Третий тур при море

Кремль санкционировал перевыборы губернатора Приморского края. Встрепенулся даже прессек Песков. «Президент неоднократно говорил, что для него важнее не поддержанный им кандидат, а легитимность, чистота, прозрачность и справедливость выборов», – сказал он. Кто бы сомневался, учитывая, что президента поддерживают все кандидаты. Так что – какая ему разница. Было бы чисто, да.

Главные кандидаты соревновались в изъявлениях преданности Путину

Элла Памфилова старается поддерживать подзабытый имидж честной женщины, ради которого и была назначена председателем Центризбиркома. Торжественно именуясь в третьем лице: «Сама по себе Памфилова, не обладая поддержкой президента, не справилась бы с этой ситуацией», – она не забыла расплакаться. Четверть века назад для таких же картинок держал её в министрах социальной защиты другой президент. До слёз Элла Александровна любила Бориса Николаевича. Как сейчас Владимира Владимировича. Но оставим лирику.

Если вкратце и без истерик, произошло следующее. 9 сентября в губернаторы Приморья баллотировались и.о. губернатора Андрей Тарасенко («Единая Россия»), гендиректор строительной компании «Аврора-Строй» Андрей Ищенко (КПРФ), депутат Госдумы Андрей Андрейченко (ЛДПР), депутат краевого Заксобрания Алексей Козицкий («Справедливая Россия»), адвокат Юлия Толмачёва (Партия пенсионеров). Трое из пятерых соревновались в выражении горячей поддержки и благодарности президенту Путину. Двое держались чуть сдержаннее, поскольку строили свои партийные кампании на критике правительства РФ (не президента, конечно) и региональной администрации.

Особенно подчёркивал намерение продолжать путинский курс коммунист Ищенко. Уж как ему удавалось этим выделиться, даже трудно понять – однако получилось. «Я лично считаю, что Владимир Владимирович Путин — очень грамотный человек… Всё внимание к нему приковано… Будем продолжать политику нашего президента…» Действующий глава администрации Тарасенко выделился несколько другим: «Сегодня не поддержать реформу — это убийство дальнейшей реформы и жизни людей. Мы можем потерпеть, подождать, не так уж обременено наше поколение» – сказал он о повышении пенсионного возраста, отмечая высокую нравственность этого решения. Юрист Толмачёва, известная в крайЗакСе инициативами повысить пенсии, акцентировала в той же теме региональную сторону: «Мы сможем вместе реализовать все решения президента по развитию Дальнего Востока».

Козицкий по-социалистически разоблачал «бесчеловечность либеральных химер» правительства Медведева и требовал откорректировать политику в отношении Дальнего Востока – отчитаться о расходовании триллионных инвестиций. Андрейченко – именно он первым зарегистрировал свою кандидатуру – упирал на бытовую специфику приморцев: машины, растаможка, дрова, «дальневосточный гектар» с дорогами и энергосетями.

Разумеется, Путин изъявил публичное благоволение кандидату Тарасенко. Не потому, что другие чем-то не устраивали. Просто для порядка. Кто уже сидит – тому и дальше сидеть. Если не передумает высшее начальство. Тем более, что Тарасенко год назад назначил на Приморье сам глава государства

Первый тур неожиданностей не принёс. Но и скандала не вызвал. Андрей Тарасенко получил более 46%, Андрей Ищенко – менее 25%. Третьей пришла Толмачёва – почти 11%. Без малого 10% избирателей поддержали Андрейченко. Козицкий не дотянул до 5%, ибо очень уж уныл имидж партии СР.

Приморские избиратели не выполнили приказа, чтобы  «всё было в порядке»

Таким образом, отсеялись все лишние, привлечённые для мебельного антуража «выборов». Остались два серьёзных человека. 55-летний Тарасенко до назначения в Приморскую администрацию был предпринимателем рыболовецкого кластера, потом директором профильных ФГУПов, советником в Росатоме и советником в Россельхозбанке. 37-летний Ищенко, тоже начинавший с рыбного хозяйства, известен как магнат-застройщик на уровне олигарха краевого масштаба. Заодно руководит одной из районных первичек КПРФ. Чиновник от ЕР, бизнесмен от компартии – всё как положено в российском постполитмодерне. Как говорится, «Маркса оставили, Капитал унесли».

