Виток в нарастающем

Такие случаи всё же ЧП. Хотя мир приучают к этому. Трагическое исчезновение саудовского диссидента прозвучало очередным сигналом тревоги. В мировой политике продолжается нарастание хаоса. Всё чаще – кровавого. Никто не знает, на каком витке оно станет необратимым. И мало кто этим пока что озабочен. Одни надеются, что как-нибудь это утрясётся само. Другие – ещё наивнее – рассчитывают этим управлять. Неприятные неожиданности ждут тех и других.

На сегодняшний день сомнений практически не осталось. Журналист Джамаль Хашогги убит. Турецкая полиция провела в Стамбуле многочасовое исследование генерального консульства Саудовской Аравии. Вывод озвучен неназванным, но официальным источником: убийство совершено две недели назад, труп расчленён и спрятан. Осведомлённая телекомпания CNN предупреждает: саудовские власти готовят доклад, в котором смерть Хашогги будет признана – как результат допроса, в ходе которого «что-то пошло не так». По вине оперативника королевской разведки, который вёл допрос. Предполагается, что этого объяснения будет достаточно. Королевское семейство останется вне подозрений. Президент Трамп поймёт и не осудит.

За деталями расследования затемняется главное – за что убит Хашогги. Для этого надо понять, кем он был. Это ведь не обычный тип оппозиционного активиста. Это представитель саудовской элиты. Где-то даже мировой. Но в той её части, явном меньшинстве, которое не живёт одним днём.

Джамалю Хашогги не исполнилось шестидесяти лет. Он родился в Медине, втором после Мекки священном городе ислама. Происходил из турецкого рода. Три поколения Хашогги делали деньги и политику при саудовском дворе. Мухаммад, дед Джамаля, был личным врачом первого короля Саудовской Аравии Абдул-Азиза ас-Сауда. Публичной информации о родителях практически нет, предполагается, будто отец Эссам занимался инвестиционным бизнесом. Зато всему миру известен двоюродный брат Джамаля Хашогги – кинопродюсер Доди аль-Файед, погибший в автомобильной катастрофе вместе с принцессой Дианой. Ещё более знаменит дядя – миллиардер Аднан Хашогги, легендарный торговец оружием, партнёр президентов, королей и султанов, фигурант дела «Иран – контрас», персонаж фильмов боевиков, детективных книг и романтичных песен.

Начинал Джамаль Хашогги менеджером книгопродажи. Потом ушёл в журналистику. Редактировал несколько популярных саудовских газет. Побывал репортёром в «горячих точках». Общался даже с бен Ладеном во время антикоммунистической Афганской войны. Но это дело давно прошлое, тогда с ним и Збигнев Бжезинский общался. С Аль-Каидой ни Бжезинский, ни Хашогги не водились. А после 11 сентября 2001 года Хашогги с бен Ладеном бесповоротно порвал.

Он заслужил репутацию очень храброго человека. Не только в Афганистане и Судане – прежде всего у себя на родине. Где давно критиковал ваххабитскую и салафитскую политику. Невзирая на то, что этим течениям политического ислама покровительствует королевский двор.

В 2003 году в королевском министерстве информации иссякло терпение. Джамаля Хашогги государственным решением сняли с редакторского поста в частном издании «Аль-Ватан». Впрочем, саудовская экономика устроена так, что всё частное довольно условно – вроде современной РФ. Владелец газеты – принц Халид, тогда губернатор, теперь министр. Прогрессистские устремления Хашогги показались ему чрезмерными. Хотя поначалу Халид, как говорят, собирался использовать смельчака-либерала в противостоянии с консервативными родственниками.

Хашогги уехал в Лондон. Он близко сошёлся с другим столпом королевства – принцем Турки, который по должности посла в США не мог не поддерживать модернистского имиджа. В 2007-м Хашогги снова стал редактировать «Аль-Ватан». И через три года был снова отставлен. За покушение на духовные скрепы исламского фундаментализма, монархии и дома Саудитов.

