Этими словами приветствовал Анатолий Быков встречавших возле Свердловского районного суда Красноярска, где ему должны были избрать меру пресечения. Не берёмся трактовать, что хотел этим сказать авторитетный бизнесмен. Но получилось символично. Вся нынешняя российская ситуация аккурат укладывается в эти три слова.

Через несколько часов суд избрал Быкову меру пресечения: заключение под стражу до 4 июля. Защита готовит апелляцию. Сам Быков винит во всём губернатора Усса и начальника красноярского ГУ МВД Речицкого. Как обстоят дела на самом деле, остаётся пока гадать. Поскольку версий немало. Преобладают политические. И это вернее всего. Хотя Быкову инкриминируют организацию двойного убийства киллеров Наумова и Войтенко в 1994 году.

Срок давности по этому делу давно вышел. Но российское правосудие вершится, невзирая ни на какие сроки. Около двух лет находится в СИЗО петербургский риэлтер Александр Ефимов, обвиняемый по ч.4 ст. 159 УК РФ (мошенничество организованной группой в особо крупном размере). Якобы совершённое в 2007 году. Другой петербуржец, пенсионер и инвалид I группы Владимир Барсуков (Кумарин) ожидает в кировском ЛИУ-12 суда, ещё не назначенного, но уже анонсированного следователями. По делу об убийстве в 2000 году предпринимателей Яна Гуревского и Владимира Позднякова. Оба были деловыми партнёрами Барсукова, а Поздняков ― ещё и личным другом. Однако следствие это вовсе не смущает. Как и то, что именно эти бизнесмены серьёзные имели разногласия с Константином Яковлевым. Известным как Костя Могила и представляющим в Северной столице интересы московских воров в законе. Которым очень сильно мешал как раз Кумарин-Барсуков.

Кстати, о ворах. Чуть менее года назад в Подмосковье задержан по делу об убийстве в 2012 году депутата Законодательного собрания Раменского района Татьяны Сидоровой и членов её семьи вор в законе Олег Шишканов (Шишкан). В этом случае, впрочем, сроки за рамки не выходили, но интересно другое. Новые факты открылись именно ― и только ― тогда, когда Шишкана избрали главным вором РФ. Произошло это избрание потому, что годом ранее надолго и прочно в колонии строгого режима обосновался предыдущий главвор Захарий Калашов (Шакро Молодой). Его признали виновным в вымогательстве с применением насилия ― знаменитая перестрелка на Рочдельской. В результате которой за решёткой оказались не только авторитетные воры, но и суровые охранители державы из Следственного комитета.

В общем, Быков ― не единственный, к кому через десятилетия тянется карающая рука закона. Тут главный вопрос в своевременности. Именно в этом году истекает для «Толи Быка» запрет избираться в парламенты. А впереди, как помнится, 2021 год ― выборы в Государственную Думу. Видеть Быкова своим кандидатом мечтают не только «Патриоты России», но и коммунисты РФ. Этакий тяжеловес ― не чета сталинисту Павлу Грудинину. За него ещё конкуренция предстояла бы. Наверняка даже с участием либералов. Хотя всё, что известно о Быкове, однозначно свидетельствует: реально авторитетный популист вёл бы свою игру. Что и напугало власти.

Впрочем, возможно, охранники режима поторопились. О каких выборах может идти речь, если даже величайшее путинское торжество ― Победа-75 ― под вопросом?

Да и под вопросом ли? Похоже уже обернулась бесславной капитуляцией. Которую Путин подписал конце апреля. Перенося официальную дату окончания Второй мировой войны со 2 сентября на 3-е. Но то, что удалось тирану Сталину, вовсе не обязательно может повторить мягкий социал-дарвинист Путин. Первый единым росчерком мог назначить День Победы на 9 мая вместо 8-го. Второму такой номер запросто не пройдёт. Понятное дело, что ручные сенаторы и депутаты тут же взяли под козырёк и аргументированно доказали, что «решающий вклад в завершение войны внесла победа Советского Союза над Японией в 1945 году». Но время для исторических изысканий выбрано не слишком удачно.

