Такого в Америке не бывало, пожалуй, отвеку. Президентские выборы 3 ноября 2020 года эффектно входят в историю. Обвинения в фальсификациях, продления подсчётов, анонсированные пересчёты и суды, усиленное патрулирование, поножовщина близ Белого дома… К исходу первых суток оба кандидата заявили о победе и обвинили друга в намерении её украсть. Потребовалась без малого неделя, чтобы появилось имя победителя: Джо Байден. И то неофициально. И то многие не верят. Не один Дональд Трамп.

В российских следственных изоляторах разрешены телевизоры. Как-то раз шестеро смотрели очередную пропагандистскую передачу про бездуховный Запад. Конкретно речь шла о США. В определённом разрезе: дескать огромное количество американцев мечтают о социализме. «А что такое социализм?» – спросил молодой парень, обвиняемый по 228-й, у соседа, обвиняемого по 213-й. «Без частной собственности», – ответил старший товарищ и добавил ещё несколько хрестоматийных понятий из советской системы. (Вопрос ведь явно был об этом, а не о шведской модели и не о кооперативном самоуправлении.) «Да ну, бред какой-то», – решил юноша, подумав с полминуты. На том все и сошлись. Да и кто телевизору верит?

Знали бы, до чего всё серьёзно…

Явка для Америки аномально высока: проголосовали свыше 150 млн человек. Две трети электората, рекорд за 120 лет. На момент публикации американские медиа подсчитали, что за кандидата Демократической партии Джо Байдена проголосовали более 75 млн (что тоже рекорд за всю американскую историю). Чуть более 50%. Это даёт ему 279 голосов выборщиков. На 9 больше, чем требуется для захода в Белый дом. Президента от Республиканской партии Дональда Трампа поддержали 71 млн избирателей. Чуть менее 48%. Выборщиков у него пока получается 214.

Как известно, в американской избирательной системе главное не общенациональный расклад по голосам, а победа в конкретных штатах. Там избираются выборщики по конкурирующим спискам. Проходит список, опередивший хотя бы на один голос. Без всякого учёта меньшинства. В декабре выборщики совершают ритуал избрания президента. Именно ритуал, поскольку президент к тому времени известен. Голосовать выборщики могут только за кандидата, которого избраны поддержать. Всего их 538, в разных штатах по-разному, в зависимости от населения.

Первые пятнадцать – Калифорния (55 выборщиков), Техас (38), Нью-Йорк (29), Флорида (29), Пенсильвания (20), Иллинойс (20), Огайо (18), Джорджия (16), Мичиган (16), Северная Каролина (15), Нью-Джерси (14), Виргиния (13), Массачусетс (11), Индиана (11), Теннесси (11). Восемь из них объявлены за Байдена, пять оказались за Трампа. В двух идёт подсчёт. Вероятно, останутся за Трампом, но это не меняет общей картины. Переиграть ситуацию можно теперь только пересчётом или переголосованием. Для этого требуется судебное решение. На что и ставит команда Трампа.

Некоторый шанс она имеет. Так что ещё не конец. Недаром официальные итоги никем пока не объявлялись. Только медиа. И самим Джо Байденом с его вице-кандидаткой Камалой Харрис.

Давно идут разговоры о желательности реформы этой избирательной системы. Которую Бенджамин Франклин в полушутку предложил отцам-основателям и был немало удивлён, когда они её приняли. Однако Америка уважает традицию и закон. Во всяком случае, уважала раньше.

