Вдоль по-питерски

Итак, свершилось. Три дня Санкт-Петербург трепетал в ожидании, зарегистрируют врио Беглова в качестве кандидата на выборах губернатора Санкт-Петербурга или же нет. Интрига состояла в том, что троих его спойлеров городская избирательная комиссия зарегистрировала тремя днями раньше. Затаив дыхание горожане ждали: ну как есть планы устроить губернаторскую гонку только из этих троих? Но ― нет. Справедливость восторжествовала. Врио идёт в губернаторы. И всё бы ничего, если бы над тишью-гладью не нависла тень неугомонной ЛДПР. За которой совершенно случайно тянутся шлейфом выстрелы из криминального прошлого.

Депутат Госдумы от КПРФ, режиссёр Владимир Бортко. Надежда Тихонова, городской депутат от «Справедливой России». Ещё один городской избранник неизвестной политической ориентации Михаил Амосов. Казалось бы, покой и полное согласие в славном городе Питере. Спойлеры свои билборды развесили, то есть агитацию среди населения провели. Никаких боёв за электорат больше не предвидится. Остаётся ждать, кому и сколько отстегнут процентов.

Но мир на берега Невы не пришёл. Причём главными нарушителями стали вовсе не те, кто не смог просочиться сквозь муниципальный фильтр. Они-то как раз приняли судьбу с римским стоицизмом. Скандал ― да ещё на федеральном уровне ― раздувают члены «Единой России». Которым вроде бы пофартило.

Единороссам не даёт спокойно спать изгнание из партии ЛДПР нового главы смольнинского комитета по миграции Олега Капитанова. Интрига в том, что набрав почти полный комплект мундепских голосов (149 подписей), он бросил это благородное занятие. Простился с креслом главы партийной фракции в питерском Законодательном собрании. Даже приостановил членство в ЛДПР. Всё ради устройства в Смольном. По личному приглашению врио Беглова.

Обосновавшись там, Капитанов обрушил на себя гнев своего бывшего вождя Владимира Жириновского. Который заклеймил последними словами не столько ренегата Капитанова, сколько партию власти. Переманившую перспективного кандидата в губернаторы. Высказав всё, что скопилось на душе, Жириновский лишил Капитанова партбилета. И кажется, успокоился.

Но его письмо задело муниципалов. Тех, что отдали Капитанову свои голоса. Как выяснилось сегодня, не по доброте, а по разнарядке. Целых 38 мундепов из «Единой России» решили дать отпор Жириновскому. Тоже, разумеется, в открытом письме. И в запале признались: 113 подписей от ЕР в поддержку Капитанова поступили в полной уверенности, что «столь маленькая и политически незначительная в Петербурге партия как ЛДПР не сможет самостоятельно собрать необходимое количество подписей муниципальных депутатов».

Замечательно само по себе. Если уж партия Жириновского до того непопулярна, что ей приходится отсыпать голоса, что говорить про остальных. Просто прикинуть: сколько петербуржцев хотя бы слышали про «Гражданскую силу»? От которой зарегистрирован бывший «яблочник» Амосов? Многие ли мундепы знают про Тихонову сверх того, что она племянница основателя партии «справедливцев» Сергея Миронова?

А ведь не так давно ЛДПР была отнюдь не «столь маленькая» и совсем не «политически незначительная». Партию Жириновского в Петербурге представляли политики серьёзные, люди яркие и до сих пор по разным причинам в городе не забытые.

В 1991 году в ЛДПР (тогда ещё ЛДПСС) вступила Елена Бабич ― бывшая комсомолка, спортсменка, сотрудник общества «Знание». Просто красивая женщина. В 1999 году она стала уполномоченным Высшего совета ЛДПР по Петербургу ― фактически приняла руководство после убийства председателя регионального отделения партии Геннадия Туганова. Взялась за опасное дело и смогла его сделать. С 2003-го по 2004-й возглавляла региональное отделение. В 2007 году избрана депутатом городского Законодательного собрания. Руководила фракцией ЛДПР.

С 2011-го по 2015-й фракцию возглавлял известный журналист и медиа-менеджер Константин Сухенко ― один из старейших городских депутатов. Летом 2014 года ЛДПР выдвинула его кандидатом в губернаторы Петербурга. Занял третье место, получив меньше 4% голосов. Убоявшись такой конкуренции в будущем, губернатор Полтавченко заблаговременно предложил ему место главы комитета по культуре городской администрации.

