Свобода на дне стакана

Существует стереотип о повальном пьянстве русского народа. Но за рубежом выпить тоже любят. Особенно в тех местах, где традиция бурного застолья имеет идеологическое обоснование. Одним из подобных мест является шведский лен Сконе, располагающийся на самом юге родины Астрид Линдгрен. Сегодня у жителей этого региона важный повод для того, чтобы от души накидаться. Каждый год здесь 4 июня проводится фестиваль в честь Дня Сконе.

Шведские реднеки

Народ в регионе проживает простой как песня. Близость к Дании обусловила тот факт, что местные жители считают себя не столько шведами, сколько датчанами. Собственно, в составе Дании Скания находилась немалую часть своей истории. Швеция приобрела данную провинцию в 1658 году.

Кстати, небольшой экскурс в историю. Войну, предшествовавшую данному событию, затеяла Дания. Шведский король Карл X Густав в это время воевал с Польшей и Россией, и его датский коллега Фредерик III на волне этой заварушки решил устроить небольшой «крымнаш». В результате Дания навсегда потеряла Сконе. Не надо лезть туда, куда не просят.

Жителей Скании шведские правители так и не смогли переделать. Их говор выделяют в особое наречие шведского языка, причём большинство лингвистов считают, что это вообще часть датского языка. С ними согласны активисты Партии Сконе, считающие свой язык восточно-датским.

Местные жители сильно отличаются от остальных шведов. По своим повадкам они больше напоминают американских реднеков, нежели солидных стокгольмских интеллектуалов. А ещё они не дураки заложить за воротник.

Нетрудно догадаться, как к подобному образу жизни относятся единомышленники Сталина и Брежнева. Дело даже не в пагубности этой привычки. СССР неплохо наваривался на алкогольных напитках, так что претензий предъявлять не мог. Трагедия в том, что, выпивая, жители Сконе не встают перед портретами коммунистических вождей, и это делает их досуг не просто безнравственным, а социально опасным.

Приобщение патриотов Сконе к «зелёному змию» сорок лет назад обернулось идеологической диверсией. 24 марта 1979-го местное «Движение Сконе» преобразовано в Партию Сконе, имеющую политические амбиции.

Основы

Основал данную структуру юрист и бизнесмен Карл Кристиан Питер Херслоу. Одно время он заправлял финансами в фирме «Trelleborg AB», производящей резину, причём сначала в Швеции, а затем в нидерландском Гронингене. Работая в Нидерландах, Херслоу прослышал о датской Партии прогресса, выступавшей за радикальное снижение налогов и уход государства из большинства сфер человеческой жизни. Руководитель этой партии Могенс Глиструп, будучи миллионером, не только теоретизировал, но и активно воплощал собственные идеи в жизнь. За неуплату налогов его однажды посадили, несмотря на депутатский статус. После ареста он, разумеется, вернулся в фолькетинг (датский парламент).

Вдохновлённый деятельностью Глиструпа, Херслоу в 1977-м присоединился к группе активистов, образовавших «Движение Сконе». Через два года оно официально стало партией. Вскоре выявились различия между учителем и учеником.

Прежде всего, Херслоу учёл ошибки Глиструпа. Тот официально не являлся председателем своей организации. Вроде как делайте что хотите. Херслоу же стал безоговорочным лидером Партии Сконе. Кроме того, новая структура имела сепаратистский характер. Изначально речь шла об автономии, но в 1980-е появилось требование о предоставлении региону независимости. Вдобавок к этому, Сконе мыслилась как республика, что вряд ли нравилось Глиструпу.

Присоединять Сконе к Дании активисты Партии Сконе не намеревались. Страна, конечно, хорошая, но три с половиной века разделения — существенный фактор. «Мы никогда не были датчанами и не стали шведами»,— эти слова сказаны Ульфом Нильссоном в 2016-го в ходе очередного празднования Дня Сконе. Активист добавил: «На мой взгляд, нет никаких сомнений, что наш народ сможет хорошо управлять собой, будучи участником ЕС и НАТО, в тесном сотрудничестве с нашими соседями: Данией, Швецией, Германией, Польшей и странами Балтии». Как видим, Дания уравнена со Швецией, хотя упомянута первой в списке. В этой цитате обнаруживается ещё одно важное отличие Партии Сконе от Партии прогресса. Если первая двумя руками за НАТО, то вторая, будучи пресыщена пребыванием в этой организации, уже в те времена выступала за выход из неё. Заодно и из ООН — нечего там делать. Херслоу с этим не согласен.

