Буркина-Фасо переводится с западноафриканских языков как «Страна достойных людей». Раньше она называлась Верхней Вольтой. Той самой, с которой сравнивали СССР, приплюсовывая ракеты. Сравнение, конечно, очень хромало. И сейчас это далеко не «РФ без ракет». Территория как три Ленобласти, население как Москва с Петербургом. Жизнь в среднем рублей на двести пятьдесят в день средней продолжительностью лет в пятьдесят. Читать и писать умеет один из пяти. За 55 лет независимости – 8 госпереворотов. Последний – на этих днях.

Смысл происходящего прояснялся личностью Дьендере

burkina-faso_xoptimizadax--644x362Очередной победоносный путч свершился в Уагадугу 17 сентября прямо на заседании правительства. Пока исполняющий обязанности президента выступал перед министрами, в кабинет ворвались гвардейцы из Полка президентской безопасности (RSP). Повязали всех на месте и объявили, что исполнение обязанностей Мишелем Кафандо окончено. Распущен и возглавляемый им Переходный национальный совет. Власть перешла к Совету национальной демократии. Под председательством генерала Жильбера Дьендере, многолетнего командира президентского полка.

Поначалу путчисты ничего не объясняли. Но смысл происходящего прояснялся личностью Дьендере и статусом его воинской части. RSP считался – да и теперь считается – не столько личной гвардией, сколько частной армией бывшего президента Буркина-Фасо Блэза Компаоре. Функция «эскадрона смерти» практически не скрывалась. Убивали оппозиционеров, журналистов, других критиков национального лидера Компаоре. Разгоняли местных «болотников» в мятежном 2011 году. С задачами справлялись эффективно: несколько арабских режимов тогда рухнули, африканские стояли прочно. В том числе буркинийский. Правда, до поры до времени.

_soldier-in_Ouagad_3447988b55-летний Дьендере – ровесник независимости. Двухметровый спецназовец всегда считался тенью босса Компаоре, его полпредом на самых жёстких темах. (Хотя о нём отзываются как о человеке сильном, но скромном и даже застенчивом.) Как профессионал он выше всяческих похвал, что нашло выражение в присвоении ему французского ордена Почётного легиона. Генералу от «эскадрона» доверял не только непосредственный начальник, но и Париж. Он эффективно участвовал в тайных военных миссиях в Либерии, Сьерра-Леоне, Кот д’Ивуаре.

Рядом с Компаоре его замечали давно. Как минимум с 1987 года, когда министр юстиции Компаоре возглавил свержение президента Тома Санкара. О котором следует сказать отдельно.

Такие «идеальные комми», как Тома Санкара, долго не живут

В 1983–1987 годах в Буркина-Фасо правил уникальный коммунистический режим. Без репрессий и, пожалуй, без диктатуры. Хотя к власти он пришёл при поддержке Каддафи.

arton39702Тома Санкара называли «африканским Че Геварой», но он не заслуживал ассоциирования с фанатичным тоталитарным убийцей. Пламенный марксист мечтал соединить в своём освободительном движении опыт всех великих революций – Американской, Французской, Русской. С единственной, но обязательной поправкой – никаких виселиц, гильотин и расстрелов.

Санкара организовывал высаживание деревьев для смягчения климата, отменял представительские расходы аппарата и перенаправлял в социалку. Продал правительственный автопарк, деньги заслал туда же. Запрещал дискриминацию женщин и бесплатную работу крестьян на старейшин. Сам жил на оклад армейского капитана и того же требовал от чиновников. Выключил в кабинете кондиционер – говорил, что стыдно перед народом жаркой страны. По ночам гулял без охраны, катал велосипед, бренчал на гитаре, играл со встречными детьми.

Недаром молодые леваки-идеалисты современной России называют Санкара «идеальным комми». Более реалистичные оппоненты со вздохом отвечают: скорее, аномальный. Понятно, что такие коммунисты долго не живут.

У Санкара не было полка президентской безопасности. Чем и воспользовался минюст Компаоре – близкий соратник, а как же – 15 октября 1987-го. Как именно убивали Санкара, даже в Африке стараются не рассказывать. Хотя там много чего видали.

Режим сломался внезапно и резко, заоблачный рейтинг куда-то улетучился

1031178733Блэз Компаоре правил дольше, чем кто-либо в истории Верхней Вольты и Буркина-Фасо. Вот этот режим никак не назовёшь уникальным. Нормальная «суверенная демократия, встающая с колен». Казнённые сподвижники, загнанная в гетто оппозиция, стабильность и покой, стрельба по протестующим, неустанное бдение полка безопасности, закошмаренный бизнес, тотальная коррупция и гордость за державу. И так 27 лет.

Сломалось всё это внезапно и резко. Как обычно, заоблачный рейтинг стабильного президента вдруг куда-то улетучился. Началось с пустяка – Компаоре внёс в конституцию поправку, позволявшую ему избраться ещё на пять лет. Казалось бы, чего там, ждали дольше. К тому же ВВП как раз в те годы вдруг стал расти на 7%, а то и на все 9%. Интенсивно пошла добыча золота. Живи, радуйся, надейся, что президент отстегнёт и тебе. Но народ – никогда их не понять! – взял да заупрямился. Не иначе, Госдепа наслушались. Или на Майдан насмотрелись.

