— так называлась выставка эпатажа в рассказе Аркадия Аверченко «Крыса на подносе». Текущий информпоток и общественный настрой создают сходное ощущение. Навальный в коме, Жуков в крови. Очередное державное бряцание по случаю Дня знаний. Беспомощное ожидание анонсированной экспедиции в Беларусь. «Безнадёга. Торможение в полный рост. Происходящее уже почти не вызывает никаких позывов к действию», – сообщает яркий оппозиционный автор. Это-то мы видим. И что? К кому и какие претензии после такого признания?

Действуют другие. Как бы губернатор Хабаровского края Дегтярёв решился на первое резкое движение. Уволил замначальника лесного управления краевой администрации. Отнюдь не за потворство экспансии китайских пилорам в региональную лесопромышленную отрасль (на которую, кстати, пусть сдержанно, но всё же намекал арестованный Сергей Фургал). Экс-чиновнику Андрею Петрову вменяется куда худшее. «Чудик начал призывать к отделению нашего края от России. Что в голове у человека?» – возмущается Дегтярёв.

Речь идёт о недавнем видеообращении Петрова. Естественно, ни о каком «отделении от России» он не говорил. Сказал другое: «Москва нас не слышит. Отделилась от нас стеной. Уже месяц народ выходит в дождь, в ветер, с детьми. И никто нас не видит. Центральные телеканалы показывают Сирию, Европу, Америку, но не Хабаровск». Петров потребовал доказательств вины народного губернатора Фургала и честного суда в Хабаровске. Списания долгов, набранных предшественником Фургала губернатором Шпортом. Компенсации краю в 100 млрд рублей за произвол с арестом Фургала.

Если же – что более чем вероятно – всё это так же проигнорится, как массовые марши хабаровчан, Петров предложил собрать народный сход. И провозгласить Хабаровскую демократическую республику. Со своими законами, парламентом и президентом. Есть даже предложение по замещению президентской должности: популярный в регионе политик Сергей Фургал. Денег в Москву больше не платить, олигархов из Хабаровска выгнать.

При этом Петров подчёркивал: задуманная ХДР будет республикой в составе РФ. Как Якутия или Татарстан (странно, что не привёл в пример Чечню). Просто поднять регион в статусе. А то вся беда в том, что Путину «не докладывают» о бедствиях народных – вот президент Фургал и доложит. Отметил Петров, что голосовал за путинские поправки в Конституцию. И даже по поводу дегтярёвского выступления полагает Петров, что присланный Путиным начальник края «не смотрел ролик». Дегтярёву тоже уже не докладывают.

Выразиться лояльнее и верноподданнее было сложновато. И власти, несомненно, отдали ему должное и вознаградила за лояльность. Андрей Петров всего лишь отправлен в отставку с чиновной должности и назван на прощание чудиком. Хотя легко могли бы привлечь по статье 280.1 УК РФ: «Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации». Это до четырёх лет вообще-то. А если с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, так и до пяти.

Акции в Хабаровске продолжаются, временами над ними развевается бело-зелёный флаг Сибирской республики 1918 года. Но движение явно не на подъёме. Риторика Дегтярёва недаром ужесточилась. Вся ставка сделана на выдыхание протеста. Союзник властей – дождь, а там, глядишь, подоспеют и холода. Кстати, именно на зиму рассчитывало на рубеже 1919/1920-го колчаковское командование – должны же красные в такой мороз остановиться. Оказалось, должны да не обязаны. Большевистское наступление не прекратилось. Это был серьёзный просчёт. Белые каппелевцы, впрочем, тоже посадили врага на колпак, боями в любую погоду. Так что рано делать выводы.

Регионалисты, записываемые в сепаратисты, рассматриваются теперь режимом как опасный политический фактор. Тому есть объяснения. Социально-экономическая ситуация явно движется к разносу. В таких обстоятельствах объективно повышается роль местных общностей. Совсем не обязательно национальных. В любом случае, спайка земляков становится прочнее и надёжнее кремлёвской вертикали. Регионы с неизбежностью выдвинут свой популистский актив, по России встанут десятки и сотни, если не тысячи Фургалов. Такие перспективы режим, озабоченный самосохранением, пока ещё в состоянии просчитать. И заблаговременно принимает меры.