Республиканца Дональда Трампа снова, как и в 2016 году, поддержал внутренний массив, ковбойско-рэднекские края, сравнительно небольшие города, сельская глубинка, Средний Запад и Юг, «ржавый пояс», «одноэтажная Америка». Из знаковых «красных» штатов – Техас, Огайо, Теннеси, Индиана, Алабама, Флорида…

За демократа Джозефа Байдена (почти 78-летний кандидат предпочитает, чтобы его называли Джо – как Гарпера, дружка Тома Сойера) голосуют Северо-Восток и Атлантическое побережье. Среди «синих» штатов – Калифорния, Нью-Йорк, Нью-Джерси, Массачусетс, Мэриленд, Вашингтон; с неожиданными «континентальными» вкраплениями типа Колорадо или Нью-Мексико… Средоточия мегаполисов, университетских кампусов, «родовой» политической и бизнес-элиты, леволиберальной интеллигенции и профсоюзного влияния.

Второй особенностью, наряду с повышенной активностью избирателей, стал накал противостояния. Согласно опросам, Байден побеждал не только в колеблющихся штатах, но и в некоторых традиционно республиканских. Были прогнозы с его перевесом даже в Техасе. Эти эксперты ошиблись. Теперь уже чётко выявлено, что в США довольно много «стеснительных трампистов», которые не открывают своего выбора. Известный в России феномен: Жириновский со своей партией всегда получает при голосовании больше, чем при опросе. Но в Америке это имеет иную природу. Более суровую. Многие избиратели Трампа попросту боятся насилия. Именно так: сторонникам президента угрожают безнаказанные расправы со стороны оппозиционеров. Уж не говоря о потоке брани и угроз, вплоть до «перестаньте обращаться к ним как к людям». Это, если что, не в подворотне, а с экрана.

В Калифорнии бессмысленно (но не безопасно) агитировать за Трампа. В Техасе – за Байдена. Однако на этих выборах резкие и очень подозрительные скачки произошли в других штатах. Колеблющихся между красным и синим. Пенсильвания, Висконсин, Мичиган – это в совокупности 46 выборщиков, способных определить итог. Поначалу побеждал Трамп. Но внезапно ситуация переломилась в пользу Байдена. Переломив вслед за собой общеамериканский расклад.

«Накануне вечером я лидировал, часто с большим отрывом, во многих ключевых штатах, которые почти во всех случаях контролируются и управляются демократами. Затем один за одним они стали волшебным образом исчезать после того, как были подсчитаны внезапные вбросы бюллетеней. Очень странно», – удивлялся Трамп. Губернатор Пенсильвании ныне – демократ Том Вулф, губернатор Висконсина – демократ Тони Иверс, губернатор Мичигана – демократка Гретхен Уитмер. В общем, каноническое: не будем говорить, кто это были, хотя это были… нет, не слонята (слон – эмблема республиканской партии), а тогда уж ослики.

Названия «Висконсин» и «Мичиган» обрели мировую известность. Как символы, вроде «Басманного суда» или пенька для голосования на российском конституционном референдуме. Оглашаемые детали – фургоны с «левыми» бюллетенями, внаглую закрытые фанерой окна участков во время подсчёта – потрясают своей… обыденностью, что ли. Неоригинальностью какой-то. «Что такое социализм?» И эти люди, кстати, обличают Трампа как российского агента!

По разным направлениям вылетели десанты трамповских юристов. В Филадельфию, столицу Пенсильвании – город, где прозвучал в 1776 году набатный колокол американской независимости – прибывал Рудольф Джулиани, личный адвокат президента. Национальный герой, восстановитель Нью-Йорка после 9/11. «Массовое мошенничество, – констатировал он. – Мы не позволим демократам-политиканам Филадельфии украсть голоса».

Вбросы бюллетеней… Массовое мошенничество… Украсть голоса… Позвольте, сэр, мы вообще-то где находимся?!

Грандиозная американская схизма назревала с конца прошлого века. С конца 2000-х превратилась в очевидность. С полной чёткостью обозначилась четыре года назад. Когда скандально-эпатажный девелопер Дональд Трамп внезапным триумфом захватил «великую старую партию», сделался республиканским кандидатом на выборах-2016 и одолел демократку Хиллари Клинтон. Экс-госсекретаря США, жену удачливого экс-президента Билла. Кстати, победил Трамп именно по выборщикам, а не по голосам (Клинтон набрала на три миллиона больше).

