Война ужесточает политику в Украине и России

Начальник украинского генштаба заявляет, что с российскими регулярными войсками боёв не идёт, в с вооружёнными формированиями ДНР/ЛНР армия в состоянии справиться. В ответ премьер ДНР предлагает сложить оружие украинским военным, окружённым в «дебальцевском котле». В Киеве шахтёры дерутся с охраной министерства энергетики. Власти расформировывают один из ударных добровольческих батальонов – «Айдар».  «Правый Сектор» создаёт собственный генштаб… Война революцию обычно раскалывает, но всегда радикализирует.

Вне контекста боёв не ведём

В годы Великой Французской революции неистовый Жан-Поль Марат учил республиканцев неустанной бдительности. Контрреволюционеры и интервенты подбрасывают идеи раскола, и ответ может быть один: гильотина. Рекомендация активно применялась в тылу, революционные войска побеждали на фронтах. Но украинская Революция Достоинства совершилась в политкорректные времена. Отсюда много проблем.

фото муженкоЗаявление генерал-полковника Виктора Муженко прозвучало вчера на пресс-конференции. «Боевых действий с подразделениями регулярных войск российской армии мы не ведём», – сказал начальник генштаба вооружённых сил Украины. И тут же было произнесено совсем иное (на что комментаторы уже не обратили внимания): «Мы имеем факты участия отдельных граждан РФ и военнослужащих российской армии, которые являются членами незаконных вооруженных формирований».

Смысл заявления содержался именно в последнем. Ещё раз констатировалось следование властей РФ принципу «гибридной войны». Без формального объявления, без официального признания, но с массированным реальным участием. Однако, как и следовало ожидать, эта часть выступления была проигнорирована российскими СМИ. Зато максимально тиражировалась фраза «с регулярными войсками боёв не ведём». Подавалась она зачастую не в виде цитаты, а в виде додуманного вывода. Вроде такого: «украинские военные признали, что на Донбассе нет российских войск!»

Высказывание Муженко резко вырывалось из контекста, переформатировалось агитпропом РФ и фактически наполнялось противоположным смыслом. Автор не мог этого не предвидеть. Методы информационной войны достаточно известны. Серьёзные люди умеют не подставляться «в базарах». Если же это делается, то практически всегда умышленно. Для чего бы в данном случае? Зачем украинский генерал фактически подыграл военной пропаганде противника?

Генерал и штаб котла

Виктор Муженко в Киеве – фигура спорная и во многом конфликтная. Взлёт его карьеры пришёлся на президентство Януковича. В те годы он стал командиром корпуса, потом заместителем начальника генштаба, получил генерал-лейтенантское звание и, любопытный штрих, избирался в Житомирский облсовет от Партии регионов. Вышел он из януковичевской партии только в феврале 2014-го, когда в Киеве уже шли уличные бои. Муженко оказался среди тех силовиков, которых революционная власть сохранила в качестве «буржуазных специалистов», но поначалу на вторых ролях. Только после президентских выборов и избрания Петра Порошенко генерал-лейтенант стал генерал-полковником и начальником генштаба.

фото славянскУже по должности Виктор Муженко выдвинулся в руководители АТО. Его ответственность за ход боевых действий – одна из главных в украинском командовании. Его назначение в начале июля совпало с первыми военными успехами Украины. Был возвращён Славянск, ставка АТО размещена в отбитом Краматорске, тогда же возвращён и город Дебальцево. Но уже через месяц случился Иловайский котёл («не ведём боёв с подразделениями регулярных войск»…).

Тенденция продолжилась – после легендарной боевой эпопеи «киборги» оставили Донецкий аэропорт. Слова же Муженко на пресс-конференции: «Мы имеем достаточно сил и средств для того, чтобы нанести окончательный, даже на поражение, удар по незаконным вооружённым формированиям» – звучали на фоне танкового прорыва войск ДНР в Углегорск. (Танки – это ведь типичное оружие незаконных формирований, совершенно несвойственное регулярным подразделениям; так следовало понимать.)