Всего за три недели до этого Путин во всеуслышание объявил, что сам победить не в состоянии. Он демонстративно устранился в самоизоляцию, предоставив выборным главам, губернаторам и прочим мэрам решать на местах проблему COVID-19.  Они и начали решать. Например, мэр далёкого сибирского Саянска просто забил на «нерабочие дни», разрешив малому бизнесу спокойно продолжать работу. Ещё сильнее впечатляет демарш целой республики ― Северной Осетии. Узнав о передвиге дня победы, глава республики Вячеслав Битаров жёстко объявил: никакого празднования 3 сентября он не допустит. «Нормальные люди, ― объяснил он, видимо, намекая на отличия президента, сенаторов и думцев от указанной категории, ― не только в Осетии, но и по всему миру, скорбят». И был абсолютно прав ― в этот день Россия и мир вспоминают трагедию Беслана. Мог бы помнить об этом и Путин, ещё полгода назад заявивший, что это его личная боль на всю жизнь.

В общем-то, да, прежняя жизнь действительно закончилась. Вряд ли после завершения пандемии (и ещё неизвестно, когда она завершится, врачи говорят разное) местные начальники откажутся от обретённых полномочий. Хотя бы даже в пределах города. Не говоря о целой республике. Даже небольшой и очень бедной. Как Северная Осетия. Которая вполне уже претендует стать генератором новой российской «движухи». Мало, что Владикавказ по сей день остаётся центром протеста против самоизоляции. Недовольны и местные бизнесмены. Причём не только «нерабочими днями». Совет предпринимателей Моздокского района потребовал от министра Лаврова уволить официального представителя МИД Марию Захарову. Не понравилось им оскорбление граждан России. Нанесённое захаровским разделением на богатых, от рождения наделённых правом путешествовать (как она сама), и бедных, которым надлежит сидеть дома ровно. «Мария Захарова, ― пишут возмущённые граждане, ― несёт персональную ответственность за оскорбления и устные посягательства на права и свободу граждан, так как они противоречат существующей политике руководства Российской Федерации, где права и Свобода граждан являются приоритетом». Свобода ― именно с большой буквы. То есть с полным пониманием значения этого слова.

Но это понимание, видимо, абсолютно недоступно тем, к кому обратились североосетинские бизнесмены. Точнее, доступно, и потому очень пугает. Практически одновременно с переносом 9 мая последовал отказ от традиционной амнистии для заключённых. «Президент никак не обозначил свою позицию по амнистии, но насколько мне известно, каких-либо официальных инициатив до сих пор на этот счёт не было», ― сообщил ни о чём обычно не осведомлённый путинский пресс-секретарь. И точно: глава думского комитета по законодательству Крашенинников объявил, что никаких «проработанных текстов» по этому поводу не было.

Вообще-то были ― их предлагали члены СПЧ и даже коммунисты. Последнюю ― очень скромную ― попытку амнистировать хоть кого-нибудь сделала думская фракция ЛДПР. Депутаты предложили простить штрафы, предусмотренные даже не УК РФ, а всего лишь ст. 58 КоАП (наложение административных взысканий при совершении нескольких правонарушений). Но и это Крашенинникову не понравилось. Какая несправедливость, заявил он, кто-то уже заплатил такой штраф, а кому-то не придётся платить.

И это снова возвращает к вопросу о свободе. Амнистии проводились каждые пять лет, начиная с празднования 50-летия Победы. Многие ждали с надеждой. Иногда даже получали. Теперь очевидно, что просто так свободу не дают. Не только томящимся в застенках. Но и остальным, заточённым в карантинном рабстве без возможности нормально работать, спокойно отдыхать, просто перемещаться по своему городу, своей стране и миру. На «Яндекс»-митинге этого не завоюешь. Но наши деды выстояли в великой войне, победили самого страшного врага в человеческой истории. Мы, их потомки, должны доказать, что можем повторить ― там, где действительно надо.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

У партнёров