Это было шокирующим поражением объединённого истеблишмента. Сплочённого вокруг демократического кандидата. Тут важно понимать, как определяется принадлежность к американским социальным верхам. Состояние Дональда Трампа – около $2,5 млрд, он самый богатый президент в истории США. Но он не относится к тому кругу, который в США принято считать элитой. Американская «аристократия» не жалует нуворишей, подобных выскочке Дональду. Этот слой отнюдь не всесилен – что и доказало избрание Трампа. Но, говоря политкорректно, довольно-таки силён. Этот вопрос решается не личными деньгами.

Гораздо важнее иные факторы. Например, принадлежность к финансовым, промышленным, политическим «династиям» Северо-Востока или Солнечного пояса. Но ещё значимее обладание ресурсами общественного влияния. Будь то финансовые, политические, информационные. Огромную роль играет контроль над СМИ, образовательными учреждениями, общественными движениями. Над системами, которые формируют доминанты массового сознания и образа жизни. Всё это ныне в руках носителей левой, либеральной, социалистической тенденции. Что означают эти термины применительно к Америке, постараемся пояснить ниже.

Трамп улучшил экономические показатели США. ВВП в годы его президентства вырос на 7%, рабочих мест стало больше на 4%, безработица снизилась к полувековому минимуму – 3,6%, производительность стабильно поднималась на процент-полтора в год. Средний доход домохозяйства поднялся примерно с $63 тысяч до $69 тысяч. Однако, по экспертным оценкам, эти успехи в целом продолжали тенденции, заданные ещё при Бараке Обаме. Трамп ничего не ухудшил, но не совершил и прорывов. Инфляция, бюджетный дефицит и госдолг позитивной динамики не продемонстрировали. Суровым испытанием стал COVID-19. Экономика более-мене выдержала удар, но потеряно 230 тысяч жизней. Многие отнесли это на счёт трамповского «ковид-диссидентства». Которое, впрочем, поубавилось после того, как он переболел сам.

Внешняя политика была весьма сумбурной. Отношения трамповского Белого дома с путинским Кремлём – отдельная большая тема. Шампанское по поводу его избрания в Госдуме открывали не совсем зря. Успехов Путин желал ему не то чтобы напрасно. В приоритет Белый дом ставил экономическую выгоду, поэтому главной проблемой считалось не политическое противоборство с РФ, а торговая война с Китаем (велась она в лучшем случае с переменным успехом). Но закономерно и некоторое кремлёвское разочарование «Трампом по телеку» закономерно.

Главное, за что любили Трампа в Москве: он многократно давал понять, что не намерен нести миру свет свободы (слишком дорого). Он в целом дистанцировался от противостояния в Украине. Хотя поставил Киеву ракетные комплексы. Старался без крайней нужды не влезать в сирийскую войну. Хотя оказывал в трудные минуты ощутимую поддержку курдам. Ограничивался декларациями по поводу венесуэльского конфликта. Относительно пассивное поведение в этих ситуациях обнадёживало каннибальские диктатуры, уставшие бояться при Джордже Буше-младшем и злиться при Обаме. Однако именно при Трампе была совершена показательная казнь Касема Сулеймани, командира исламистских «стражей-эсэсовцев». Познал удар американских «томагавков» Башар Асад. Да Путину с его «информационным поваром» довелось пережить неприятные неожиданности в сирийском Дэйр-эз-Зоре. Случайные развороты республиканского слона в мировой посудной лавке. Но тоже заставлявшие вздрагивать.

Числятся и кое-какие дипломатические удачи. В своей произраильской и антииранской позиции администрация Трампа сумела добиться улучшения отношений между Израилем и арабскими нефтяными монархиями. На крепких нервах Трамп выдержал клинч с Ким Чен Ыном и добился от него хотя бы словесных уступок (чего не удавалось никому). После чего самонадеянно объявил: «Больше этой проблемы нет».

