То, на чём держатся троны

Сегодня Путин в четвёртый раз поклялся охранять права и свободы россиян. После церемонии, новый президент пообщался со специально отобранным народом. И вновь пообещал невиданный доселе рывок в будущее. Который может осуществить лишь свободное общество, отринувшее всё дремучее и косное. После этого отправился в Государственную думу, чтобы представить кандидатуру нового премьера Медведева. В это время в судах РФ рассматривались дела тех, кто 5 мая вышел на акцию «Он нам не царь».

Символом нынешних «царских дней» стал схваченный в Саратове мальчик Егор. Как недавно девочка Таня на антисвалочном бунте в Волоколамске. Наравне со взрослыми Егор участвовал в акции «Он нам не царь». Кричал  полицейским: «Позор!» Как выяснилось, давно интересуется политикой и деятельностью Алексея Навального. Ходил на протесты и раньше. В отделе Егор пробыл до приезда отца. Запугать его там не смогли, не на того напали.

«В нашей школе № 10 устроили целую лекцию о том, что Навальный — это позор. Сегодня именно на 14.00 назначили субботник. Тем, кто не придёт, пригрозили поставить двойки по русскому языку. Я считаю, ради свободы можно и потерпеть», — сказал герой после выхода из каталажки. Вся мужская часть семьи на его стороне — отец и дед вполне разделяют его мнение.

Надо думать, не только они и не только в Саратове.

Накануне путинской инаугурации Россия в очередной раз привстала на дыбы. И в очередной раз была жёстко остановлена. Мирный протест закончился как всегда — массовыми задержаниями, многочисленными избиениями. Вдохновитель протеста Алексей Навальный, по крайней мере, быстро освободился. Чего не скажешь о многих его соратниках и сторонниках.

По данным ОВД-Инфо, в 27 городах задержаны 1597 человек. Многих отпустили почти сразу. Некоторых задержали на ночь. Десятки людей уже получили от 1 до 25 суток ареста. В общем-то, всё как обычно. Прошлогодние акции в мартеиюнеоктябре, в этом году январская оборачивались тем же. Но были позавчера и новшества.

Столичная полиция ввела в действие т.н. «план «Крепость» — особый режим мобилизации личного состава и усиленного контроля на ключевых объектах. Схвачены в Москве свыше 700 человек. Активно применялись дубинки, несколько человек жестоко избиты. Руководитель отдела межрегиональной координации «Ассоциации народного сопротивления» Дмитрий Карасёв попал в больницу. После контакта с ОМОНом его увезла «скорая». Причём увезла не сразу. Сначала Карасёв лежал на полу автозака. Случай не единственный. Интернет полнится снимками жёсткого скручивания подростков.

Официальная сводка МВД констатирует успехи полиции и Росгвардии в «охране общественного порядка». Но воцарение главы государства защищали не только правоохранители при исполнении. Особый колорит событиям придавали буйные члены общества любителей Путина.

На Пушкинскую площадь столицы были доставлены НОДовцы и так называемые «казаки». Первые в основном промышляли разбиванием чужих гаджетов. Наехали даже на корреспондента France Presse. Что-нибудь у него отобрать или избить самого не решились, но побежали с доносом к полиции. Оттуда их завернули (серьёзные каратели обычно презирают тех, кто их любит). Тогда отошли подальше и стали бросаться камнями. Больше всего досталось Роману Голованову, журналисту прокремлёвской «Комсомольской правды». Ему «прилетело бутылкой по голове», потом нагайкой и кулаком. Кто ж разберёт в гуще событий.

Но это, конечно, случайности. Не такие заслуженные кадры оказались главными мишенями. «Казаки» – эти, разумеется, покруче штатских НОДовцев – с гиканьем и свистом набросились на протестующих. И не с пустыми руками, а как положено, при нагайках. Но быстро откатились, укрывшись за полицией. Там обмотались необъятной георгиевской ленточкой и запели. То ли «Варяга», то ли «Мы жертвою пали».