Два лидера оказались едины в главном — воинствующем антикоммунизме. Партию Глиструпа советская печать именовала самой реакционной в Дании, а Херслоу воспринимала как носителя «доведённых до абсурда» установок правых сил Швеции. Партия позаботилась о собственном радиовещании, и с 1982-го жители Сконе имеют возможность своими ушами слышать феерические рассказы Карла Херслоу. Заодно можно послушать музыку.

У Партии Сконе появилось собственное знамя, которое, по задумке, рано или поздно станет флагом Республики Сконе. Знамя похоже на флаг Швеции, только между жёлтым крестом и синей основой располагается белая прокладка. Что касается жёлтого креста, то он на четыре части разделён расположенным внутри него красным крестом. Получается, что красный крест, который символизирует Сконе, изнутри раздирает флаг Швеции, сея хаос и нестабильность.

Трэш и угар Холодной войны

Во главу угла местные патриоты поставили отношение к алкоголю. Либертарианская часть их программы предусматривает отмену государственной монополии на алкогольные напитки и увеличение их продаж. Существовала и социальная часть, которая предполагала бесплатный розлив водки для всех желающих. Херслоу лично занимался подобной благотворительностью. Он уважал традиции.

Дабы защитить местные обычаи, следовало позаботиться о нейтрализации тех, кому они не по нраву. Первым таким врагом мыслился Советский Союз. Поэтому Херслоу не только хотел сделать свой край частью НАТО, но и требовал разместить на Сконе американские ракеты.

В перерывах между бухлом Херслоу предлагал работать, дабы народ не деградировал. Партия Сконе предлагала ввести 10-часовой рабочий день, что не очень нравилось левым силам и позволяло им эффективно бороться против сепаратистов. Тем не менее, к середине 1980-х в активе организации состояли около четырёх тысяч человек. В пять муниципалитетов удалось избрать 11 своих кандидатов. Среди них был и Мальмё — центр Сконе. Здесь Партия Сконе получила 11500 голосов и, соответственно, пять мандатов, из-за чего социал-демократы впервые за 66 лет потеряли большинство в городском совете.

Между прочим, именно в те времена в СССР появилась группа «Коррозия металла», лидер которой Сергей Троицкий известен своей триадой «Трэш, угар и содомия». Последний пункт активистами Партии Сконе не приветствуется в силу консерватизма. Однако трэша и угара всегда хватало.

Когда пал железный занавес

В 1991 году Советский Союз прекратил существование. К власти в России пришёл Борис Ельцин — человек широкой души, не стеснявшийся выпивки. Казалось, Партия Сконе добилась своей цели. Можно было расслабиться и почивать на лаврах. Но не таков Херслоу. Настоящий боец всегда найдёт, с кем сражаться.

Противника долго искать не пришлось. В Европе уже тогда хватало мусульман, а в начале XXI века их количество в связи с известными событиями увеличилось. Партия Сконе всегда недолюбливала трезвенников, а учением пророка Мухаммеда предписан именно такой образ жизни.

В свою очередь, мусульманам не понравилось, как местные патриоты отмечают День Сконе. Да и лозунг партии им показался не очень удачным: «Верю в Сконе, а не в ислам! Ура!». Между двумя общинами возникло недопонимание.

Проблема оказалась шире, чем обычное столкновение культур. Несмотря на свой традиционализм, Херслоу полагает, что женщины и мужчины равны. Ислам, по его мнению, противоречит данной идее. Кроме того, лидер Партии Сконе считает ислам не только «заразной психосоциальной болезнью», но и «страшным суеверием». А как же наука? Как же атомные электростанции, строительство которых приветствует Херслоу? Впрочем, этот вопрос делает его противником не столько мусульман, сколько «зелёных».

В ходе предвыборной кампании 2010-го Херслоу разослал по разным адресам более 600 тысяч изображений тогдашней руководительницы социал-демократов Моны Салин в мусульманской одежде. К чести женщины, она заявила, что не собирается подавать в суд на Херслоу, но пообещала и дальше «бороться против расистских партий». Херслоу на это отвечает, что все люди перемешаны кровью, так что борьба за чистоту расы — удел недоумков. Лучше бороться за свою индивидуальность.

Когда на собрании Партии Сконе в марте 2011-го появился плакат с изображением обнажённого пророка Мухаммеда вместе с женой Айшей, это вызвало у мусульман ещё большее недоумение. Надпись на плакате гласила: «Ему 53, а ей девять. Это действительно такая свадьба, какую мы хотим видеть в Сконе?» Дело в том, что Айше, по некоторым данным, на момент свадьбы ещё не исполнилось десяти лет. Справедливости ради, в наше время подобные браки запрещены в исламе. А в VII веке в мире и не такое творилось. В любом случае, скандал разгорелся знатный. Херслоу предстал перед муниципальным судом Мальмё. Присяжные пришли к выводу, что демонстрация плаката не нарушает законы о свободе печати.

