (MNL), Национальный союз лицеистов (UNL), Национальный союз студентов Франции (UNEF). А также более 30 отраслевых профсоюзов и пять профобъединений: Всеобщая конфедерация труда (ВКТ — CGT), «Рабочая Сила» («Форс Увриер», Force Ouvriere, FO), «Солидарность» (Solidaires), Единая федерация профсоюзов (ЕФП — FSU), «беловоротничковая» Французская конфедерация менеджмента — генеральная конфедерация исполнительных работников (CFE-CGC). На межпрофсоюзных переговорах решено продолжать акцию минимум до 10 декабря.

«Эта борьба касается всех, независимо от их бизнеса, профессии или профессиональной категории, потому что уход на пенсию – это дело каждого!», — отмечается в заявлении ВКТ, исторически связанной с компартией, Профинтерном и Всемирной федерацией профсоюзов. «Нам нужно остановить экономику. Люди рвутся в бой», — цитирует агентство Рейтер слова одного из лидеров «Форс Увриер» Кристиана Гролье. Генсек этого профцентра Ив Верье заявил о «массовой и беспрецедентной мобилизации». Профлидеры уверены, что «в результате забастовки в долгосрочной перспективе победа будет достигнута». Ориентированная на соцпартию «Форс Увриер» была создана в 1947 году как альтернатива ВКТ. По некоторым сведениям, в 1980-е она даже поддерживалась администрацией Рональда Рейгана через «Национальный фонд за демократию».

По инициативе левого журнала Regards «тех, кто сражается» поддержали 180 интеллектуалов и мэтров французской культуры. Их открытое письмо против «неолиберального и авторитарного» правительства опубликовала газета Le Monde. В подглавке «Франция, которую мы хотим» говорится про распределение богатств и властных полномочий, профессиональную и социальную защиту для всех и каждого в течение всей жизни. Среди подписантов — автор бестселлера «Капитал в XXIвеке», экономист Тома Пикетти.Бастуют медики, учителя, железнодорожники, авиадиспетчеры, докеры, энергетики, мусорщики, пожарные. И даже судьи и полицейские. Например, на полицейском участке в Байоне стражи порядка вывесили транспарант «Мы привязаны к нашей полиции». В Марселе пожарные устроили лежачую забастовку на асфальте. Не работают 300 из 652 начальных школ Парижа. Адвокаты объявили 5 декабря «мёртвый день для правосудия». Правда, от городских протестов дистанцировались фермеры, хотя у них пенсии из самых низких.

Как и Лувр, закрыта для посещений Эйфелева башня: «нет достаточного количества персонала». По информации государственного железнодорожного монополиста SNCF, работают лишь 10% скоростных и 30% региональных поездов. Оператор Евротоннеля через Ла-Манш, компания Eurostar сократила расписание поездов до вторника 10 декабря. Отменены 30% внутренних рейсов компании Air France и более 200 рейсов EasyJet.

Парижский транспортный оператор RATRпродлил забастовку до понедельника 9 декабря. Не работают 11 из 16 линий парижского метро. Добраться из пригорода в центр стало практически невозможно. По данным Le Monde, пробки на окраинах Парижа утром 6 декабря растянулись на 350 километров. Работники метрополитена уже бастовали в сентябре. Тогда парижане добирались до работы на велосипедах и самокатах.

В Париже развёрнуты 6 тысяч сотрудников полиции. Для сравнения — в забастовке 2 октября участвовали 27 тысяч полицейских. Власти запретили митинговать на Елисейских полях, перед Матиньонским дворцом (резиденция премьера), зданием парламента, собором Нотр-Дам и полицейскими участками. К полудню 6 декабря полиция столицы задержала 18 человек для допроса и провела 3119 «профилактических проверок». В официальном обращении правительства в Твиттер сказано: «Будьте осторожны во время демонстраций, ваша безопасность – наш приоритет».

Сторонний наблюдатель может подумать, что французов вдохновил пример ноябрьской «Национальной стачки» в Колумбии, где президент Иван Дуке почти сразу инициировал «социальный диалог» и открестился от планов пенсионной реформы под видом приватизации пенсионного фонда Colpensiones. Колумбийские власти даже расследуют инциденты с неправомерным применением силы со стороны полиции и ESMAD (колумбийский ОМОН).

Но во Франции свои давние традиции классовой борьбы. Сегодняшние французские пенсионеры — очевидцы, а то и ветераны 10-миллионной всеобщей стачки во время «Красного мая-1968». Многие в ноябре-декабре 1995 года участвовали в трёхнедельной забастовке против «плана Жюппе» — проекта пенсионной реформы по повышению трудового стажа работников госсектора с 37,5 до 40 лет. Провал неоголлисткого правительства Алена Жюппе привёл к победе Французской соцпартии на парламентских выборах-1997. Президенту-голлисту Жаку Шираку пришлось сосуществовать с левым коалиционным правительством, в которое впервые с 1947 года входили коммунисты.

Сейчас экс-голлист Жюппе заседает в Конституционном совете, куда его пристроил экс-социалист Макрон. Беспартийный премьер Эдуар Филипп — в прошлом тоже социалист, но ещё в 2000-е сделал политическую карьеру под крылом Жюппе, в рядах голлистского Союза за народное движение (ныне партия «Республиканцы»).«Я полон решимости довести реформу до конца и очень хочу это сделать, уважая людей и реагируя на их беспокойство», – сказал Филипп в интервью для газеты Le Journal du Dimanche. А в выступлении по ТВ подчеркнул: «логика моих действий не будет строиться на конфронтации». Также он обещал, что ровно в полдень 11 декабря представит согражданам «чёткие контуры» мер по созданию «более солидной и более справедливой» пенсионной системы.

В прессу уже просочились «утечки» о готовности смягчить условия пенсионной реформы, отложить её старт на несколько лет. Или оградить от неё граждан, родившихся с 1963 по 1973 годы. Сам Филипп родился в 1970-м. Самый молодой из 25 французских президентов, Макрон – в 1977-м.

Демарши премьера Филиппа похожи на дежавю. Ровно год назад, 10 декабря 2018 года, президент Макрон также в прямом эфире обратился к нации. Для проформы он обрушился на неких «оппортунистов», практикующих «насилие ради насилия», чтобы «опрокинуть Республику с помощью беспорядка и анархии». Также он признал свои ошибки и просчёты, и что действия правительства Филиппа не соответствуют «уровню негодования народа». Но при этом отметил, что «структурные проблемы» в стране копились последние 40 лет. Дабы успокоить народное недовольство, с 1 января 2019 года минимальная зарплата была повышена на 100 евро.

Хотя французские верхи ещё могут по-старому, низы уже давно не хотят. Франция — эпицентр общеевропейских социальных сдвигов и взрывов, революционных кризисов и последующих циклов постреволюционной стабилизации и трансформации. Наша современность началась со штурма Бастилии 14 июля 1789 года. По иронии судьбы, вступая в предвыборную гонку, будущий президент Макрон издал бестселлер «Революция».

Французы умеют работать и зарабатывать. И также умеют бунтовать и бастовать, чтобы отстоять свои законные социально-трудовые права. Памятуя уроки 1968 и 1995 годов, фраза «можем повторить» во Франции имеет другой смысл и контекст, не вызывает иронии и сарказма. Русский, внимательнее вглядись в французов.

Ион Брынзару, специально для «В кризис.ру»

в Мире

У партнёров