Похоже, Петербург в наступившем году несколько выпадет из общероссийского тренда. Предполагается, что 2020 будет годом памяти и славы, так приказал Путин. Но, судя по началу первой же рабочей недели, на невских берегах весь год пройдёт под знаменем борьбы за экологию.

В конце прошедшего года, 18 декабря 2019, Госдума приняла в третьем чтении законопроект о новых правилах переработки и утилизации мусора. Согласно новому закону вся переработка российского мусора в ближайшие годы должна превратиться в его сжигание. Во исполнение этого судьбоносного решения, Смольный санкционировал строительство сразу аж четырёх мусоросжигательных заводов. Одного ― на границе Ломоносова и Петергофа, другого ― в посёлке Левашово и сразу двух ― в Колпинском районе (посёлки Сапёрный и Петро-Славянка).

Первой на экологическую вахту против этого решения заступила коммунистка Ирина Комолова. На субботнем митинге в Петергофе она пламенно заклеймила власть за «полное отсутствие информации» о планах строительства мусоросжигательного завода в Петродворцовом районе. На следующий день, в воскресенье, против этого же завода вышли митинговать жители Ломоносова. В это же время на Выборгском шоссе активисты движения «Молодой Петербург» выстроились в респираторах с одиночными пикетами против МСЗ в Левашово. Сегодня в бой ринулась тяжёлая артиллерия ― член партии «Единая Россия», депутат Закса Елена Киселёва. На митинги и пикеты она размениваться не стала, но начала бомбить Беглова требованиями не допускать строительства заводов в Колпино. Для пущей надёжности, дабы губернатор не съехал с ответа, она разместила своё послание «ВКонтакте». Теперь любой избиратель может убедиться в её гражданской горячности.

«Мы против МСЗ, мы за переработку», «Нам здесь ещё жить», «Здесь так красиво. Я перестаю дышать», гласили плакаты в руках неорганизованных протестующих. Все их наивные опасения сводились к тому, что мусор не будут утилизировать, а сразу сунут в печь. Киселёва же посмотрела сразу в корень ― сомнений в том, что всё привезённое с городских помоек сожгут, не сортируя, у неё нет. Главная забота лишь о том, что «на территории района (Колпинского ― ред.), площадь которого составляет лишь 7,2% от общей городской площади, планируется разместить 50% мусороперерабатывающих комплексов Санкт-Петербурга». То есть претензии сводятся лишь к тому, что воздух будет испорчен в её родном Колпино. А в другом месте ― пожалуйста?

Вообще говоря, для слаборазвитой ― во всяком случае, в экологическом плане ― страны решение о строительстве МСЗ закономерное. И единственное. Поскольку все остальные способы либо уж совсем варварские, либо недоступны технологически. Допотопный метод складирования отходов на открытых свалках, который сегодня является главным на территории РФ, в некоторых странах, например, Швейцарии, полностью запрещён. Это, впрочем, не мешает «высокоцивилизованным» странам использовать в качестве мусорных полигонов, например, для радиоактивных отходов, бескрайние просторы Африки. Но об этом предпочитают молчать.

В РФ тоже хватает простора на то, чтобы рассредоточить помойки по всей территории. И даже странно, что «мусорная реформа» всё-таки началась. Правда, главным её достижением стало повышение тарифов на вывоз мусора. Собственно это пока и всё. Поскольку строительство мусорных полигонов вовсе не прекратилось. Просто теперь оно идёт под маркой «экотехнопарк». Как в Шиесе. Где, впрочем, усилиями активистов-партизан оно на время приостановлено. Даже получено решение арбитражного суда о сносе некоторых построек этого «экотехнопарка». Радоваться, конечно, пока рано. У ООО «Технопарк», которое строит «высокотехнологичную» помойку ещё есть возможность оспорить это решение. Но дело не только в этом. Даже, если стройка полигона в Шиесе будет полностью ликвидирована, её перенесут в другое место. И не факт, что там найдутся столь же твёрдые борцы за чистоту.