Углегорск – важный оперативно-тактический пункт между Горловкой и Дебальцево. Его захват означает замыкание очередного «котла» и резкий переклон оперативного положения в пользу ДНР. Пропагандистские органы говорят о десяти тысячах украинских военных, оказавшихся в окружении. Глава ДНР Александр Захарченко призвал их сложить оружие и обещал «отпустить домой». Иначе – «перекрёстный огонь артиллерии».

фото углегорскУкраинская сторона не подтверждает этих оценок. Контратаки и артиллерийские перестрелки продолжаются. «Противнику не удалось выполнить задачу по созданию Дебальцевского котла – в первую очередь по причине эффективных действий артиллерии украинских войск», – таково видение депутата Верховной Рады Дмитро Тымчука, координатора хорошо осведомлённой группы «Информационное сопротивление». «Там некому окружать украинские войска. Стянуто столько резервов, что террористы уже оставляют некоторые позиции и готовятся к контрнаступлению украинских войск», – это уже официальное заявление спикера Совета национальной безопасности и обороны Украины Андрея Лысенко. «Дебальцево держим!!! Углегорск – идут бои, половина города наша. Ситуация тяжелая, но контролируемая», – информирует замначальника Донецкого ГУ МВД Украины Илья Кива.

Батальоны за трибунал

Как бы то ни было – а ситуация в Дебальцево прояснится в ближайшие дни, если не сегодня – происходящее резко обострило не только фронтовое, но и внутриполитическое положение Украины. Радикальные активисты и аналитики предъявляют серьёзные претензии генералу Муженко. Утверждается открытым текстом (как, впрочем, вообще принято в Украине): пост начальника генштаба он занимает только потому, что регулярно доказывает верность главе государства. Слова Муженко о регулярных подразделениях толкуются в таком плане: генерал, подобно президенту, рассчитывает на компромисс с Кремлём и делает примирительные жесты. Которые заканчиваются Углегорском.

С другой стороны, в пользу Муженко высказываются политические консерваторы. Те, что готовы сдать «безнадёжно-уголовный» Донбасс. Зато укрепить националистическую государственность в регионах коренной Украины. Особенно сельской, традиционные добродетели которой противопоставляются «испорченным» городам и шахтам. Для носителей таких взглядов главными противниками являются уже не столько ДНР/ЛНР, сколько добровольческие батальоны, выросшие из «Правого Сектора» и боевых сотен Майдана. Характерно, что там не так уж мало выходцев с «насквозь криминального» по консерваторам Донбасса.

фото миколаВ этой среде явственно зреют идеи социального углубления революции. Так, командир батальона «ОУН» Микола Коханивский публично призывает к созданию революционного трибунала, который разберётся с предателями из чиновников и олигархов – «за кровь и нахапство» (при этом ревтрибунал противопоставляется европейскому суду как более эффективный институт).  В ответ от консерваторов порой звучат упования на «ночь длинных ножей», которую должен осуществить Порошенко с опорой на таких, как Муженко. Дабы защитить стабильность и собственность.

Ещё в ноябре министр обороны Украины Степан Полторак заявил, что добровольческие батальоны перейдут в подчинение армии. Иначе говоря, Порошенко, Муженко и самого Полторака. По словам министра, это «позволит чётче планировать их деятельность». Формулировка профессиональная и политически безоценочная. В отличие от киевского прокурора Сергея Юлдашева: «Они ходят по городу вооруженные до зубов. Надо остановить махновщину на улицах Киева. Я считаю это внутренней угрозой. Согласитесь, они ведь непрогнозируемы. Могут даже военный переворот совершить». Да, пожалуй. Однажды даже и совершили – в феврале 2014-го. Только подымай выше – не переворот, а революцию. Которая далеко не окончена.

фото айдарСлова прокурора о непрогнозируемости и перевороте относились к конкретной структуре – батальону «Айдар» Сергея Мельничука. 26 января власти объявили о расформировании батальона (при этом характерно, что Полторак и Муженко открещиваются от такого приказа – якобы ни тот, ни другой его не подписывали, однако расформирование в силе). Налицо явная проба сил. Если роспуск «Айдара» пройдёт, можно ожидать ужесточённого давления на радикальных добровольцев и «Правый Сектор». Сегодня бойцы «Айдара» вышли к министерству обороны со своим «Нет!», атаковали проходную, перекрыли близлежащую столичную магистраль.

