Врио Беглов, похоже, уверен, что уже прочно и надолго обосновался в кресле питерского губернатора. Он смело озвучивает свои грандиозные планы на годы вперёд. Одним из них станет увеличение потока туристов. Уже в ближайшее время оно увеличится в полтора раза. Для нормального города и для нормальной страны такое только плюс. Для культурной столицы России и самой России ― большой минус. Туристы-то очень своеобразные.

Ради нынешних и будущих туристов Беглов собирается создать «хорошую инфраструктуру» и «это не будет сложно для самих горожан, особенно проживающих в центре города». А также вероятно, в замечательных пригородах ― Петродворце, Пушкине, Павловске.

В прошлом году количество всех туристов, посетивших славный город на Неве составило 8 млн человек. Из них половина, то есть 4 млн — иностранные туристы. Из них около четверти, то есть почти 1 млн ― китайцы. Вскорости, уже в этом году, обещает Беглов, приток туристов вырастет на 10%. И всё это, конечно, очень выгодно, поскольку принесёт деньги в городскую казну.

Пообещал Беглов это нежданное счастье аккурат за три дня, до того, как «Фонтанка» опубликовала интереснейшее расследование о «Городе Пу» ― музее-заповеднике «Царское село», который уже несколько лет практически оккупирован китайскими туристами. Не имеющими никакого отношения к туристической индустрии Петербурга. «Искомый миллион китайских туристов работает не на экономику России, не на её инфраструктуру и турбизнес, не на создание рабочих мест для россиян. Российские компании и специалисты почти полностью отстранены от обслуживания китайских туристов ― весь китайский турпоток в РФ сегодня принимают и обслуживают граждане КНР и китайские полулегальные «турфирмы», беспрепятственно действующие в Москве, Петербурге, других городах», ― цитирует издание гида-переводчика  с китайского Елену Захарову.

Денег, конечно жаль. Тем более, что в отличие, скажем, от нефтедолларов (или, как теперь уверяют ЦБ и Минфин, нефтеюаней), они могли бы реально попасть в бюджет города. Миллион китайцев в Питере ― это в первую очередь культурный ущерб.

По данным даже китайского агентства Синьхуа, хамское поведение китайцев за границами родного Китая удивляет их самих. Но вовсе не должно удивлять россиян. И вот почему.

Недельная поездка в РФ по маршруту Москва ― Петербург вместе с билетами обходится китайцу до середины мая в 2,5 тысячи юаней (около $400), летом ― от 6 тысяч юаней (около $1 тысячи). Не надо думать, что такие цены вполне доступны всем полутора миллиардам подданных КНР. Уровень неравенства в коммунистическом Китае гораздо больше, чем в РФ, самый высокий в мире. При этом 10% самых богатых китайцев получают 42% всех доходов страны, ещё на 43% приходится на 40% среднеобеспеченных граждан. И лишь остальные 15% доходов приходятся на половину всего населения Поднебесной. Из них 500 млн китайских пенсионеров получают так называемую базовую пенсию в 125 юаней (около $20 в месяц).

Понятно, что в число самых богатых и даже просто обеспеченных попадают граждане вполне определённого сорта ― функционеры КПК и их обслуга. Это особо и не скрывается, все успешные китайские бизнесмены состоят в партии. Внося, разумеется, за это часть своего дохода в партийную и государственную (что в общем-то одно и то же) казну.

Вполне очевидно, какие именно китайцы выезжают на отдых за границу. Это непросто даже тем, кто вроде бы может себе это позволить по деньгам. Надобно ещё быть политически благонадёжным. Пять лет назад в  Китае начала действовать так называемая Система социального рейтинга или кредита (Social Credit Score или SCS). Она отслеживает не только то, как гражданин тратит деньги, но и то, как ведёт себя на работе,  как проводит свой досуг. За хорошее поведение ― трудолюбие, соблюдение общественного порядка, отсутствие долгов ― начисляются некие баллы, за плохое ― вычитаются. Согласно набранным баллам граждане Китая могут получать или терять работу, поступать в учебные заведения или вылетать из них, выезжать или не выезжать за рубеж.

Понятно, что все желающие быть на хорошем счету ― хотя бы под камерами ― сохраняют на родине видимость приличия. Но стоит оказаться вне досягаемости отечественных спецслужб, дают себе полную волю.

Синьхуа отмечает особенности своих сограждан за рубежом: они не уважают местные традиции, везде мусорят, орут, плюются, рисуют на стенах исторических зданий; лезут без очереди, выясняют отношения на публике, на шведском столе хапают больше еды, чем могут сожрать… Это вовсе не о тех несчастных, которые правдами и неправдами прорываются через границу и в нечеловеческих условиях за гроши пашут нелегалами в тайных мастерских по изготовлению контрафакта. Это ― о тех, кто заработав достаточное количество положительных баллов и выжав из соотечественников максимальное количество юаней, официально въезжает в РФ по туристической путёвке. Россиянам, ещё не забывшим недавнее коммунистическое прошлое, очень хорошо помнится, как ведёт себя распустившаяся номенклатура.

Вчера два бугая из «Восточной Азии» (как толерантно отмечено в пресс-релизе управления вневедомственной охраны) избили молодую россиянку на входе в музей-заповедник «Царское Село». Девушка находится в больнице № 38 имени Семашко с закрытой тупой травмой живота. Два «туриста», по информации Росгвардии, отправлены в территориальный отдел полиции. Однако в ГУ МВД Петербурга и Ленобласти информации о доставленных или задержанных нет. То есть, скорее всего, их попросту отпустили. Что в общем-то не удивительно. Режим, за два десятилетия доведший Россию до третьемирского уровня, подвергший её санкционному унижению, втравивший в войну с соседями и в результате оставшийся в одиночестве перед лицом всего мира, ищет хоть какую-то опору. Ради этого «друга и партнёра» власти РФ готовы снять последнюю рубашку. Не с себя, конечно, а с граждан. Строительство дорогостоящего нефтепровода, не нужного даже самому Китаю. Беспрецедентный экспорт леса и лесоматериалов, нужных Китаю только по бросовой цене. Продажа российских технологий. Льготы для китайского бизнеса за счёт бизнеса российского. В общем, всё ― для надёжного и сильного товарища Си

В этом году весь мир отметил тридцатилетие великого противостояния китайского народа с КПК. В те дни на площади Тяньаньмэнь стояли не только безоружные студенты. Плечом плечу с ними стояли пролетарии из Независимой рабочей ассоциации.  Они и сегодня остались в строю. Электрик Хань Дунфан ведёт из Гонконга активную радиоагитацию, издаёт газету, помогает подпольным профсоюзам. Металлург Лю Хуанвэнь прошёл тюрьмы и пытки, остался в Китае, продолжил борьбу, участвовал в протестных акциях и митингах. Сопротивление не сломлено. Оно продолжается и растёт. Глядишь, невдалеке час, когда товарищу Си придётся искать политического убежища у товарища Ына. Если, конечно, у того ещё будет это убежище. И кому же тогда продавать Россию?

Юлия Кузнецова, «В кризис.ру»

У партнёров