Вот: новый поворот

Не успели отгреметь фанфары по поводу присуждения Владимиру Барсукову дополнительного года к уже имеющимся 23 годам заключения в колонии строгого режима, а у следователей уже созрело новое обвинение. На этот раз он станет фигурантом дела об убийстве Галины Старовойтовой. В качестве организатора.

«Барсуков, будучи осведомленным о желании неустановленного лица прекратить государственную и политическую деятельность депутата Государственной думы, видного политического деятеля, лидера партии «Демократическая Россия» Старовойтовой, активная политическая и государственная деятельность которой вызвала острое неприятие у ее оппонентов, вплоть до ненависти у отдельных из них, совместно с ним принял решение прекратить ее государственную и политическую деятельность путем ее убийства», ― сказано в постановлении ФСБ о привлечении Владимира Барсукова (Кумарина) в качестве обвиняемого.

И это совершенно меняет все предыдущие представления об этом давнем деле.

Депутат Госдумы второго созыва Галина Старовойтова была убита в Петербурге 21 ноября 1998 года в подъезде своего дома на набережной канала Грибоедова. Спустя почти семь лет, в 2005 году городской суд Петербурга приговорил Юрия Колчина (как организатора) и Виталия Акиншина (как исполнителя) — к 20 и 23,5 годам заключения в колонии строгого режима по ст. 277 УК РФ (посягательство на жизнь государственного деятеля). Ещё один участник убийства, Олег Федосов, объявлен в международный розыск.

Спустя ещё восемь лет, в 2013 году, обвинение в организации этого преступления было предъявлено депутату Госдумы того же второго созыва, члену ЛДПР Михаилу Глущенко. Ранее, в 2012 Глущенко был осуждён за вымогательство у питерского бизнесмена Сергея Шевченко $10 млн на 8 лет лишения свободы. Кроме того, ему инкриминируется тройне убийство на Кипре бизнесмена Вячеслава Шевченко-старшего, его делового партнёра Юрия Зорина и референта Валентины Третьяковой. Это произошло пятнадцать лет назад, 24 марта 2004 года. Именно для того, чтобы избежать наказания за это преступление, Глущенко согласился дать показания по делу об убийстве Старовойтовой.

По его версии заказчиком убийства был Владимир Барсуков. Первоначальная версия Глущенко сводилась к тому, что Старовойтова, сговорившись с авторитетным предпринимателем Михаилом Мирилашвили, решила посадить в кресло губернатора Ленинградской области своего человека. Что совершенно не устраивало Барсукова. За это он и решил её убить. Версия так потрясла следователя, что первой его реакцией стала отправка Глущенко на психическую экспертизу. После неё ― на полиграф, результаты которого до сих пор неизвестны.

В окончательной редакции, озвученной на суде, признание Глущенко было попроще. Причин, по которым Барсуков хотел избавиться от Старовойтовой он не назвал, зато много и эмоционально говорил о своём страхе перед ним. «Если бы не сделали, он бы меня убил. Он очень жестокий человек. Сопротивление было бесполезно. У меня не было выбора». Его защитник назвал это признание гражданским подвигом…

Однако нынешнее обвинение напрочь перечёркивает смысл этого великого «подвига». По версии следствия получается, что Барсуков ― точно такой же организатор, как сам Глущенко или Колчин. И есть некто неназванный, который является настоящим заказчиком.

О личности этого загадочного заказчика высказывалось немало предположений. Руслан Линьков ― помощник Галины Старовойтовой, чудом уцелевший во время её убийства, комментируя признание Глущенко, отметил, что «заказчики — это совершенно иные фигуры». Он уточнил, что в материалах расследования названы четыре политика, которые могли быть заказчиками убийства. Фамилий Линьков тогда не назвал, но ещё в 2004 году член Совета Федерации Людмила Нарусова говорила об «особо неприязненных» отношениях между Старовойтовой и Жириновским. Естественно, речь не шла о скандальной докторской диссертации лидера ЛДПР. Всё было гораздо глубже. Старовойтова, председатель партии «Демократическая Россия», была непримиримой противницей имперской идеологии ЛДПР и хамского шовинизма самого Жириновского. Вполне очевидно, что её разоблачения а атмосфере тех лет весили очень много. Гораздо больше, чем нынешние, пусть даже самые резонансные расследования Навального.

