Работа добровольцев в России – тема хоть и не новая, но и не сказать, чтобы особо популярная. Цена московского волонтёрства определяется, например, акциями в «Дикси». Проводимыми на бюджетные средства. Молодые девушки в униформе стоят на выходе и предлагают купить продукты для ветеранов и пенсионеров. Вопрос в том, куда они уходят потом и по какой цене? Возможно, впрочем, какая-то часть дойдёт и до адресата.

Напомним для справки. Волонтёрское движение появилось в 1859 году по инициативе французского журналиста Анри Дюнана, основателя Международного Красного Креста. Официально волонтёрство оформилось во Франции в период Первой мировой войны. После её окончания была создана Международная гражданская служба для восстановления разрушенного. Волонтёры не получают заработной платы, что, впрочем, не исключает отдельных бонусов.

В общем, само по себе это понятие европейское. О чём в нынешней РФ, по известным причинам, не очень принято говорить.

Первая попытка закрепления в российском законодательстве основ добровольчества была предпринята при президенте Ельцине. В 1995 году он подписал указ «О благотворительной деятельности и о благотворительных организациях». Но вернёмся в день сегодняшний. В декабре 2017-го с большим пафосом было проведены мероприятия по вручении премии «Доброволец России». Тогда же 2018-й был объявлен годом волонтёрства. Министр образования и науки РФ Ольга Васильева призвала «формировать условия для массовой подготовки лидеров-волонтёров». Через грамотную информационную политику.

Сочинский форум волонтеров, прошедший в текущем году, оказался весьма показателен. Некая Инесса Клюкина из Татарстана получила высшую награду от президента Путина. Одновременно были удвоены гранты на развитие добровольческого движения. 200 финалистов конкурса впечатляли своим оснащением.

Падение уровня жизни большинства населения России выдвигается в главную национальную проблему. Закономерный результат – ширящееся недовольство, даже социальное озлобление. Неслучайно властям приходится учреждать особое карательное направление против «разжигания социальной ненависти». Можно подумать, кто-то разжигает её сильнее самих чиновно-олигархических объектов этого чувства.

Волонтёрское движение, возникшее как общественная инициатива, оседлывается властями именно с целью смягчения социальной ситуации. Рассмотрим некоторую конкретику. В чём суть волонтёрской помощи ветеранам? По официальной информации, в сопровождении при массовых мероприятиях, в поздравлениях и вручениях грамот. Недавно московский мэр Сергей Собянин своим решением утвердил дополнительные льготы для журналистов и добровольцев. Речь идёт о субсидиях из бюджета Москвы на бесплатный проезд в общественном транспорте в канун празднования 75-летия Победы. В конце февраля столичные власти в лице вице-мэра Натальи Сергуниной объявили старт новой программы обучения участников добровольческого движения. Задумано проведение мастер-классов по профессиональной этике, правилах поведения с пожилыми людьми и т.п.

Формально, помощь оказывается не только ветеранам, но и малоимущим. В Москве функционируют несколько центров помощи бездомным. Или просто людям, попавшим в беду, как например Центр социальной адаптации им. Елизаветы Глинки. Организовано горячее питание. Бездомные с благодарностью принимают такую помощь. Немало волонтёров работают в рамках этого проекта. Иной вопрос: кто и как довёл людей до жизни без еды и одежды?

Бюджетные деньги, щедро выделенные на развитие волонтёрского движения, должны как-то возвращаться. Через усложнённые схемы, внедрения инновационных технологий, через конторы-однодневки по продаже «бадов» и лекарств. Пример, быть может, неожиданный –перевод телевидения на цифровой формат. По умолчанию, пенсионерам придётся покупать новые телевизоры. Разумеется, во всех случаях задействовано несколько структур – от мелких фирм до крупных чиновников. Продвигающих цифровые технологии для бесконечного просмотра кремлевского агитпропа.

Взять рядовую ситуацию «бытовухи». Одна из управляющих кампаний в «Текстильщиках» согласилась установить пенсионерке Татьяне Фёдоровне кран на кухне за 1000 рублей, плюс дополнительные затраты на сантехнику 500 рублей. Сантехник, очевидно, и так получает зарплату, без дополнительной тысячи за часовую работу. Но – просыпаются интеллигентские комплексы. «Неудобно, может быть заплатить ему пять тысяч», – рефлексирует Татьяна Фёдоровна. В условиях дороговизны попытались договориться с «тимуровцами наших дней». Волонтёры оказались выше всяких похвал. На звонок ответили сразу: «Мы не оказываем адресную помощь. Вам нужно обратиться в ТСЦО». Задаётся вопрос: «В чём же заключается ваша деятельность?» Ответ на заставляет себя ждать: «Проведение сборов, собраний и конференций». Далее оператор напоминает, что для оказания помощи на дому есть соцработник. Который, по имеющимся наблюдениям, может помочь в покупке докторской колбасы и кефира, но не способен даже протереть окна, не говоря о чем-то большем… При этом десятки, если не сотни организаций и фондов помощи пожилым людям, фигурируют на просторах Рунета. Как сказано в известном советском фильме о «приключениях Петрова и Васечкина» – Петров поможет.

Уж промолчим о решениях проблемы с грызунами и насекомыми. В «Текстильщиках» вообще плохо обстоят дела с санитарией и гигиеной. Секретарша в местной управе ответила в максимально хамской манере. Зато телевизоров у Татьяны Фёдоровны два. Один из них подарен ещё при Лужкове. Теперь ждёт «плазму», обещанную соцработником…

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

в России

У партнёров