После этого Хашогги запустил собственные медиа-проекты. В основном телевизионные, с вещанием из Бахрейна. Нашёл очередного могущественного союзника – принца Аль-Валида. Результат оказался тем же: сотрудничество продлилось недолго. Принцам нужен был наёмный информтаран во внутрисемейном противостоянии. Хашогги же требовалась поддержка концептуального реформатора. Побуждения не совпадали. А телеканал «Аль-Араб» быстро отключили. Когда во время Арабской весны саудовский король помог бахрейнскому подавить шиитские протесты на Жемчужной площади Манамы.

Упорный журналист продолжал продвигать свои идеи. Теперь через новостной канал «Аль-Арабия» в Объединённых Арабских Эмиратах. С 2016 года в его публикациях появился новый мотив: критика Дональда Трампа. Хашогги явно увидел в правопопулистском американском президенте что-то близкородственное аравийским консервативным исламистам. Сколь бы ни возмутились такому сопоставлению в Вашингтоне и Эр-Рияде.

Тем не менее, именно в США перебрался Джамаль Хашогги летом прошлого года. Регулярно писал в «Вашингтон пост». Он жёстко критиковал саудовскую политику. И внешнюю – например, блокаду Катара (эмирская монархия считается как бы «революционной»). И внутреннюю – жёсткие репрессии против инакомыслия. Которые никак не компенсируются бытовыми послаблениями, исходящими от наследного принца Мухаммеда ибн Салмана. И похоже, кто-то услышал всерьёз.

2 октября Джамаль Хашогги вошёл в здание генконсульства Саудовской Аравии в Стамбуле. В Турцию он приехал за документом, подтверждающим развод. Эта бумага требовалась для повторного брака с турчанкой Хатисе Ченгиз. Невеста прождала его до четырёх часов дня. Генконсульство закончило рабочий день, но Хашогги из него не вышел. Хатисе Ченгиз обратилась в полицию с заявлением об исчезновении человека.

По этому поводу официально высказывались правительства. Саудовское сообщило, будто Хашогги ушёл чёрным ходом. Турецкое – будто он так и остаётся в генконсульстве. То и другое звучало издевками. Но как бы ни относился президент Эрдоган к идеям либерального прогресса и модернизации – явно не лучше, чем саудовские принцы – турецкая полиция вынуждена была начать расследование. Довольно быстро определилось: в генконсульстве, на экстерриториальной саудовской территории, Джамаля Хашогги встретили полтора десятка спецназовцев. Плен, допрос, пытки, убийство. Дискуссия окончена.

Бахрейнская газета «Аль-Вакт» берётся назвать имена ответственных за происшедшее. По её информации, миссия была поручена Ахмаду Асири. Генерал Асири – советник по безопасности и спецоперациям наследного принца Мухаммеда. Он же был координатором войск просаудовской коалиции в йеменской войне. Которую Джамаль Хашогги тоже осуждал.

Дональд Трамп пригрозил «жёстко наказать» саудовцев, если подтвердится факт убийства (практически уже подтвердившийся – появилась информация о видеозаписи допроса и пыток). Президент США переговорил с королём Салманом ибн Абдул-Азизом. В Эр-Рияд прилетел госсекретарь США Майк Помпео. Королевский двор вынужден объясняться перед стратегическим союзником. Линия в целом сформулирована: эксцесс исполнителя. Заметим, кстати: абсурдным «ихтамнетством» саудовцы уже не пробавляются. Поначалу попробовали, сам принц Мухаммед говорил что-то вроде «он ушёл». Но быстро поняли: это противно.

Примет ли Трамп объяснения? Возможно. Совместное противостояние Ирану стоит дорого. Ваххабитская монархия важный союзник американской демократии против шиитской республики. Но абстрагируемся от геополитики. Вдумаемся в случившееся. Приглядимся, что они творят с миром. И задумаемся, как на такое отвечать. Ждать, чтобы ответил кто-то другой – похоже, поздно.

Андрей Мутровский, специально для «В кризис.ру»

Поделиться