Президент по-марксистски был уверен, что хорошие в целом экономические показатели сами по себе гарантируют переизбрание. Но не из экономики и не из международной политики прилетела апельсиновая корка. На которой поскользнулся до сих пор феноменально удачливый Дональд Трамп. А на вещах, которые люди его типа не считают важными. Однако недаром сказано в пьесе нацистского автора: «Когда я слышу слово «культура», я снимаю браунинг с предохранителя».

Давно уже ясно, что не гибель Джорджа Флойда в Миннеаполисе 25 мая 2020-го, и уж тем более не забота о дискриминируемых и обездоленных породили движение «BLM». Всеамериканский и даже международный левый бунт. «Левый» – очень условно. Ибо в нём нет отвержения иерархии. В нём заявка на иную иерархию. А это если и левизна, то совсем не та. «Мне кажется, мистер Сталин, я левее вас», – задумчиво говорил Герберт Уэллс. Собеседник особо не спорил.

«Бунт» – тоже очень условный. Довольно странный. Откровенно поддерживаемый значительной частью элиты. И американской, и международной. Вплоть до прямого прикрывания – полицейское начальство даёт приказ личному составу вставать на одно колено. Губернаторы штатов отказывают Трампу во вводе Национальной гвардии. И т.д. и т.п. Не говоря о чудовищной пиар-волне. Сравнимой по масштабу и методичности с путинским агитпропом.

Ещё четверть века назад, с обычной для него беспощадной чёткостью, писал об этом Владимир Буковский: «Как бы ни был безумен наш «новый мир», создают его далеко не безумцы. Кто же эти люди? Почему они обладают такой невероятной властью? Где новое политбюро? Те же американские фонды, которые финансировали кампанию «в защиту мира» 80-х годов, сегодня выделяют миллиарды на «изучение окружающей среды» и «феминистские исследования», в то время как те же средства массовой информации превращают всё это в новый для нас дурман».

Расовые и антиполицейские беспорядки вспыхивали в США не раз. Случалось и при Обаме: Фергюсон 2014-го, Балтимор 2015-го. Случалось и при Трампе: Шарлотсвилл 2017-го. Иногда распространялись на несколько штатов. Но сравнительно быстро затухали. Ибо влиятельные силы не имели интереса в их накачивании. Не то в нынешнем году – под выборы интерес нашёлся. И сработало не хуже фильма «Слуга народа» на прошлогодних выборах в Украине.

Политические и финансовые династии Северо-Востока и Тихоокеанского побережья. Политологические и образовательные сообщества. Либеральные СМИ. Радикальный общественный актив. Аппарат и штатные администрации Демпартии. Прокитайское лобби. Этот альянс без труда превратил Дональда Трампа в олицетворение мирового зла – расизма, империализма, колониализма, работорговли, полицейских удушающих приёмов. И – что характерно! – Трамп явно растерялся. Показав тем самым, насколько преувеличивалась его брутальность мировыми медиа. И враждебными, и дружественными. «Крутой», «рыжий», «отмороженный» etc etc etc не нашёл приёма, когда за лом взялись всерьёз. Даже в нынешних его филиппиках – мол, не позволим украсть победу! – просвечивается больше обида, а не обычная наглость.

Политические нравы повсюду таковы, что куда там бизнесу. Вот где реальные джунгли. И бросается в глаза, что Трамп не обладает ни собственным качествами, ни организованной поддержкой. Люди, адекватные ситуации – заслуженный «ястреб» Джон Болтон или крайне правый идеолог Стив Бэннон – не задерживались в трамповской администрации. Что не удивительно. Он сам ставил на беспринципность, на примат материальной выгоды. Он сделал это идеей. А такая идея слаба. Она не зажигает и не поднимает. Рональд Рейган, Джордж Буш, Джон Маккейн справились бы с ситуацией. Потому что для таких, как они «предрассудки выше интересов».

