Снова мир заговорил о чуде. Теперь – португальском. Подтолкнули недавние парламентские выборы. Олицетворение «португальского чуда» – Антониу Луиш Сантуш да Кошта. Сын писателя-коммуниста, сам католик-социалист, генеральный секретарь Социалистической партии (СП). Глава португальского правительства последних четырёх лет. Человек, сделавший свою улыбку символом своей страны. Словно вернувший в СП романтику великого оптимиста Мариу Соареша и эффективное лидерство делового Антониу Гутерриша.

За Соцпартию Кошты проголосовали 6 октября почти 1,9 млн португальцев. Без малого 37%. 106 парламентских мандатов в Ассамблее Республики из 230. (В голосах это прирост на сотню тысяч, в процентах – на 4, в мандатах на 20.) В истории партии бывали результаты и свыше 40%. Но в нынешних обстоятельствах – когда политический спектр отличается большой фрагментацией – успех рассматривается как грандиозный.

 

Союзники Кошты выступили слабее. Их избиратели частично переориентировались на крупную СП. Радикально-социалистический Левый блок (ЛБ) сценической актрисы Катарины Мартинш собрал почти 500 тысяч голосов и 9,7% – на полпроцента меньше, чем четыре года назад – но будет иметь те же 19 мест. Коалицию демократического единства (КДЕ), объединяющую партии коммунистов и «зелёных», поддержали около 330 тысяч избирателей – менее 6,5 %, спад почти на 2 пункта. Это даёт 12 мандатов (вместо прежних 17).

Но если левые партнёры правящих социалистов понесли некоторые потери, то правоцентристская оппозиция потерпела серьёзное поражение. Социал-демократическая партия (СДП) португальских либералов получила немногим более 1,4 млн голосов: 28% и 77 депутатов (вместо 89). Близко к историческому минимуму за 45 лет. Консервативный Социально-демократический центр–Народная партия (СДЦ–НП) оказался просто разгромлен: немногим более 215 тысяч, 4,2% и 5 мест (из прежних 18). И в абсолютных, и в относительных цифрах это меньше, чем когда-либо в истории.

Следом идёт партия «Люди–Животные–Природа». Экологисты-зоозащитники, наряду с социалистами, могут считаться триумфаторами выборов (что также показательно). Их поддержали почти 170 тысяч португальцев: 3,3%, более чем двукратный подъём и 4 депутата вместо 1. Следом идут партии Либеральная инициатива, «Хватит!» и ЛИВРЕ. Их поддержали 55–66 тысяч избирателей, в диапазоне 1,1–1,3%. Первая организация соответствует своему названию, вторая – рассерженные национал-консерваторы, третья – демократические социалисты. Они получат по одному парламентарию, что тоже успех – раньше эти партии представительства не имели.

Ещё двенадцать партий в парламент не прошли. Ближе других оказался в этой цели «Альянс» бывшего премьера Педру Сантаны Лопеша. Эта партия возникла год назад от раскола СДП, из которой вышла группа правых популистов. Но 40 тысяч голосов для прохождения не хватило.

Партия национального обновления – праворадикалы околоскинхедского толка («Португалия для португальцев! Долой американский гегемонизм! Смерть коммунизму, либерализму и культур-марксизму! Очень любим Путина!») – потеряли почти половину поддержки, сохранив 15 тысяч сторонников, 0,3%. 59-летнему лидеру националистов Жозе Пинту Коэлью остаётся дальше размахивать ремнём в студенческих драках – там у него выходит успешнее, чем на выборах.

Португальская коммунистическая партия трудящихся, существующая уже полвека, с подпольных времён, под штандартами марксизма-ленинизма-маоизма, хотя и собрала почти 35-тысячную поддержку, но не дотянула до 0,7%. Троцкистское Движение социалистической альтернативы осталось на последнем месте – чуть больше 3 тысяч избирателей, 0,06%.

Но очень слабо выступила и Народно-монархическая партия (НМП), несмотря на славную историю и соответствие лузитанскому характеру. После Апрельской революции 1974 года её основал Франсишку Ролан Прету – политик-титан, синдикалист и бывший фашист, наглядевшийся на диктатуру, ушедший в подполье и сделавшийся искренним демократом. Несмотря на название, НМП не особо настаивает на королевской реставрации. Даже не решила, кому предлагать престол. Да и монархия имеется в виду «типа шведской», то есть чисто символическая. Некоторые российские комментаторы формулируют эту часть программы НМП: «За царя, но хрен с ним». Основные партийные установки касаются совсем другого: экологизма, муниципального и профсоюзного самоуправления, малых производств и семейно-бытовых традиций. Руководят НМП братья Камара Перейра, певцы традиционного стиля фаду. Многие португальцы симпатизируют народным монархистам. Но не настолько, чтобы за них голосовать.