Burkina-Faso-1_3093313bДемонстрации в Уагадугу начались 28 октября 2014 года. На следующий день перекинулись в другие города. 30 октября демонстранты прорвали оцепление, подожгли автопокрышки и штурмом взяли административные здания.

Запершийся в президентском дворце Компаоре торжественно пообещал «с сегодняшнего дня» (по анекдоту «я давно искал время и место») начать диалог с оппозицией ради выхода из кризиса. Объявил, что прогонит всех министров. Но соотечественники не оценили такой самоотверженности. Последовал вопрос из советского фильма «Старый знакомый»: «А ещё кого?»

Когда стрельба пошла всерьёз, Компаоре убедился: на этот раз преторианцы Дьендере решить вопроса не смогут. Тем более, что замкомполка Исаак Зида повёл себя как-то двусмысленно. Повторять судьбу Тома Санкара, известную ему во всех деталях, он не имел желания. 31 октября 2014-го президент Буркина Фасо сообщил, что «услышал сигнал» и заявил об отставке. Обязанности главы государства принял на себя армейский главком Оноре Траоре, но быстро передал их подполковнику Исааку Зиде. Заметим, решения постарались сохранить в своём силовом кругу.

Силовики запланировали «компаоризм без Компаоре»

Таким поворотом возмутился Африканский союз. Что за дела, что за военная хунта, в цивилизованной Африке так не положено. Тогда армейские генералы и подполковники безопасности назначили и.о. президента доктора политологии Мишеля Кафандо. В сказочно далёкие времена, ещё до Санкара, он был министром иностранных дел Верхней Вольты. Кое-кто в мире его помнит. Но решать вопросы в стране без военных и чиновников он не сможет. Рассуждали так. Тем более, что премьером стал Зида, а на армии остался Траоре.

_78673862_78673861Силовики удержали реальную власть. Они объявили переходный период и пообещали передать бразды гражданским политикам, которых изберут буркинийцы на настоящих свободных выборах. Можно предположить, что ни о чём, кроме сохранения «компаоризма без Компаоре» они всерьёз не помышляли. Буркинийская вертикаль обеспечила силовой олигархии абсолютное доминирование, а таких позиций добровольно никто не сдаёт. Но октябрьско-ноябрьские картины прошлого года очень свежи в памяти. Улица спонтанно выдвигает свои альтернативы.

Кто-то вспоминает в светлой дымке трагедию Тома Санкара. В стране действует леворадикальное Санкаристское движение, возглавлямое однофамильцем Тома по имени Беневенде. Есть и понятие «санкаризм» – эта политическая философия и движение имеет приверженцев на Чёрном континенте. А кто-то, наоборот, ностальгирует по временам ультраправого режима Сайе Зербо, десантника французской армии, воевавшего во Вьетнаме против Хо Ши Мина. Можно проанализировать и совсем уж давние времена отцов-основателей Мориса Ямеого и Сангуле Ламизаны: где были ошибки? «Мы ведь помним тот перекрёсток, где мы сели не в тот трамвай».

Давлению общества приходится уступать. Зазвучали довольно туманные, но по смыслу однозначные обещания демократии и реформ. Чем-то надо было доказывать эти намерения. Например, роспуском ненавидимого в стране Полка президентской безопасности. Но с этим никак не мог согласиться генерал Дьендере. Отсюда сентябрьский путч.

В Стране достойных людей наступили иные времена

809511--Пока не вполне ясно, действовал ли Дьендере самостоятельно или в привычном качестве вооружённой руки Компаоре, решившегося на контрпереворот. (Экс-президент, кстати, обмолвился, что не пожелал бы и злейшему врагу оказаться на месте изменившего боссу Зиды.) Но наверняка генерал, арестовав Кафандо, Зиду и нескольких министров считал вопрос решённым. В чём и просчитался.

Общественные активисты снова вышли на улицы Уагадугу. Вновь началась стрельба и пролилась кровь. Десять человек погибли, ранены больше ста. Протесты шли по нарастающей – возвращения компаористов, да ещё открытого, мало кто желает. Генералу Траоре тоже пришлось делать выбор. Войсковые передвижения дают понять, что армия скорее защитит демонстрантов, чем поможет экс-президентским охранникам. Африканские соседи категорически осудили путч Дьендере и потребовали возвращения переходного правительства. Политическое напряжение достигло опасно высоковольтного уровня.

Дьендере распорядился освободить взятых заложников, извинился перед народом и укрылся в доме одного из старейшин. Времена в Стране достойных людей, похоже, наступили иные. Майдан везде необратим. Прежние властители никак к этому не привыкнут. Оттого и сталкиваются на каждом шагу с неприятными неожиданностями.

Роман Шанга, специально для «В кризис.ру»

в Мире

У партнёров