Второе голосование состоялось 16 сентября. К сложностям никто не готовился, поскольку 11 сентября (под аккомпанемент золотовского кулачного видео) Путин принимал Тарасенко. Чтобы сказать: «Знаю, у вас второй тур предстоит. Всё, думаю, будет в порядке». Все поняли – это приказ.

Однако к вечеру выборного дня посыпались сюрпризы. Приморцы приказа не выполнили. В ходе подсчёта Ищенко стабильно опережал Тарасенко на 5–7%. По-видимому, его поддержали избиратели всех выбывших кандидатов. Да и вообще явка второго тура заметно подскочила по сравнению с первым, превысив полмиллиона. Приморский электорат проявил даже нечто вроде энтузиазма, отвечая Путину на его «будет в порядке».

Против лома нашёлся один приём: последние 3% бюллетеней подсчитывались в режиме закрытого экстрима. А кое-где просто при участии МЧС и полиции, занимавших избиркомовские помещения. Не мог же Путин ошибиться со своим порядком. После чего краевая ИК огласила итог: 49,56% за Тарасенко, 48,06% за Ищенко.

Провал был настолько очевиден, что итоги пришлось отменять

Возмущению коммунистов, как всегда, не было предела. До тысячи человек возмущались на центральной площади Владивостока (она, кстати, до сих пор называется Борцам за власть Советов). Ищенко даже провёл двенадцатичасовую голодовку. И пригрозил выставить палаточный лагерь у здания администрации. Майдан, значит, устроить.

Правда, «майдан» очень своеобразный. «Ищенко предлагает каждый день в 18.00 приходить на центральную площадь города и просить отмены результатов выборов», – так охарактеризовали его план местные СМИ. А что? Попроси как следует – глядишь, допросишься. Что интересно, очень страшный «протестный митинг» КПРФ администрация без проблем согласовала.

Но даже такие скромные намерения глава КПРФ посчитал чрезмерной крамолой. Зюганов назидательно отговорил молодого горячего Ищенко от идеи с палаточным лагерем: «Только в рамках законодательства!» Жалуйся по инстанциям – высшее из прав человека в коммунистическом понимании. Геннадий Андреевич тут же показал пример. Он почтительно обратился к самому Владимиру Владимировичу. Попросил Путина разобраться с «криминальным беспределом». Что само по себе смешно, однако стильно.

Зюганов, что ни говори, политик опытный. Когда Путин был простым питерским безработным после поражения Собчака, лидер КПРФ, между прочим, баллотировался в президенты. Приморская ситуация действительно выигрышна для КПРФ. Электоральный беспредел слишком очевиден. Дело даже не в наглости подтасовок. Это было ладно, за наглость в наших краях уважают. Дело в чудовищно тупой примитивности, в абсолютном неумении хотя бы зачистить концы. Как-то беспомощно, по-лузерски было всё проделано. Недаром Памфилова аж плакала.

Во Владивосток срочно десантировали группу специалистов ЦИКа. Они развели руками. Отменять результаты на тринадцати владивостокских участках пришлось уже вчера. Подлинные результаты голосования известны всему Приморью, и с этим ничего не сделать. Политически это означало, что любое будущее распоряжение губернатора Тарасенко, ущемляющее чьи-то интересы, может попросту игнорироваться. Такая изначальная печать без последствий не пройдёт.

Решать приходилось в темпе. Москва всё же склонилась к аннулированию скандальных результатов. Приморскому крайизбиркому пришла сегодня «рекомендация»-директива «признать результаты досрочных выборов губернатора недействительными». Заседание краевой ИК назначено на завтра. Что-то подсказывает, рекомендацию примут к исполнению. И тогда – трёхмесячная кампания, перевыборы в декабре.

Коммунисты опять недовольны. Они-то желали просто подсчитать, как реально проголосовали 16 сентября и на основании этих цифр возвести в губернаторы Ищенко. Вместо этого – новые выборы, к которым ЕР накачают и подготовят без халтуры. Кто будет путинским кандидатом, пока неизвестно – но вряд ли представитель КПРФ. Так вроде пока не положено. Вряд ли и Тарасенко, который сегодня в течение часа трижды менял своё решение на этот счёт. Вероятно, не получал указаний. И наконец получил: нет. Проскользнула утечка, что ещё до перевыборов его снимут с исполнения обязанностей. Тогда и выяснится, с кем теперь связывает Путин свой порядок в Приморье.