Португальские избиратели ломают ставшую привычной электоральную картину Европы: они откровенно не котируют ультраправых. Но то же касается и ультралевых. Ибо португальцы в принципе не любят зверения, насилия, кровопролития – всего ассоциируемого с любыми ультра. Это не в лузитанском духе. Считается западло. Недаром даже коммунисты даже при сталинисте Алвару Куньяле старались проводить теракты без убийств. Недаром даже зловещая ПИДЕ, не чуравшаяся пыток и уличных ликвидаций, даже при криптофашисте Фернанду Силва Паише отпускала без суда две трети арестованных. Это Португалия.

Итак, впечатляющая победа социалистов, торжествующая улыбка Антониу Кошты. Президент Португалии Марселу Ребелу ди Соуза (бывший лидер СДП) уже поручил Коште формирование правительства. По всей видимости, схема останется прежней: однопартийный кабинет социалистов (с участием независимых технократов), опирающийся на консолидированное парламентское голосование СП, Левого блока и КДЕ. Так было последние четыре года, хотя на выборах 2015-го победил правоцентристский блок «Португалия впереди» – коалиция СДП и СДЦ–НП.

Уже тогда Кошта, что называется, порвал шаблон. Впервые в партийной истории социалисты заключили союз налево – с ЛБ и КДЕ. И таким образом обошли в парламенте либералов и консерваторов. Одно это смотрелось фантастикой. Случалось, что СП входила в коалицию с консерваторами. Но чтоб с коммунистами и тем более с другими социалистами!.. да лучше закиснуть в оппозиции!.. Такого португальская политика не знала. Вот, узнала при Коште. Он вообще умеет удивлять.

Четыре года назад партия социалистов не была особо популярна. Сказывалось провальное правление кабинета Жозе Сократеша. Португалия была тогда ввергнута в южноевропейский долговой кризис и стояла на грани дефолта. Сменившее Сократеша либерально-консервативное правительство Педру Пасуша Коэлью в 2011–2015 годах добилось определённых успехов в стабилизации. Но полностью переломить ситуацию и выйти на быстрый рост сумел кабинет Кошты.

Никакого волшебства в свершившемся «португальском чуде» не просматривается. Премьер Кошта и его экономические министры Педру Виейра и Мариу Сентену действовали как по учебникам. Финансовая стабилизация по принципам жёсткой экономии постепенно уравновесила бюджет. Это позволило в целом разобраться с долгами и активизировать государственную инвестиционную политику. Умеренный курс в налоговой сфере высвободил инвестиционные средства и в частном бизнесе. Отсюда и пошёл эффект. «Чудо объяснилось очень просто», – как говаривал Робинзон Крузо.

В Португалии базируются крупные мировые компании – целлюлозно-бумажный «кит» Navigator, флагман деревообработки Sonae Indústria, всепланетный лидер пробочного производства Corticeira Amorim, старейший производитель рыбных консервов Conservas Ramirez, сеть продовольственной дистрибуции и розничной торговли Jerónimo Martins, цементная корпорация Cimpor… перечисление далеко не полное, особенно если причислить к португальской экономике совместные предприятия с Испанией. Финансовое оздоровление стимулировало эти структуры к наращиванию производства и экспорта. Со своей стороны, правительство Кошты профессионально определило точки роста, косвенно, но эффективно направляя туда инвестиционные потоки. Особое внимание уделялась туристической инфраструктуре. Поток гостей Португалии достиг 12 млн в год – на миллион больше населения страны. Совокупность этих факторов и определила успех экономической политики.

К концу срока первого кабинета Кошты рост ВВП превысил 3,5% – второе место в Европе. Более чем пристойная отчётность. 14%-ная безработица за пять лет снизилась до 7%. Дефицит госбюджета ужался более чем двадцатикратно. Зато ВВП на душу населения поднялся процентов на двадцать и превысил $32 тысячи – меньше, чем в Эстонии, но больше, чем в России.

Доходило до парадоксов, которые, впрочем, стали в мире обыденностью. Монетарная политика Кошты дисциплинированно поддерживалась парламентскими коммунистами куньяловского наследника Жерониму ди Соузы. И леворадикалами тоже. Зато резко критиковалась правой оппозицией. Особенно консервативным СДЦ–НП: мол, правительство не думает о народе. Народный вердикт прозвучал в минувшее воскресенье – триумф СП, сохранение позиций ЛБ и КДЕ, небывалое поражение консерваторов.

