Ударим вымогательством по мошенничеству

В Замоскворецком суде началось рассмотрение очередного дела века. Конечно, уголовного и, конечно, о коррупции. В  отношении бывшего министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева. «Системного либерала», выходца аж из команды Егора Гайдара. Который вместе со своим тёзкой Алексеем Кудриным на протяжении многих лет исправно служил нынешнему режиму. Спасал от финансового краха. За что и отблагодарён в полной мере.

Улюкаев выбрал путь Кудрина и Чубайса. А мог бы — Бориса Немцова. Разницы, по сути, никакой. Но во втором случае сохранил бы себя для истории приличным человеком.

Как уже считается сейчас доказанным, на VIII саммите БРИКС, проходившем в  Гоа 15—16 октября прошлого года, Алексей Улюкаев потребовал от главы госкомпании «Роснефть» Игоря Сечина $2 млн. За положительное заключение на сделку по приобретению пакета акций «Башнефти». Якобы Улюкаев пригрозил, что в противном случае заключение будет отрицательным. Следователи и представители «Роснефти» утверждают, будто Сечин — старый товарищ президента РФ и по ряду оценок второй человек государства — министру поверил и очень испугался. Вернулся в РФ и тут же настрочил заявление в ФСБ.

Госбезопасность, конечно, тоже переполошилась. Заставила самого Сечина непосредственно участвовать в оперативно-розыскных мероприятиях. Видимо, припомнив боевую молодость в Анголе, начальник «Роснефти» взялся за дело с огоньком. Заманил Улюкаева в свой офис, где ему всучили чемоданчик с ручкой, обмазанной какой-то химической гадостью (удивительно, как сами при этом не уделались). В общем, настоящий детектив получился. И всё под камеру, разумеется. С общероссийским тиражированием по всем телеканалам.

Теперь, даже если Улюкаев умудрится каким-то образом доказать, что никакой взятки с Сечина не вымогал, не станет он ни героем, ни мучеником. Как ни напрягайся, не вызывает экс-министр большого сочувствия. Пусть даже оболганный и заплёванный бывшими соратниками. Читающий бессонными ночами за решёткой русскую классику. Вымученно пытающийся шутить по поводу роста экономики РФ (будто при нём всё было в шоколаде). Смело обвинивший ФСБ и начальника службы безопасности «Роснефти» Олега Феоктистова в «гнусной провокации». Не побоявшийся назвать Сечина «коррумпированной частью менеджмента».

И даже его боевой настрой не вызывает умиления. Не вдохновляет оптимистичное утверждение, будто суд «принесёт пользу русскому народу». Кстати, сам факт такого патриотического выступления настораживает — с каких это пор бывший министр о русском народе вспоминать стал. Пока был не экс, а действующим, он таких слов не использовал. Разве что в приватном кругу, может быть, в качестве анекдота. Впрочем, если Улюкаев и пытался произвести впечатление на русский народ, то сам его и испортил. Уж очень банально звучат — даже для российского министра —  слова о том, что «в науке любой результат, даже отрицательный, это результат». А уж в высокопарном контексте его речи — и вовсе глупо.

Короче, не удалось Улюкаеву накануне суда создать вокруг себя атмосферу сочувствия и понимания. Даже стойкое непризнание вины никого не впечатлило. А вот отказ обжаловать конфискацию имущества на размышление наводит. Если всё честным трудом нажито, то зачем же так сразу всё коту под хвост? Не жалко, что ли? Или ещё есть? Тогда сразу встаёт вопрос об этих самых $2 млн.  Несмотря на то, что экс-министр обещает доказать свою невиновность «правдой фактов».

Кстати, правда фактов такова, что сделка по покупке акций «Башнефти» едва ли будет пересмотрена. Более того, она вообще не будет рассматриваться в суде. Поскольку признана вполне законной. В связи с этим в «Роснефти» позволяют себе даже проявлять милосердие к поверженному врагу. «С учётом того, что Улюкаев находится в сложном положении, мы не будем комментировать выбранный им способ защиты», — сказал пресс-секретарь компании Михаил Леонтьев.

Первое заседание суда никакими сенсациями не ознаменовалось. Защита просила вернуть дело в прокуратуру. Что-то там не так показалось в обвинительном заключении. Прокурор ответил, что имеет право излагать обвинение « в своей интерпретации». То есть, как ему вздумается. Суд его поддержал, ходатайство отклонил, а заодно и перенёс заседание на 1 сентября. Вероятно, в надежде, что подсудимый за это время одумается и признает свою вину до того. Прежде чем гособвинение представит какие-либо доказательства.

В тот же день Басманный суд был заключил под стражу до 13 сентября заместителя генерального директора специального лётного отряда «Россия». Обслуживающего авиапотребности президента РФ. Андрей Тюрин стал фигурантом уголовного дела по статье 159 УК РФ («мошенничество»). Ему и его подельнику Александру Рейхтману, начальнику производства авиационно-технической базы СЛО «Россия», вменяется хищение 32 млн рублей при закупке оборудования. Это, конечно, вчетверо меньше, чем предъявлено Улюкаеву. Но лётчики-то замахнулись на средства самого президента. А также премьера, спикеров обоих палат и кое-кого помельче.

Тюрин, похоже, не выдержал соблазна ни дня после своего назначения врио начальника СЛО. Его предшественник, Ярослав Одинцов с подручными (совсем не связанными с Тюриным и Рейхтманом) «освоили» при закупках кондиционеров для президентских самолётов 48 млн рублей. Сразу вспоминается бессмертная фраза Жванецкого: «Может быть, что-то в филармонии не так?» А ещё — исторический диалог: «Ваше превосходительство, возьмите три тысячи, и никто об этом не узнает. — Давайте пять тысяч и рассказывайте кому хотите». Прозвучали эти изумительные предложения незадолго до краха царского режима.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

Поделиться