А ведь речь не о мелочах. Джо Байден, вставший на пороге Белого дома, сам-то по себе не фигура. Некоторую яркость придаёт ему разве что мутный шлейф коррупционных слухов: его сын Хантер получал зарплату в совете директоров крупной китайской компании «BHR» (теперь уволился). Поразительная способность Демпартии выдвигать запредельно блёклых персонажей уже стала притчей во языцех. Откуда там брались титаны Франклин Рузвельт, Гарри Трумэн, Джон Кеннеди и Линдон Джонсон – неизъяснимая загадка на фоне Джимми Картера, Билла Клинтона, Альберта Гора, Джона Керри, да и Барака Обамы. Но Байден, способный спутать внучку с сыном или посоветовать соотечественникам слушать проигрыватели – нечто доселе небывалое.

Никто особо и не скрывает реального политического лидера Демпартии и всей волны-2020. Камала Харрис, кандидат в вице-президенты. Сам Джо рассыпается в превозношениях: «фантастическая женщина». Известная юристка, сенатор от Калифорнии, экс-генпрокурор штата. Темнокожая, индо-ямайского происхождения. Известна шлейфом коррупционных скандалов. На что в Америке, похоже, перестали обращать прежнее болезненное внимание. И левыми, либеральными, социалистическими взглядами – в американском понимании этих терминов.

За государственное социальное регулирование, за аборты, за однополые браки, за борьбу с «глобальным потеплением», за легализацию марихуаны (ряд штатов поддержал эту инициативу на референдумах, а в Орегоне санкционировали и тяжёлые наркотики), страстно за «BLM» – зато против свободного владения оружием. Дабы никто не надеялся от «BLM» отбиться.

Всё это кажется экзотикой. Типа, им бы наши проблемы. Но за этими странноватыми рассуждениями – чисто конкретные установки этатизма, бюрократической регламентации, рука об руку с культур-марксизмом. На подходе и более жёсткий культур-марксизм. В контексте «BLM» уже наблюдались марши под знаменем КНР, воззывы к товарищу Си, слёзы по генералу Сулеймани.

Духоскрепная тирания не обязательно принимает форму державно-царистского мракобесия. На уровне ряда штатов – автономных в этом плане от федерального правительства – давно принимаются местные законы о принуждении к политкорректности. Вроде «антиэкстремистского» законодательства РФ. Страх белого консерватора сказать лишнее под дамокловым мечом штрафа или увольнения (как минимум) – увы, не выдумки росгосагитпропа. И уже сформировался заметный слой заинтересованных в таком положении. Контролёры общественного поведения, распределители социальных пособий, активисты и пропагандисты имеют на этом самоутверждение, власть и доход.

Их всё больше. Они всё сильнее и всё опаснее. Вот кто современная властная элита США, пусть не первого эшелона. А не миллиардер Трамп. Избрание Байдена, как бы оно ни случилось, победа этой элиты.

Ещё раз слово Буковскому: «Мы живём при новой формации утопистов-принудителей. Единственное новшество – их «новояз»: «культурное разнообразие», «политическая правильность», «репродуктивные права». Тоталитарная сущность этой новой идеологии совершенно очевидна, как очевидны незыблемые приёмы: репрессии, пропаганда, цензура. Утопистов их «меньшинства» волнуют не более, чем коммунистов заботил пролетариат. Всё это лишь средства достижения безграничной власти, чтобы диктовать свою волю, управлять нами, разрушать нашу индивидуальность, известную в неких древних забытых писаниях под именем человеческой души».

Крайне опасно, что к этому рубежу американское – и не только! – общество подошло с почти демонтированными структурами отпора. Это видно по тем же погромам «BLM». Кто пытался сопротивляться? Практически случайно и кратковременно объединившиеся люди. По организованности не сравнимые с левым накатом. Разве что афроамериканец с флагом Южной Конфедерации в одиночку выходил на толпу.

