Вопросы к неожиданностям

Последний год горбачёвского президентства и Перестройки популярно было выражение «это вопрос». Так говорили, когда заходила речь о будущем коммунистической партии и советского государства. Сейчас принято изъясняться более витиевато. «Скажем так, здесь действительно элемент неожиданности присутствует», – прокомментировал президентский пресс-секретарь вторые туры региональных выборов, сокрушительные для «партии власти». В каком мире надо жить, чтобы элементарное случалось неожиданно – это вопрос.

Приморское поражение губернатора от «Единой России» ещё могли посчитать случайным сбоем, отменить результаты и переиграть по новой. Но вчера последовали ещё два разгрома. В Хабаровском крае Вячеслав Шпорт не дотянул до 28%, во Владимирской области Светлана Орлова недобрала до 38%. Глава Хакасии Виктор Зимин, проиграв уже в первом туре, заранее отказался от участия во втором.

Каскад провалов впечатляет со всех точек зрения. И по масштабам – администраторы от «ЕдРа» не просто уступают, но проигрывают десятки процентов. И по плотности, сжатости обвала – процесс не нарастал постепенно, региональное полновластие президентско-правительственной партии посыпалось как-то враз.

На это можно возразить: 9 сентября избирались главы двадцати двух регионов. Восемнадцать кремлёвских наместников сохранили власть. Среди них чиновники-тяжеловесы – мэр Москвы Сергей Собянин, губернатор Красноярского края Александр Усс. Прошли процедуру голосования и представители спецкатегории «молодых технократов» прошлогоднего призыва – самарский Дмитрий Азаров, нижегородский Глеб Никитин. Удержались инопартийные путинские назначенцы: в Орловской области Александр Клычков (КПРФ), в Омской – Александр Бурков («Справедливая Россия»). Утвердился в губернаторах Кемеровской области Сергей Цивилёв – преемник Амана Тулеева, неохотно шагнувшего в сторону после ужаса «Зимней вишни». Но переизбрания просто не восприняты как события. Инерционный ритуал, на который не обратили внимания. Зато Хакасия, Приморье, Хабаровск и Владимир обозначились как тренд, сдвиг, чуть не разлом эпох.

Отчего бы такие двойные стандарты? Тем более, что победители отнюдь не шли под оппозиционными знамёнами и не выдвигали принципиальных альтернатив. Это кандидаты КПРФ и ЛДПР – «запасных скамеек» номенклатуры. Партия Зюганова известна архаичной просоветской реакционностью, партия Жириновского – истеричной агрессивностью и запредельной сервильностью. Конечно, идеология – это одно, а на месте член партии может вести себя иначе. Депутат Андрей Зуев из Пензы тоже состоял в КПРФ, но бизнесом и группировкой руководил без оглядки на партийную идеологию. Однако ныне избранные губернаторы неустанно подчёркивали лояльность президенту Путину, а иногда даже правительству Медведева, если не вовсе ЕР.

Типична позиция нового хабаровского губернатора Сергея Фургала (ЛДПР), получившего почти 70% при почти половинной явке: «В целом я поддерживаю политику правящей партии и президента. Но как таковой политики в чистом виде присутствовать не должно, а должна присутствовать логика и правильная организация жизни. Я сторонник регионального эгоизма. Я хочу, чтобы Хабаровскому краю доставалось немножко больше, в том числе из федерального бюджета».

О Фургале и о другом избранном жириновце – Владимире Сипягине во Владимире – комментаторы отмечали, что оба практически не вели кампаний, не ждали успеха (совсем как Песков) и «не выглядят готовыми губернаторами». Приморский коммунист Андрей Ищенко – примерно тот же случай.

В Хакасии коммунист Валентин Коновалов по имиджу вроде бы упорнее, идеологичнее. Но и он уже объявил, что пригласит в своё будущее «народное» правительство «честных специалистов из «Единой России», а экс-главу Виктора Зимина – себе в консультанты. И это, повторимся – из самых радикальных конкурентов ЕР.

В день удачи кандидатов-спойлеров пришло сразу два печальных известия. Освобождённый после 30 суток ареста Алексей Навальный прямо на выходе из спецприёмника взят снова и доставлен в Даниловский ОВД. Оттуда – в Симоновский районный суд Москвы. На этот раз по части 4 статьи 20.2 Административного кодекса: «Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, повлекшие причинение вреда здоровью человека или имуществу». Речь идёт об инцидентах на всероссийской акции 9 сентября – кто-то кидался мусором, кто-то обшарпал машину… Навальному предъявили призыв к таким действиям (хватайте мусор, кидайте в машины – кто-нибудь от него это слышал?). И снова отправили в спецприёмник. Ещё на 20 суток.

Остаётся надеяться, что Навальный ошибается. Что это не увертюра к делу по статье 212 УК «Массовые беспорядки». Ибо тогда срок может быть лет восемь. Что логично в порядке «корректировок», о которых говорит Песков. Очевидный рост антиноменклатурных настроений побуждает режим к нейтрализации реально опасных фигур. Даже вполне законопослушных, как Навальный. Но не играющих по правилам, которые безропотно приняла КПРФ, с некоторым ропотом – «Яблоко», с восторгом – ЛДПР.

Второй арест — и тоже повторный — произведён в победившем Хабаровске. Сегодня, после 15 суток ареста за то же 9 сентября, должен был выйти ещё один Алексей: Ворсин. Лидер местной оппозиции и несостоявшийся кандидат в мэры Хабаровска. Ворсин тоже осуждён вновь, и опять на 15 суток. Всё за тот же митинг 9 сентября. Юстиция, как Бендер в Васюках, разнообразием дебютов не балует.

А счастливый соперник Ворсина, единоросс Сергей Кравчук, завтра торжественно вступает в должность. Характерная деталь: за всю предвыборную компанию Кравчук не упомянул, что является выдвиженцем ЕР. Вероятно, потому и победил. В отличие от губернатора Шпорта. Этому деваться было некуда: мало, что единоросс-ветеран, так ещё и назначен был президентом. Орлова, Тарасенко и Зимин столкнулись с той же проблемой и тем же исходом.

Ни о какой сменяемости власти не приходится тут говорить. Уверенность петербургского «яблочного» лидера Бориса Вишневского: «Как бы они не клялись в верности Путину, как бы не поддерживали его внешнюю и внутреннюю политику, они будут вести себя с гражданами совсем не так, как их неудачливые предшественники, потому что будут помнить об их судьбе и понимать, что их могут «уволить» точно так же» – представляется либо наивностью, либо выдачей желаемого за действительное. Избирательный механизм полностью контролируется. Кандидаты, по-настоящему неприемлемые для номенкатурной олигархии, к выборам не подпускаются вообще. Максимум, что означают кадровые замены – межклановое перераспределение властного и иного ресурса. Даже если они произведены руками избирателей.

Значение губернских обломов «ЕдРа» в другом. Есть особый вид ресурса – символический. Прокатывание действующего чиновника, поддержанного самим Путиным – это знак. Сигнал к активизации иных видов протеста. Вот почему Песков говорит о будущих «корректировках». Озаботились там элементами неожиданных вопросов.

Анатолий Кружевицын, «В кризис.ру»

Поделиться