В Государственной Думе второго созыва ЛДПР представляли петербуржцы Михаил Монастырский и Михаил Глущенко. Тут вопросы сложнее, особенно во втором случае. Но был депутатом Думы и учёный-экономист Вячеслав Шевченко (номер первый в списке ЛДПР по Петербургу на выборах 1995-го). Он был избран заместителем председателя думского комитета по туризму и спорту, состоял и в комитете по культуре. Его младший брат предприниматель Сергей Шевченко, в 1998 году стал депутатом питерского Законодательного собрания второго созыва.

Кстати, в конце 2000 года в присутствии двух президентов ― украинского и российского ― на Петроградской стороне был открыт памятник «великому сыну Украины-Руси» Тарасу Шевченко. Через год это имя получила и площадь, на которой стоит памятник. Старожилы временами спрашивали: какому из братьев Шевченко возведён монумент? В каждой шутке лишь доля шутки. Братья-бизнесмены немало сделали для Петроградской стороны. Некоммерческую АНО «Шевченко», благоустраивавшую улицы, скверы и подъезды, помнят там уже двадцать лет.

В 2004 году Вячеслав Шевченко был убит на Кипре. Вместе с председателем клуба «Невский проспект» Юрием Зориным и референтом Валентиной Третьяковой. Организатором этого убийства следствие считает Михаила Глущенко. В 2012 году Глущенко признан виновным в вымогательстве крупной суммы денег у Шевченко. За это суд приговорил «узника Михаила» к 8 годам заключения. После чего расследование кипрского убийства вошло, наконец, в активную фазу. Ибо вполне прояснились возможные мотивы расправы.

Ещё через год Глущенко предъявлено обвинение в организации убийства Галины Старовойтовой. Он и тут был признан виновным и получил 17 лет. Однако успел, что называется, «перевести стрелки». Заодно вписался в большую политику. Он дал показания на Владимира Кумарина-Барсукова, выполнив поставленную перед ним задачу. Государственный заказ на осуждение Барсукова потенциально обещает снисхождение. В котором Глущенко будет сильно нуждаться на процессе о кипрском тройном убийстве.

«Вы спросите, причём тут ЛДПР?» Но обвинение Глущенко было построено на признании одного из исполнителей убийства ― Юрия Колчина. Который, вместе с Виталием Акиншиным и Вячеславом Лелявиным был осуждён за это преступление ещё в 2005 году. Все они служили в частном охранном агентстве «Благоверный князь Александр Невский», по факту принадлежавшем Глущенко. Между прочим, на суд явился сам Жириновский. Не признавая открыто, что все убийцы являются членами его партии, он, однако, этого и не отрицал. Настойчиво призывая признать их невиновными.

Что касается памятника Тарасу Шевченко, то теперь уже никто не сомневается, кому именно он поставлен. Пять лет назад, в ноябре 2014 года многие петербуржцы собирались отметить годовщину украинского Майдана. Каждый ― по-своему. Одни готовились возложить возле памятника Шевченко цветы в знак признания и уважения. Другие… В ночь на 21 ноября возле основания памятника были обнаружены две автомобильные шины и два пакета, в которых были обнаружены бутылки с зажигательной смесью и часовой механизм. Поджечь памятник негодяи не успели ― их спугнули неожиданные прохожие. Но идиотскую вывеску «Русофоб» на монумент водрузили.

Кто были эти люди, правоохранительные органы до сих пор не выяснили. Можно лишь предполагать, что не петербуржцы. Поскольку даже самому нерадивому питерскому школьнику известно ― жизнь Тараса Шевченко неразрывно связана с Петербургом. Здесь были собраны деньги для выкупа его из крепостной неволи. Здесь он учился в Академии художеств. Здесь впервые начал писать стихи.

«В Петербурге ―Ленинграде не очень любят, когда посторонние касаются святых для нас вещей ― войны, блокады, культурного и исторического наследия». Может быть, Виталий Милонов, адресовал эти слова не только Жириновскому? А всем, кто стремится во что бы то ни стало сорвать муниципальные выборы. Ведь препятствуют выдвижению независимых кандидатов не только ИКМО, но и некие лихие молодцы. Которые, видимо, очень не любят Питер. Он избивают и даже душат кандидатов, не пропускают их в избирательные комиссии и звонят им с угрозами. Причём только тех, что обещают изменить жизнь горожан к лучшему. Если уж сам единоросс Милонов вынужден обращаться с жалобами в ЦИК, значит, зашли эти добровольные помощники очень далеко. А вышли они, может быть, из той самой ноябрьской ночи на площади Шевченко?

Анна Мышкина, «В кризис.ру»   

Поделиться