Нетрудно догадаться, что правые и ультраправые по всей Европе солидаризировались с Партией Сконе. Это не мешает Херслоу и другим лидерам организации иметь собственный взгляд на многие вещи, причём этот взгляд часто противоречит мнению закордонных единомышленников.

Как и прежде, Херслоу выступает за независимость Сконе и вступление в НАТО. Кроме того, он поддерживает ЕС, что делает Партию Сконе во многом уникальной. Напомним, что Швеция находится в составе данного союза с 1995-го. Херслоу считает, что выход из ЕС не решит проблему миграции. Наоборот, противостоять толпам чужаков можно лишь сообща, в составе единой Европы. Брекзит лишь подтвердил верность подобных размышлений.

В отличие от «восторженных розово-правых», Херслоу недолюбливает президента США Дональда Трампа. Он считает его популистом в плохом смысле: мол, апеллирует к низменным инстинктам. Самого себя Карл называет популистом в хорошем смысле: он прямо обращается к людям и не занимается гнилыми понтами. Кроме того, он убеждённый сторонник свободы личности.

Сорок лет в строю

Сейчас Карлу Херслоу 75 лет. Партия уже не так сильна, как прежде. Большинство электората забрали шведские демократы. В 2006-м Партия Сконе потеряла свои последние места в городском совете. Активных участников осталось, может быть, сто. Голосующих — на порядок больше. Но есть те, кому интересно «тусоваться» на мероприятиях организации. Они не верят в грядущую независимость региона, хотя им нравятся срывающие крышу алкопати. Иные воспринимают Херслоу как забавного фрика.

Сам он считает жителей Швеции слишком пассивными. Шведы, по его словам, не верят в исламизацию страны. Им кажется, что радикальный исламизм не победит, поскольку монархия, церковь и социал-демократия чудесным образом решат этот вопрос.

Однако это не так. Херслоу обращает внимание, что в главной больнице Мальмё свинину больше не продают — учитывают мнение мусульман. Перед входом в мечеть король разувается. Министр иностранных дел Маргот Вальстрём заявила, что «уважает ислам как мировую религию».

Херслоу подчёркивает, что его неприязнь направлена лишь в сторону доктрины ислама. Самих мусульман он считает попавшими в ловушку учения. Херслоу не стесняется говорить, что любит этих людей. В христианском смысле этого слова.

Исламизация не пугает патриотов края. Победили коммунизм — после такого уже ничего не страшно. Хотя современная бюрократия, может быть, даже похуже коммунистов. Те хотя бы не скрывали, что мечтают превратить Швецию в очередной колхозный рай. А эти гадят исподтишка, пытаясь под разными предлогами прикрыть радио Партии Сконе. Мол, по радио рекламируют алкоголь, неполиткорректно высказываются и ставят несогласованную музыку, то есть нарушают авторские права. Правда, в начале 2017-го радио закрылось по другой причине: «Денег нет» (Медведев). Через несколько недель деньги всё-таки нашлись, и радио возобновило вещание.

Лидер Партии Сконе верит, что рано или поздно его регион добьётся независимости. Решить этот вопрос он предлагает через референдум по шотландскому образцу. Несмотря на низкие электоральные перспективы Партии Сконе, регион самобытен и готов уйти в свободное плавание и стать республикой. Тем более что монарх уже не тот.

Сорок лет Карл Херслоу боролся за самоопределение Сконе. Похоже, он готов стоять за своё дело ещё столько же.

Праздник продолжается

«Ешь, пей, веселись, потому что завтра умрёшь. Один раз живёшь!». Эти слова, сказанные патриархом Кириллом, взяли на вооружение активисты Партии Сконе. И это не просто потакание желудку. Еда и выпивка понимаются как способы борьбы за своё наследие, за свои традиции.

Блюда из свинины и крепкие ликёры — вот что можно всегда найти на мероприятиях Партии Сконе. А мероприятия не ограничиваются празднованием Дня Сконе. Бывает, что активисты организации употребляют горячительные напитки в общественных местах. Это, разумеется, вызывает ответные действия со стороны полиции. Но патриоты знают: они на своей земле и имеют право следовать своим обычаям. Они никого не бьют и не насилуют.

Между прочим, соратники Херслоу уважает не только водку, но и вино, производимое в Южной Европе. Есть сведения, что виноделы этой части континента финансово поддерживают Партию Сконе. Вот она, общеевропейская солидарность.

В общем, праздник продолжается. А значит, продолжается и борьба. Против алкогольной монополии, государственной бюрократии и исламской доктрины. За ядерную энергетику и независимость Сконе. В конечном счёте, за свободу личности.

Михаил Кедрин, специально для «В кризис.ру»