Учись, студент!..

Перефразируя известное произведение Гоголя, название которого не всегда хочется называть, заметим: странные дела творятся в Саратове. Университет, храм разума, шлёт донос, от которого мудрая полиция старается без дыма отделаться. Студенты-вертухаи, свободомыслящие городовые… Видел бы это «царский слуга Пётр Аркадьевич», губернаторствоваший в революционном Саратове 1905 года. Впрочем, как раз в Саратове при Столыпине и не такое случалось. «Офицер дал дружинникам сманеврировать и устроил так, что весь залп пришёлся по черносотенцам», – вспоминал ветеран-большевик.

Однако обо всём по порядку. 9 сентября в Саратове пройдёт круглый стол по проблемам образования. «Ситуация в высшей школе России: возможности академического сообщества». Ситуация эта очевидна, и не только в высшей, но и в школе вообще. Атомное падение качества преподавания и усвоения, наползание мракобесной идеологии, угроза тотальной коммерциализации – и это далеко не всё, а лишь самое тяжкое. Приход на руководство Минобрнауки Ольги Васильевой с её сталинистской теологией обозначил очередную глубокую ступень вниз.

Закономерно, что данная проблематика настойчиво вписывается в повестку дня российской оппозиции. Активнее других на этом направлении социал-демократы. Причём – «первого призыва», из старой партии начала 1990-х. В создании которой участвовали левые диссиденты советских времён.

На саратовское мероприятие приехал Павел Кудюкин. Один из диссидентов-эсдеков. В СССР политзаключённый, в СДПР сопредседатель, ныне доцент Высшей школы экономики и один из руководителей Межрегионального профсоюза работников высшей школы «Университетская солидарность». Кстати, в своё время Саратовская территориальная организация СДПР была из самых многочисленных и активных. Даже теперь там стараются сохранить эту традицию. Или – начать сначала. Делаются попытки своего рода «кружковой работы с трудящимися», ведётся социал-демократическая агитация в рабочей среде… Так и не совладали с местной крамолой ни губернатор Столыпин, ни первый секретарь Гусев, ни глава администрации Аяцков. Теперь их эстафету подхватил проректор Саратовского государственного технического университета Валерий Карпец.

Павел Кудюкин и саратовский социал-демократ Александр Лебедев пришли к зданию СГТУ и стали раздавать листовки. Собственно, листовки ли? Тексты приглашения на круглый стол. Творческие подходы, устойчивая занятость, трудовые договоры преподавателей, изменения ставок оплаты, вузовское самоуправление, академические свободы. Такое даже по нынешним временам очень трудно назвать экстремизмом. Однако настоящий охранитель лёгких путей и не ищет.

«Кто-то стукнул в ректорат, – рассказывает Павел Михайлович корреспонденту «В кризис.ру». – Явился проректор по АХР, некто Карпец Валерий Анатольевич. С двумя сотрудниками и студентами из «студенческого отряда по охране общественного порядка». Эти юные стукачи попытались схватить Лебедева. Я им объяснил, что они совершают преступление: незаконное задержание. Карпец начал разводить демагогию: мол, мы незаконно распространяем материалы неизвестного содержания, а раз никакого профсоюза «Университетская солидарность» он не знает, значит, профсоюза и нет, в общем, до бреда. Параллельно вызвали полицию. Сначала явился какой-то младший лейтенант. Потом целый наряд, человек пять во главе аж с подполковницей. Посмотрели листовку, отметили, что политической и предвыборной агитации в ней нет. Часа полтора промурыжили и отпустили.

К ситуации стоит отнестись с юмором. К тому же полиция вела себя вполне корректно, а уж к даме-подполковнице претензий меньше всего. Она даже извинилась под конец. Мол, простите, пожалуйста, но вы же понимаете, мы обязаны реагировать на поступающие обращения». Вот именно. В обращениях-то всё и дело.

Есть несколько омерзительных моментов, вовсе не с полицией связанных. Проректор Карпец погнал сущую клинику: какие-то террористы проникают на территорию университета, какие-то враги раскачивают ситуацию к президентским выборам… Ладно, будем это считать за репризу из оперетты: «И работе, и ученью цирк предпочитал». Но вот «студенческий отряд охраны порядка» – это что-то. Таких вертухайских морд я после Лефортово не видел. Да и там, пожалуй, были симпатичнее. Эти просто оруэлловщина какая-то из «1984». То ли «юные разведчики», то ли «молодёжный антиполовой союз».

Тут можно добавить, что послезавтра в Саратове круглый стол, а на следующий день – выборы губернатора и Заксобрания. Дни счастливого единения с народом-86%, как известно, вызывают у начальства нервозность, доходящую до истерии. «А ректораты вообще очень не любят, когда на их территорию «вторгается» нечто от них независимое, – замечает Кудюкин. – Но здесь степень хамства была выше средней. Хотя до мордобоя, как в московском ГУУ 2014-го, не дошло. Но мы впервые столкнулись с таким использованием студентов. Которые эту роль охотно исполняли – вот ведь что самое паскудное».

Что да, то да. Однако и тут ведь не ново под Луной. Бывали подобные студенты во царско-столыпинские времена, назывались «академистами». Тоже порядок охраняли, жандармам помогали, еврейских террористов искали. Социал-демократические социологи поработали тогда над статистикой и математически установили: уровень жизни типичного «академиста» был в среднем в полтора-два раза выше, чем обычного студента. И конечно, на экзаменах имели преференции за правильную политическую позицию. Правда, за всё это приходилось расплачиваться тотальным презрением в студенческой среде, и не всегда только моральным. А сто лет назад вообще «халява кончилась». Такие неприятности подкрадываются незаметно.

Усердно помогали охранять орднунг и многие студенты Германии. Лет восемьдесят пять назад. Это дело было поставлено по-немецки масштабно и педантично. Но тут лучше промолчим. Не будем о совсем уж грустном.

Бывало, впрочем, и наоборот. В Индонезии при нацлидере Сукарно студентов всячески пытались нагнуть под правительство и компартию. Но и партии, и правительству эти заботы о порядке вышли сильно боком. Студенческие союзы были в первых рядах разгрома КПИ и свержения Сукарно. Попасться осенью 1965-го христианским студентам Космаса Батубары из KAMI или исламским студентам Субхана Эсхана из HMI означало для партийно-правительственного функционера заведомый конец. Доучили.

Исходя из вышесказанного, приходится констатировать крайне низкое качество преподавания истории в современных российских вузах. Остаётся надеяться на «Университетскую солидарность». Может быть, субботний круглый стол что-нибудь предметно посоветует? Пожелаем удачи организаторам и участникам.

Андрей Сломинский, специально для «В кризис.ру»

Поделиться