Впрочем, экоактивисты Шиеса вовсе не собираются прекращать борьбу и готовы делиться опытом со всеми желающими. Сейчас они консультируют противников мусоросжигательного завода в Казани. Там сейчас набирает обороты так называемый «Шиес-2». Протесты длятся уже третий год, общественное движение собрало более 12 тысяч участников. Требующих не сжигания мусора, а его раздельного сбора и дальнейшей утилизации. То есть «цивилизованного подхода» к помойной проблеме.

Оно бы и правильно. Но для того, чтобы приблизиться к идеалу стопроцентной утилизации требуется по крайней мере относительная экологическая грамотность и хоть небольшое усилие со стороны населения.

Мусоропереработка может быть, пусть даже только отчасти, безопасной, только при поголовном раздельном сборе мусора. Этого не очень сложно добиться в законопослушной Европе. Добросовестные швейцарцы, например, сортируют свой мусор по полусотне категорий. Каждый вид отходов ― в свой пакет, каждый пакет ― в свой контейнер. Самые экологически продвинутые шведы утилизируют 99% своих отходов. В Германии в каждой квартире имеется по меньшей мере два помойных ведра ― для органических и неорганических отходов. А в каждом дворе ― две помойки ― для тех же целей. Нарушители нещадно штрафуются. Производители и продавцы обязаны принимать использованную тару. Причём стоимость этой тары возвращают, если своевременно сдать её в положенном месте. В результате 15% сырья, которое использует немецкая промышленность, получено благодаря утилизации.

Это не говоря о трудолюбивых японцах, которые, похоже, половину свободного времени тратят на сортировку мусора. Или сингапурцев, которые свозят на мусорные полигоны не более 2% отходов. Да что там говорить, даже безбашенные французы перерабатывают 42% своих отходов, остальное хоронят всего на 230 мусорных полигонах и сжигают на 128 мусоросжигательных заводах.

Да, мусор сжигают все. С разной степенью фильтрации. И разной степенью эффективности. В Швеции почти половина мусора идёт на производство энергии. Три десятка швейцарских мусоросжигательных заводов с радостью принимают и готовы платить за заграничный мусор. Тоже ради переработки в энергию. В Японии этим же занимается 358 заводов (два десятка из них ― в городской черте Токио), при этом вредные выбросы в атмосферу не превышают 10%.

Всё это очень красиво и действительно безопасно. Но требует вложения огромных средств. Причём, не факт, что они непременно будут окупаться. Разве что здоровьем будущих поколений. А денег в РФ давно уже нет. Не только лишних, которые можно инвестировать в будущие, но даже и на самое необходимое поколению ныне живущему (по крайней мере, большинству людей этого поколения). Зато ресурсов, в том числе, энергетических, пока ещё достаточно. То есть использовать мусоросжигательные заводы для энергоснабжения особой необходимости нет. И таким образом, нет стимула к технологическому развитию, бросай себе в топку, что под руку подвернулось, и пускай дымом в трубу. Буквально.

В результате в ближайшие годы на месте вонючих помойных гор, куч и кучек вырастут столь же вонючие трубы крематориев для мусора. Любого ― поскольку, как объяснил спецпредставитель президента по экологии Сергей Иванов, «если сжигать с выработкой нового продукта, то это переработка». Строго говоря, дым ― это тоже «продукт». Новый. Хотя и не первой необходимости. Но придраться не к чему.

Тем не менее, МСЗ ― это всё-таки шаг вперёд и небольшая, но всё-таки победа экоактивистов. Как и стойкая борьба в Шиесе. Более года жёсткого противостояния. Провокации, побои, аресты, суды, холод, бытовые неудобства не сломили поморов. Они добились того, чего хотели, пусть даже цель не была абсолютно благородна (Москва, тони в своём мусоре без нас). Сегодня экоборцы думают только о своих местных интересах, завтра ― подумают обо всей России. Начало положено.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

в Петербурге

У партнёров