В Судане свергнут Омар аль-Башир, бессменно правивший страной на протяжении тридцати лет. Министр обороны Авад бен Ауф заявил, что по его распоряжению диктатор арестован и помещён «в безопасное место». В стране введён режим чрезвычайного положения сроком на три месяца.

В стране начинается двухлетний переходный период для формирования правительства. В это время страной будет править временный совет, главой которого назначен Авад бен Ауф. Задержаны более сотни сторонников Башира. В том числе, премьер-министр Мохаммад Тахир Айла, лидер правящей партии Национальный конгресс Ахмед Харун, бывший министр обороны Абдель Рахим Мохамед Хуссейни и десятки высокопоставленных чиновников.

Народные протесты в Судане продолжались более четырёх месяцев и первоначально были вызваны повышением цен на хлеб. Однако вскоре зазвучали политические требования о смене режима.

Омар аль-Башир пришёл к власти в Судане в результате военного переворота в 30 июня 1989 года. Придя к власти, он запретил политические партии и свободу прессы, усилил политику исламизации страны. За 16 лет «священной войны» (всего она длилась 22 года ― с 1983 по 2005) против христианского населения Южного Судана убито почти полтора миллиона человек, ещё пять миллионов беженцев оказались практически в каменном веке.

Уже более десятилетия Башир считается международным преступником. 4 марта 2009 года впервые в истории Международный уголовный суд выдал ордер на арест действующего главы государства, обвинив Башира в преступлениях против человечности. Это, впрочем, совершенно не помешало ему свободно посещать другие страны, а главам государств ― принимать его. В 2017 году Башир посетил с официальным визитом Москву. Его принимали  президент Путин и премьер Медведев. Преступления башировского режима вовсе не помешали им обсуждать вопросы экономического сотрудничества. Поскольку, как объяснил путинский пресс-секретарь, «это законный президент». Не помешал режиму РФ любезно принимать диктатора и убийцу даже тот факт, что Башир активно поддерживал в 2011 году борьбу ливийского народа против «законного» Каддафи.

В Кремле и сейчас рассчитывают, что «ситуация в самое ближайшее время вернётся в конституционное русло». И «при любом исходе российско-суданские отношения будут константой во внешней политике Судана». Проще говоря, кто бы ни пришёл к власти, главное, чтобы нефть шла без перебоев.

По видимости, речь именно и только об этом. Главное богатство Судана ― нефть. Из-за неё длилась 22 года страшная гражданская война. Дело в том, что основные нефтяные запасы объединённого Судана находились на юге. Теперь они принадлежат независимому Южному Судану. Но не целиком. Экспорт южносуданской нефти идёт через порты северного Судана, имеющего выход к морю. За это Башир получал 60% всей выручки.

После освобождения Южного Судана от диктатуры Башира в 2011 году, Республика Судан потеряла три четверти нефтяных ресурсов. Сейчас эксплуатация месторождений «чёрного золота» составляет всего 15% экспорта. Но остались большие запасы золота обыкновенного (32% экспорта). Ради него в прошлом году в Судан тихо и, как казалось, незаметно, обосновались наёмники из так называемой ЧВК Вагнера. Которую прочно связывают с путинским поваром, миллиардером Евгением Пригожиным. Изначально ЧВК Вагнера якобы занималась охраной золотых приисков, которые разрабатывает связанная с Пригожиным компания «М Инвест». Соглашение о добыче золота было подписано в 2017-м. Аккурат во время встречи Медведева и Башира.

В нынешнем январе о наёмниках Вагнера сообщала Times. Это совпало с усилением народных протестов. В МИД РФ наличие наёмников в Судане отрицать не стали. Мария Захарова объявила, что там действительно работают российские спецы ― сотрудники частных компаний, не связанных с государством. Однако занимаются они вовсе не охраной пригожинских копей, а подготовкой кадров для силовых структур Башира.

Times утверждает, что этими обучающими услугами Пригожин расплачивается за право на добычу полезных ископаемых. Вроде бы логично. Но не всегда тоталитарные режимы действуют, сообразуясь с логикой. Чаще ― наоборот. Конечно, путинскому режиму до тоталитаризма ещё очень далеко, он вряд ли достижим в современной России. Однако любая, даже самая слабая, авторитарная власть склонна к преувеличению своих возможностей. А уж что касается амбиций…

Начиная с первых «цветных» революций путинская РФ последовательно поддерживает все одиозные режимы мира, считая их родственными себе. Это не только Сирия, Судан, Ливия, Ангола, Зимбабве, Центральноафриканская Республика. С таким же упорством (и даже ущербом для себя) власть РФ защищает режимы товарищей Ына, Ортеги, Мадуро. Причём экономические интересы играют в этом далеко не главную роль. На первом месте ― идейное сродство. Даже если поначалу оно и не бросается в глаза.

Собственно, это почти что подтвердило Федеральное агентство новостей. Которое, как и ЧВК Вагнера считают структурой Пригожина. Едва в Судане начались протесты, ФАН опубликовало комментарий некоего профессора Кошкина. По словам Кошкина, Омар аль-Башир хорош для власти РФ уже тем, что «готов выстраивать отношения с официальным Дамаском» ― таких желающих в мире не много. И, разумеется, профессор не забыл добавить, что в суданской «цветной революции» виноваты США, мечтающие о сносе режима, дружественного РФ. Трюизм «каждый мыслит в меру своей испорченности» в данном случае вполне уместен: путинскому агитпропу непредставимо, что народ, три десятилетия проживший в условиях диктатуры, способен собственными силами эту диктатуру свалить. Ведь на её стороне все карательные силы режима.

Мирные протесты в Судане начались в декабре 2018 года, их сразу же начали жёстко подавлять, погибли десятки человек, сотни были ранены, тысячи попали в застенки. Карателям было дано право бесконтрольно проводить обыски, останавливать на улицах людей и транспорт, арестовывать всех подозреваемых в нелояльности к Баширу и конфисковать их имущество, подвергать женщин телесным наказаниям по законам шариата. Однако протесты не утихали. И тогда к ним присоединилась армия. Это решило всё.

Бен Ауф, обращаясь к суданскому народу призвал «всех, у кого есть оружие и вооруженные группировки, присоединиться к родине и внести вклад в её строительство», чтобы обеспечить мирную жизнь гражданам страны. Это означает доверие и готовность сотрудничать с теми, кто ради свободы решился взяться за оружие. Это ― не военный переворот, а победа гражданского общества. Которого, кажется, и быть не могло после тридцатилетнего тоталитарного гнёта.

«Как раз тогда, когда мы полностью побеждаем, жизнь вдруг поднимает голову», ― сокрушался Первый министр в знаменитой пьесе Шварца. А ведь так происходит всегда.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

в Мире

Общество