Экономический подъём благотворно воздействовал на социальную обстановку. Выветрился пессимистичный алармизм десятилетней давности. Когда «ультраррреволюционер» Отелу Сарайва ди Карвалью возмечтал о возвращении правого, но честного и компетентного диктатора Салазара и говорил, что никогда бы не вписался в революцию, если бы знал, к чему она приведёт. Кстати, кое в чём кабинет Кошты использовал-таки рецепты салазаровской экономической политики. Ведь его идефиксом была именно стабильность финансов, сбалансированность бюджета. Другое дело, что Салазар предпочитал в экономике традиционные ценности патриархальных производств, без промышленных рывков. Вот в этом от заветов отступили.

Возрос и международный престиж Португалии. Антониу Гутерриш ныне – генеральный секретарь ООН. Мариу Сентену – председатель «Еврогруппы», постоянного совещания финансовых руководителей ЕС. Португальская певица Клаудия Пашкоал очаровывает прошлогоднее Евровидение с песней про цветущий «Сад». Футбольный мир фанатеет от Криштиану Роналду. Направители дизайна и мод ставят в пример бренды Лузитании. Законодатели мод политических убеждают брать пример с португальской модели.

И всё это накрепко увязано теперь с улыбкой Антониу Кошты.

 

Оппозиция деморализована. Особенно рельефно проявляется это в СДП, многократно правившей партии. Её нынешний председатель Руй Риу, бывший мэр второго города страны Порту, представляет левоцентристское крыло либералов. Суть его предвыборной программы фактически сводилась к тезису «и мы тоже». Он предлагал заменить левоцентристские правительственные кадры для проведения левоцентристской политики. Ну ещё, конечно, смягчить курс бюджетной экономии. На что избиратели закономерно спросили: а зачем? – и подтвердили мандат Кошты.

Правые фракции СДП возложили ответственность за поражение не просто на Риу лично, но на всю доктрину сдвига влево. Группа влиятельных лидеров требует отставки председателя, ведущего славную партию «от поражения к окончательному разгрому». Альтернативным лидером выдвигается Луиш Монтенегру, с которым связывается более правое прочтение идеологии отца-основателя – легендарного Франсишку Са Карнейру.

По всей вероятности, партии предстоит жёсткая внутренняя схватка. За спиной Руя Риу угадывается тень другого политика. «Серым кардиналом» СДП считается Салвадор Мальейру – влиятельный мэр города Овар, правящий как средневековый касик. Мальейру и его бизнес-партнёры известны как люди, не склонные сдавать позиции и признавать ошибки. Идеология же, судя по всему, не сильно их волнует. Главное – эффективность политменеджмента. Будучи либералами, они нападали слева на либеральную политику социалистов. Теперь вполне могут попытаться обойти их справа. И снова сослаться на заветы Са Карнейру, чтимые всей Португалией.

Иначе обстоят дела в СДЦ–НП. Председатель партии Мария Асунсан Кришташ уже высказала готовность уйти. Опыт первой женщины во главе португальских консерваторов не оказался удачным. Но здесь наготове энергичный харизматик Паулу Порташ, бывший министр обороны, уже дважды возглавлявший партию и готовый принять лидерство снова. Возможно, не прямо в свои руки, а через Нуну Тейшейру ди Мелу – призывающего отринуть манёвры и компромиссы, вернуться к основам консерватизма, социального католицизма и непримиримого антикоммунизма, на которых создавалась партия. А создавалась она Диогу Фрейташем ду Амаралом, ушедшим из жизни неделю назад, за три дня до выборов. Завершавшим свою политическую деятельность в альянсе с социалистами. Это Португалия…

В нынешнем году Португалия отметила 45 лет своей Революции гвоздик. Фернанду Салгейру Майя, Жайме Невиш, Жозе Санчес Осорио, Угу душ Сантуш, Вашку Гонсалвиш, Мелу Антунеш, Вашку Лоренсу. Славные капитаны Апреля… В будущем году отметит 45 лет антикоммунистического восстания Жаркого лета. Рамиру Морейра, Жуакин Феррейра Торреш, Абилиу ди Оливейра, Валдемар Парадела ди Абреу, капитан Калван, инспектор Кардозу. «Правые Че Гевары»-бомбисты… Каноник Мелу и Падре Макс – священники-враги, ставшие символами величественной трагедии…

Бурные бывали времена. Труден путь к «обыкновенной» демократии. Которая подчас даже разочаровывает романтиков – своей будничной рутинностью. Прискорбная символика в том, что перед выборами и сразу после ушли из жизни такие яркие фигуры, как Фрейташ ду Амарал и Авелину Феррейра Торреш – тоже активист СДЦ–НП, правый хулиган, фанатик традиционных ценностей, больше двадцати лет возглавлявший город Марку-ди-Канавезиш.

Но оказывается, яркие лица способны и теперь появляться. Можно сказать, нежданно-негаданно, из гущи приевшегося политического класса. Сходу улыбаясь. Как Кошта.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

Анализ

в Мире

Общество

У партнёров