А в «Правом Секторе», как обычно, немедленно переходят к делу. «Процентов десять генералов можно было бы отобрать из того кодла, что там собралось, – сказал Дмитрий Ярош, оправившись от боевой раны. – Мы бы создали некий «параллельный генеральный штаб», который бы сотрудничал с существующим генштабом, но принимал свои решения. За этим генштабом может стоять очень много воинских частей: и вооруженных сил, и добровольческих формирований. Мы уже начали это делать. Думаю, через некоторое время будет реализовано». Действию равно противодействие.

Протестуют в Киеве не только бойцы-добровольцы. Вчера дрались с охраной министерства энергетики приехавшие в столицу донбасские шахтёры. Лозунгов ДНР и «русского мира» они не поднимают, у них другие проблемы. Попросту говоря, нужны деньги на угольную отрасль. Или платите зарплату, или вспомним Януковича, при котором платили. Очень показательно, что обращаются с этим к «киевской хунте», а не к Захарченко с его правительством «народной республики». Шахтёры ведь реалисты. И наверное понимают, что во время войны деньги на войну и уходят. Однако – не они же её развязали… Впрочем, добровольческие активисты вообще сомневаются, шахтёрская ли это делегация, не креативная ли диверсия из ДНР. Точнее, из Москвы, где наряду с военным противостоянием украинской революции включаются и рычаги экономического прессинга.

Оппозиция прекращённой «Стратегии»

фото арестДержавно-номенклатурное наступление ведётся не только на украинском востоке. Отражается оно и в России. В самых разных аспектах, аккуратно уложенных в единый тренд. За «государственную измену» арестована в Вязьме многодетная мать Светлана Давыдова.  В апреле она услышала в маршрутке телефонный разговор об готовящейся отправке военных в Украину. Позвонила в украинское посольство: надо остановить кровопролитие! В январе её арестовала ФСБ. Тем самым фактически опровергнув заявление Муженко об отсутствии на востоке Украины регулярных войск РФ. Если этому делу удастся дать судебный ход, не за горами времена, когда госизменой станет разговор с приятелем по фамилии, кончающейся на –ко. Или чтение Гоголя.

Министр экономического развития РФ Андрей Улюкаев анонсирует возврат к планам повышения пенсионного возраста. «Должна идти речь о дальнейшем реформировании пенсионной системы, имея в виду и пенсионный возраст, и систему работающих пенсионеров, и различные отраслевые льготы», – говорит он. Смысл ясен. Он гораздо шире сказанного. Проекты урезания социалки, к которым уже несколько раз подступали и отступались, теперь актуализированы. Война же, кольцо врагов. Средства мобилизуются на приоритетные нужды государства, и пусть кто-то попробует возразить.

Что общего между делом Давыдовой и заявлением Улюкаева? Ничего – кроме самого главного.

А в Санкт-Петербурге очередной «виват». Страшно «оппозиционная» организация «Другая Россия» (проще говоря, нацболы-лимоновцы) торжественно прекращает ежемесячные акции «Стратегии-31». В субботу выходят в последний раз. Дабы в очередной раз выразить свой протест украинским революционерам и российским единомышленникам Светланы Давыдовой.

«Московские власти, начиная с мая 2014 года, стали согласовывать проведение митингов на Триумфальной площади, однако в Петербурге сделать это не удалось. Смольный и администрация Центрального района отказывают нам в согласовании «Стратегии-31» не только у Гостиного Двора, но и на близлежащих улицах – Малой Садовой и Малой Конюшенной», – детально обижается лидер питерской «ДР» Андрей Дмитриев. Его действительно можно понять, в отличие от петербургской администрации. Почти год назад, ещё на крымской волне, Дмитриев публично расписался в совпадении позиций «Другой России» с «Россией Путина», который взялся реализовывать их программу. Непринципиальная разница заключается в несколько большей степени идеологического мракобесия «ДР». Стало очевидно, что оппозиционная активность до 2014 года была направлена лишь на то, чтобы придать правящему режиму РФ его нынешние черты. Желательно в ухудшенной версии.

В общем, если Украине нужен другой генштаб, то России – другая оппозиция.

Никита Требейко, «В кризис.ру»