Другой реальный страх создают теневые сообщества. С их навыками внеправового жизнеобеспечения. Альтернативного номенклатурным порядкам. Собственно говоря, сам характер преследования Фургала многое на этот счёт объясняет. Равно как обвинения Анатолию Быкову в Красноярске. Или уже тринадцатилетнее дело Владимира Кумарина-Барсукова в Петербурге. Которое вот-вот должно выйти на новый, уже политический виток. В том же ряду думские инициативы по демонстративному ужесточению порядков в местах заключения. Наконец, вызывающий юридическую оторопь запрет «экстремистского» АУЕ, вокруг которого тоже отмечался – в жутких извращённых формах – призрак альтернативной общественной консолидации.

В такое уж состояние приведена российская политика. Таковы остаются социальные группы, не поражённые безнадёгой-торможением. Слишком долго длилась стабильность. Всех прочих с той или иной мерой успеха закатали под асфальт.

Третий фактор риска для режима – определённые политические группы. Повышено радикальной идеологии. Которая далеко не всегда отражается в их практике, но хотя бы теоретически содержит потенциал. Национал-демократы, акцентирующие русский патриотизм в антиимперском контексте. Социал-популисты, продолжающие вековую традицию русской воли. Под чёрно-зелёными флагами Тамбовского восстания. Закономерным образом видим мы запрещение КНС и преследование АНС. А если шире – стратегическую доктрину тотальной полицейской идеократии, оглашённую устами Патрушева.

Оппозиция же более традиционная, «привычная» и организованно структурированная – жёстко деморализована серией режимных ударов, нанесённых после 1 июля. Она ведь по-прежнему не в состоянии усвоить, каково противостояние и каков противник. Действия, совершаемые режимом в порядке вещей, всякий раз оказываются шокирующе неожиданными. Люди словно играют в шахматы на татами. В том числе в преддверии электорального рубежа 13 сентября.

Выборы и вообще окончательно утратили значение. Но несколько жёстких мероприятий целенаправленно выключают оппозиционные центры. Алексей Навальный, по выводам военной медицины ФРГ, стал жертвой «Новичка». Его структура в высокой степени персонализирована, и ставка теперь, вероятно, делается на непоправимую дезорганизацию. Акциями с Егором Жуковым или Александром Виноградовым кое-кто предупреждает, что именно, наряду с курением, опасно для вашего здоровья. Трагическим аккордом стала смерть в «бытовом» замесе известного анархиста Алексея Сутуги. Сгущение насилия заставляет привыкнуть к себе. К новой конституционной реальности. И побуждает к выводам. Которые, впрочем, могут носить диаметрально противоположный характер.

Эффектным отсечением эпохи может стать интервенция в Беларусь для спасения лукашизма. Являющего собой ничто иное, как доведённый до гротескного завершения вариантом правящего режима РФ. Политико-пропагандистская подготовка проведена на совместной пресс-конференции министров иностранных дел РФ и РБ. Барабанный трезвон про «украинские экстремистские организации» (Лавров), про «избежание украинского сценария цветной революции» (Макей) – самые недвусмысленные сигналы.

Что означает упоминание Украины в подобном контексте – после Крыма и Донбасса не требуется объяснять даже самому наивному оппозиционеру. Не требуют напоминаний и последствия контрреволюционной агрессии против Украины для самой России. Страна до 2014-го и страна после разделены реально красной чертой. Красной во многих значениях. Во что превратит Россию бросок «резерва» в Беларусь… можно даже не гадать. Сталинский Союз и гитлеровский Рейх тоже по-своему эволюционировали.

…Герой романа «Трудно быть богом» размышляет об исторической драме страны, попавшей в исторический сбой небывалого средневекового фашизма: «Рано, слишком рано, на столетия раньше, чем можно, поднялась в Арканаре серая топь, она не встретит отпора». Сегодня мы видим, кажется, обратный вариант: примерно та же топь поднялась слишком поздно, на десятилетия позже, чем можно, когда социально-классовые силы, умеющие останавливать эту гнусь, уже шагнули в великое историческое прошлое. В этом, видимо, коренное объяснение того, что имеем сегодня. Но всё же. По концовке устроители «сумерек насущного» получили-таки по кумполу. Крысу с подноса вышвырнули.

Виктор Фролинский, специально для «В кризис.ру»

У партнёров