Номенклатурно-олигархическая разборка не есть успех оппозиции

Приморье – регион сложный и своенравный. Местные лидеры, и краевые и владивостокские, регулярно становились фигурами федерального масштаба или, по крайней мере, всероссийской известности. Губернаторы Евгений Наздратенко и Сергей Дарькин (он же Дарыч), мэры Виктор Черепков и Владимир Николаев (он же Винни Пух)… Да взять хотя бы Евгения Васина (он же Батя, Джем) – покойный вор в законе хоть и не занимал государственных постов, но его решения были на том же уровне. «Это мой край, и я хочу, чтобы здесь у меня был порядок», – говаривал Батя Джем лет двадцать назад. Что-то звучит знакомое из недавних дней. Но Васина давно нет в живых.

Федеральный центр взялся за Приморский край всерьёз уже в начале 2000-х. Постепенно кремлёвские авторитеты одолели местных. В том смысле, что привели к повиновению. Наздратенко из политики ушёл, хоть и состоит в партии Гражданская платформа – всё же не в ЕР, заметим. Ныне покойный Черепков был в политике маргинализирован. Дарькин и Николаев состояли в ЕР. Не только чиновный аппарат, но и региональный бизнес в целом приняли реалии «вертикальной» диктатуры. Оно и понятно – кому охота получить за самостоятельную общественную активность то, что выпало Евгению Урлашову в Ярославле или Владимиру Барсукову в Петербурге?

И вдруг – такой жёсткий сбой 16 сентября. Времена явно изменились. Публичная поддержка со стороны «пенсионного реформатора» Путина – дело весьма рискованное. Это и испытал на себе Тарасенко. Пора быстро привыкать. А они запаздывают с осознанием новой реальности. Как Михаил Сергеевич Горбачёв в 1990 году – прогуливался на виду со своим кандидатом, думая, будто повышает его шансы. Тоже потом удивлялся результату.

Но было бы ошибкой записывать происшедшее в успех оппозиции. Бизнесмен из КПРФ к оппозиции отношения не имеет. Голосование за него было стихийно протестным. Реальные итоги всё равно отменены произвольным решением из центра. Продавливание назначенца через ритуал «выборов» продолжается. Призыв же Алексея Навального поддержать Ищенко массовыми акциями произвёл и вовсе странное впечатление. Номенклатурно-олигархическая разборка – тот ли повод? Какой в этом был бы смысл? Разве что придание видимости права и легитимности «выборным» процедурам. Чего режим и добивается. Обычно с помощью «Яблока» и подобных ему структур. Место ли Навальному в такой компании?

Выступление Джеффа Монсона на приморском фоне прозвучало особенно своевременно

…Кажется эта новость не имеет отношения к губернаторским выборам в Приморье. Город Красногорск расположен почти за десять тысяч километров, в Московской области. 9 сентября там тоже проходили выборы. В городскую думу был избран американский боец смешанных единоборств Джефф Монсон: 87 боёв, 60 побед, три раза отправил в нокаут соперника, девять раз нокаутирован сам.

Джефф Монсон – убеждённый социалист и анархо-коммунист. Носит татуировки «Свобода», «Солидарность», красно-чёрную звезду, серп и молот. При этом одевается в футболку с советской символикой. Видать, не хватает спортсмену исторических знаний – то-то в СССР анархисты были в чести-почёте.

Как бы то ни было, РФ – правопреемник СССР. 28 мая 2018 года Монсон получил российское гражданство. Указ подписал лично Владимир Путин. Не прошло и полгода, как Монсон избрался в красногорскую гордуму от «Единой России» (хотя собирался вступить в КПРФ).

Комментаторы посмеивались: он же по-русски не понимает. Оказывается, понимает. «Путин неприлично богат. Как он получил это богатство? Послушайте, не надо быть Эйнштейном, чтобы додуматься. Путин получил свое богатство благодаря своим связям с олигархами», – так совпали, что Джефф Монсон сказал это сегодня. Как раз на приморском фоне. Получилось очень ко времени.

Монсон добавил: «Я не поддерживаю «Единую Россию». Да, меня выбрали по ее списку, но я независимый депутат. Конечно, Кремль меня использует или пытается использовать. Но я не держу язык за зубами. Я говорю, что думаю, даже если это не обходится без последствий». Предвыборная программа Джеффа Монсона сводилась к одному конкретному пункту. Школы боевых искусств для российских детей и подростков.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

Поделиться