А ведь всё, как в советском анекдоте, очень сильно запущено. Кто способен консолидировать традицию американской свободы, устойчиво консервативную массу, избирателей Рейгана и Буша-старшего, Буша-младшего и деда Маккейна? Время вот-вот востребует для этого уж совсем особые кадры. Вроде демонического полковника Стюарта из Чёрной лиги, сыгранного Сэдлером во второй серии «Крепкого орешка». Но ультраправые практически вне игры. Неоконы также сдали позиции. Идеологизированные в духе «града на холме» отставники Пентагона и разведывательного сообщества отнюдь не симпатизируют Дональду Трампу. Он отвечает им тем же. На прошлых выборах они пытались продвинуть своего кандидата Эвана Макмаллина, но упустили время.

А по миру как раз идёт зачистка правого радикализма, способного к альтернативе и сопротивлению. Идейному, политическому, социокультурному, жизнесмысловому. Последний по времени эпизод – арест в Гааге экс-президента Косово Хашима Тачи. Руководившего республикой на основе европейских ценностей – но не столько нынешних, сколько исконных, от европейского Средневековья и Нового времени. Арест символично совпал по времени с американскими выборами. А ещё недавно Тачи обменивался с Трампом посланиями и наградами.

Вспоминаются американские выборы 1972 года. Демократическая партия выдвинула против президента Ричарда Никсона сенатора Джорджа Макговерна. С программой сдачи Вьетнама коммунистам, радикального сокращения вооружений (под диктовку Брежнева), жёсткого госконтроля над корпорациями, повсеместных расовых и гендерных квот. Республиканцы обратились тогда к демократам: «Это не выбор между двумя великими партиями, издавна известными американцам. Ваша партия захвачена леворадикальной кликой, которая презирает прошлое нашей страны и разрушает её будущее. Остановим их вместе!» Никсон победил. Между тем, Макговерн по сравнению с Байденом – просто консерватор.

Или выборы 1996 года. Переизбрание Клинтона. Российский либеральный обозреватель (учитываем, что были за времена) захлёбывался от счастья. Мол, победила социал-демократия, победил Интернет, победило женское начало как символ грядущего неизбывного добра, победил здоровый и мирный образ жизни. «Этот пресный прагматизм лучше, чем солёный и липкий идеализм недавней эпохи. Быть здоровым и безобидным в XXI веке будет моднее, чем больным и опасным – к вящему разочарованию романтиков XX века».

Перечитаем это. И оглянемся кругом.

Предположим, итог выборов не так уж однозначен. Между прочим, внешнеполитическая риторика Демпартии, Байдена и Харрис гораздо резче трамповской направлена против режимов Путина, Си Цзиньпина, Лукашенко. С акцентом на универсальность и всемирность прав человека. Пусть это слова, но они произносятся. Это пока что факт.

Речь Байдена о собственной победе была выдержана в оптимистично-примирительных тонах. Он, как водится, пообещал быть президентом всех американцев, видеть не «синие» и «красные», а Соединённые Штаты. Он даже выразил нечто вроде сочувствия избирателям Трампа. Хотя его гордость «нашей коалицией – геи, натуралы трансгендеры» уже способна привести в оторопь. Но едва ли Байден будет решать, как жить Америке дальше. Уже в открытую идут разговоры: если «сонный Джо» по каким-то причинам не сможет президентствовать положенные четыре года (а то и вообще начать), президентом США становится Камала Харрис. «Для того это всё и затеяно. Ради этого можно терпеть».

Американские вбросы способны дать опасный выброс по миру. И, уже ясно, не Дональду Трампу это предотвратить. Впереди весёлые дни, а может, и недели. «В интересные времена живём. Путин ваш отдыхает», – сказала корреспонденту «В кризис.ру» калифорнийская бизнесвумен ленинградского происхождения. К этому сейчас бессмысленно что-либо добавлять.

Михаил Кедрин, специально для «В кризис.ру»

в Мире

У партнёров