Слов никто не разобрал. Полицейским было не до того, демонстранты отвлеклись на более интересное зрелище. Не то в пылу сражения, не то из иных благих побуждений полицейские охаживали дубинками сотрудника «Центра Э» Алексея Окопного, он же Лёша Улыбка, курирующего московских «титушек». Этакий бонус антипутинской акции.

В Питере задержан каждый десятый участник акции — 229 человек. Если, конечно, верить официальным данным о её численности в Северной столице: якобы 2 тысячи человек. Если так, то получается больше, чем где-либо по стране. Между тем, другие питерские источники называют 5 тысяч.

Здесь тоже не обошлось без креативов. С обеих сторон. Хотя ни казаков, ни охотнорядцев замечено не было. Зато в помощь полиции были посланы войска. Армейские грузовики и солдаты окружили Марсово поле, военная полиция заняла Дворцовую  площадь. Это, впрочем, не помешало захвату Невского. Протестующие с российскими флагами прошли маршем через центр, скандируя  «Долой царя!», «Россия будет свободной!», «Мы здесь власть!», «Путин— вор!» У канала Грибоедова путь преградил ОМОН. Однако преграду довольно легко преодолели и двинулись дальше.

На улице Марата произошёл первый в истории путинской РФ баррикадный бой. Был он коротким и, по счастью, бескровным. Стройматериалом для баррикад послужили пластиковые дорожные ограждения. Вот тут ОМОН пошёл на штурм, началась драка. Вскоре к полицейским подоспела подмога — десяток грузовиков с росгвардейцами. В неравной схватке протестующие частью рассеялись, частью двинулась к Дворцовой.

После этого начались массовые задержания. Тоже жёсткие. Сильно пострадавших насчитывают не меньше десятка, причём не все они участники акции. В 77 отделе полиции, по данным Общественной наблюдательной комиссии, к одному из задержанных применили электрошокер (о сути происходящего он узнал только от правозащитников). На Невском омоновцы толкнули на землю пожилую женщину, поднимать не стали. Избита журналистка информагентства Flashnord. В скверике у Дворцовой задержанных укладывали броском на землю.

Там же, на Дворцовой появилась первая жертва среди карателей. Омоновцы бросились ловить человека с российским флагом, один из них упал. Видимо, получил серьёзные травмы. Ещё один случай «применения насилия в отношении представителя власти» (статья 318 УК РФ) рассматривался в 28 отделе по горячим следам. Михаил Цакунов из Шадринска якобы оказал сопротивление, когда его пытались затолкать в автозак. Сопротивлялся так активно, что вышиб зуб младшему сержанту оперполка. О чём узнал только в отделе. На следующий день Куйбышевский районный суд присудил ему за это правонарушение штраф в 10 тысяч рублей по части 5 статьи 20.2 КоАП («нарушение правил участия в акциях»). Ни о какой компенсации за зуб речи не шло.

Сегодня, через несколько часов после того, как президент поклялся защищать Конституцию, уже другой, Дзержинский суд о зубе полицейского вспомнил. Сам пострадавший на суд не явился, но прислал справку о травматической экстракции (вывихе) зуба, а также двух свидетелей —  своих сослуживцев. Понятное дело, против таких аргументов бессильна была даже видеозапись задержания. На которой видно, что полицейский бьёт Цакунова, а не наоборот. Судья её с интересом посмотрел, к делу приобщил, но на его решение это никак не повлияло. Михаил Цакунов отправлен в СИЗО на два месяца. Пока.

Всего же за одно воскресенье петербургские суды вынесли больше сотни обвинительных приговоров. Почти 70 человек получили штрафы, почти 40 – административные аресты. Если платить деньгами, то от 1 до 15 тысяч. Если заключением – от 1 до 10 суток.

«Он нам не царь» – заявка серьёзная. Стала ли акция 5 мая этапной вехой? Многие говорят, что да. Отчего? Массовость? Нет. Бывали по призывам Навального манифестации покрупнее. 26 марта 2017-го в одном Петербурге вышли 10 тысяч. Может быть, на этот раз сильнее и радикальнее звучал политический акцент? Тоже нет. Все антикоррупционные выступления превращаются в антирежимные. Большая жесть разгона? В какой-то мере да. Но в принципе, протестующих избивали и раньше. Главное в ином.