Об этом говорила и сестра убитой Ольга Старовойтова: «Галина Васильевна сказала, что нельзя допускать людей Жириновского во власть. Маловероятно, что она победила бы на выборах (губернатора Ленинградской области в 1999 году ― ред.), но картину бы точно испортила, отобрав часть голосов у лидеров».

Сразу после заявления Нарусовой лидер ЛДПР пожелал дать показания в суде. Однако сделал по-своему. Выступление своё он начал на могиле Старовойтовой, где заявил, что  «у демократов, только три пути ― могила, тюрьма или эмиграция». « И вот тебя нет, Галина, ― добавил он, ― а КГБ был вчера, есть сегодня и будет завтра».

Упоминание КГБ интересно само по себе. Галина Старовойтова последовательно выступала за люстрацию всех, причастных к коммунистическому режиму в СССР. В 1992 году она внесла законопроект «О запрете на профессии для проводников политики тоталитарного режима» на рассмотрение Верховного совета. Старовойтова требовала ограничений для работников партаппарата КПСС, штатных сотрудников и агентуру советских и российских спецслужб. Закон принят не был, но через пять лет она вновь предложила его на рассмотрение ― уже в  Государственной думе. И снова отказ.

«Как бы там ни было, сиюминутные политические или коммерческие интересы шли на фоне лютой ненависти к Галине Васильевне за её антикоммунизм, за настоятельные попытки принять закон о люстрации, в результате которого силовики и чекисты лишились бы возможности идти во власть. Этот фон,  по сути дела, и был той платформой, на которой подыскивали исполнителей для этого чёрного дела», — отметил Юлий Рыбаков, возглавивший «Демократическую Россию» после гибели Старовойтовой.

Возможно, впрочем, что воспоминание о КГБ было лишь пьяной болтовнёй ― к моменту появления на кладбище Жириновский уже изрядно принял на грудь. На могиле ещё усугубил. Тем не менее возлияния не помешали ему всё-таки отправился на заседание суда. Но и там Жириновский не проявил особого усердия для того, чтобы очиститься от подозрений. Сначала потребовал освободить убийц, а потом признал, что они были членами его партии. Особо отметил, что с Глущенко почти не был знаком. Однако тут явно покривил душой. Глущенко не только был помощником Жириновского, у них, как удалось выяснить СМИ, были очень тёплые личные отношения.

В 2015 году Барсуков однозначно заявил: «Я хочу сказать всем, что у меня со Старовойтовой не было не только никаких проблем, но более того, у неё приёмная была в офисе моего друга». Да и сложно представить (за исключением, конечно, гипотетической битвы за пост областного губернатора), каким образом могли пересекаться интересы Барсукова и Старовойтовой. Галина Старовойтова ― политик федерального уровня. Её занимали глобальные проблемы страны. Бизнес-проекты Владимира Барсукова в эту сферу явно не попадали. Ну а ему, особенно с учётом последнего судебного решения, как-то даже и не по чину заниматься «организацией» убийств.

Зато вполне по чину ― наследникам КГБ и их политическим ставленникам. Ещё в 2014 году  Вячеслав Дроков направил в Генпрокуратуру РФ заявление с просьбой допросить его в рамках дела Старовойтовой. Дроков настаивал, что показания Глущенко в отношении Барсукова — оговор, сфальсифицированный бригадой СК во главе с Олегом Пипченковым и  Геннадием Захаровым. Дроков подробно описал схему, по которой это убийство собирались «повесить» на Барсукова, нет лишь ответа на вопрос ― зачем? Может быть для того, чтобы прикрыть истинного заказчика?

Ульяна Коваленко, «В кризис.ру»