Никогда ещё власти так откровенно и демонстративно не использовали «чёрную сотню». («Ваше благородие, дай двадцать копеек – за твоё здоровье выпью и забастовщика грохну».) Оперативно проведённые расследования издания TheBell и Telegram-канала Чудеса OSINT уже установили неразрывную связь «казаков» с государственной властью. Обнаружены три госконтракта, в соответствии с которыми «Центральное казачье войско» получило более 15 млн рублей от московской мэрии. За услуги по «обучению и закреплению необходимых знаний и прикладных навыков при осуществлении деятельности по охране общественного порядка, обеспечению безопасности при проведении публичных и массовых мероприятий на территории города Москвы». Названо имя «атамана»: Иван Миронов, генерал-лейтенант запаса ФСБ, в недавнем прошлом заместитель председателя правительства Самарской области, бывший вице-президент АвтоВАЗа.

Впечатляют и военные на Дворцовой площади. Такое впечатление, что Кремль решил подыграть авторам названия акции. Царь, казаки, черносотенцы, солдаты у Зимнего… Такое только нарочно придумаешь. Или уж в полнейшем отрубе. «Власти возрождают «свинцовые мерзости» времён заката российской империи, – констатирует социолог Игорь Эйдман. – Казачки с нагайками и черносотенцы из НОДа лупят студентов. Толстопузые попы молятся за царя и призывают искоренить крамолу. Продажные газетчики-шелкоперы готовы за деньги сочинить любую небылицу. Присосавшиеся к власти хапуги раздают друг другу должности и подряды. Страна ввязывается в бессмысленную и опасную колониальную войну (в этот раз не на Дальнем, а на Ближнем Востоке). Российские власти во многом вернули систему в состояние 1904 года, забыв, что потом были 1905-й и 1917-й. Они возродили худшие охранительные традиции. Оппозиции придется возрождать революционные традиции российского освободительного движения?»

Едва ли не очень многочисленные и совсем не агрессивные сторонники Навального так уж сильно напугали правящей режим. Акции проводятся слишком уж по расписанию. Штаб в Петербурге, например, объявил об окончании уже в 16.00 субботы. Когда на улице Марата баррикада ещё держалась, а массовые задержания ещё не начались. Нет, не из-за Навального властям приходится сбрасывать «все фитюльки и бантики» (А.И.Солженицын).

Эти демонстрации – лишь яркая поверхность пока ещё приглушённых, но очень жёстких тенденций. Вчера поздно вечером Путин собрал в Кремле членов своего правительства, подвешенного в преддверии инаугурации. Чтобы поговорить о «диалоге, открытости, опоре на гражданское общество», а также об «уверенном повышении реальных доходов россиян». Если это не чёрный юмор, то наверняка гипноз самоуспокоения.

Отчего в нём потребность? Об этом можно было бы рассуждать, если бы статистика социальных конфликтов, забастовок и столкновений мониторилась он-лайн, а не откладывалась для случайной публикации к концу года о его начале. Индустриальные центры, моногорода, промзоны и районы компактной сплотки «отрицалова» неостановимо генерируют совсем иной протест. О котором и власть, и оппозиция наперегонки стараются не думать. «Как ты добрался? – Да как… По-рабочему!» – типичный петроградский диалог давних февральских дней (о которых в прошлом году старались не очень вспоминать).

…На одном из фото с питерской акции видно, как «космонавт» дружелюбно машет в камеру. Это, конечно, ещё не массовое явление. Но признак. Как ни подкупай и ни зомбируй росгвардейца, дома у него мать и отец, сестра и брат, жена и дети. Не все они в полной мере ощущают заботы властей. Даже самый преданный режиму боец не может этого не заметить. Зато может вспомнить, что присягу давал не царю, а отечеству.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Поделиться