Динамику пандемии Covid-19 называют второй волной. Строго говоря, это ошибка. То, что происходит – это продолжение весеннего начала. Всё та же первая волна, которая никуда не схлынула. Но ситуация уже опаснее весенней. Вновь восстанавливаются ограничительные меры. Московские власти ужесточают масочно-перчаточный режим, вводят работу на удалёнке, огораживают пенсионеров по квартирам. Государство делает свои специфические выводы и драматичного опыта. В плане собственной «оптимизации».

Бьются печальные рекорды. Последняя суточная информация по России: ещё 15150 заболевших (скончались 232). Из них 5049 приходятся на Москву (скончались 54). Эти цифры где-то сравнимы с потерями от терактов или гибридных войн. Общая же российская статистика коронавируса – 1369313 заболевших, 23723 умерших – с жертвами геополитики несопоставима.

Администрация уплотняет контроль над населением. Повсеместно и ежечасно. Перед москвичами без масок и перчаток закрываются двери общественного транспорта. Цена маски пять рублей, штраф за её отсутствие пять тысяч рублей. Центр организации дорожного движения Москвы объявляет тендер на новые передвижные комплексы фотовидеофиксации: выявлять в маршрутках нарушителей карантина. С понедельника вход на дискотеки, в ночные клубы и бары – только по телефонной регистрации (в Подмосковье с завтрашнего дня ночное пребывание в развлекательных заведениях запрещено вообще).

При этом власти признают, что им известен «скептицизм населения» в отношении принимаемых мер. «Мы не хотели бы», – делится мэр Москвы. Ну и что же?Регламентация быта, откровенная слежка получают благороднейшие обоснования. Всё ради спасения подданных. Работодатели получают широкий простор для экономии на персонале. При этом сетевые магазины и банки закрывают часть отделений, что ведёт к ещё большей скученности. Значит, надо сильнее контролировать и оптимизировать…

Особая категория – пожилые люди, которым мэрия «не рекомендует» выходить на столичные улицы. Домашний режим рекомендован электорату Сергея Собянина. До сих пор в целом лояльному. Пенсии в столице по российским меркам довольно высокие (минимальная сначала года повышена до 19,5 тысячи рублей). Ветеранам войны и труда гарантируется соцработник (впрочем, не всех пенсионеров обеспечивают этой услугой). Поэтому администрация, видимо, полагает себя вправе распоряжаться графиками передвижений своих избирателей. Принята весьма специфическая мера – заблокировать социальные карты, дабы не допустить «лишних» поездок на общественном транспорте и походов в магазины. Хотя понятно, что даже московской пенсии далеко не всегда хватает на заказ еды и одежды через курьерские службы.

Работающие пенсионеры в очередной раз создают проблему для бюджетной социалки. Но тут административная регламентация неминуемо даёт серьёзные сбои. В коллективах, в том числе госсектора, многое основано на личных отношениях. Если явка пенсионеров на рабочие места – хотя бы в масках и перчатках – не вызывает отторжения начальников и товарищей – люди будут приходить. Независимо от возраста. Никакой слежкой этого не переборешь. Вот где во всех смыслах торжествует медведевская формула «денег нет, но вы держитесь».

Однако в целом проблематика труда и зарплаты входит в зону неопределённости. Экономические показатели снижаются. Социалка начинает проседать. Зато растёт расслоение, что каждый может заметить по собственному кругу знакомств. К примеру, у работника «на полставки» больше шансов оказаться за бортом, нежели у адаптированного госслужащего.Проще двинуться привычным путём. Усилить полицейские проверки в переходах и на станциях метро. Лицемерие системы уже не вызывает даже ухмылок. В переходе полицейский будет отчитывать девушку за прогулку без маски – а в соседнем дворе дети резвятся без всяких средств защиты, зато под присмотром родителей. Гуляющих семьёй обычно не проверяют. К парам тоже как правило не пристают. Тем более предоставлена воля-вольная пьяным и гоп-компаниям. Будут ещё у них маски-перчатки контролировать… Если и пока никого не бьют, чего полиции вмешиваться. Эра духоскрепия ничего в этом плане не изменила. Росгвардию ещё позовите.

Это, впрочем, уже не метафора. Росгвардию зовут. Например, в Театр на Таганке, с позавчерашнего спектакля «Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-стрит». Именно росгвардейцы выводили оттуда женщину, отказавшуюся надеть маску перед подъёмом занавеса. Составлен протокол, проведена профилактическая беседа. В гвардейском духе.

При первом режиме самоизоляции многие работодатели выполнили свои обязательства по выплатам зарплаты при невыходе на работу. Московский метрополитен продолжал работать при опустевших вагонах. Осенний карантин выполняется в ином ключе. Водителей наземного транспорта изолировали красно-белой ленточкой и запретили продажу билетов. Инструктивные формулировки заведомо расплывчаты. Ясно лишь, что никто никому ничего не обязан. Закон явно на стороне самого себя, то есть – власти, а не человека. Кто будет проверять факт отправки на карантин 30% работников? Судя по количеству пассажиров метро в час пик, никаких сокращений нет.Всюду контроль, наблюдение, инструкции, тестирования. (Данные последнего, впрочем, вызывают сомнения даже у т.н. доктора Мясникова, посвятившего себя антинавальным телешоу.) Однако передвижения по городу сами по себе уже не ограничены. Давно забыта история с мужчиной на Чистых Прудах, которого затолкали в автозак за выгул собаки. В худшем случае – предъявите паспорт, гражданин. Иные порядки в общественном транспорте: без масок и перчаток вход воспрещён. Что же касается автомобилистов, то именно здесь системный идиотизм достиг высшего пилотажа. Появился приказ надевать маску в собственной машине. На это тоже настроены камеры слежения. Разъяснительная работа ведётся на парковках. Тут вообще много возможностей для креатива. Отчего не совместить масочный контроль водителей с очередным голосованием за Путина? Оно ведь теперь разрешено в багажниках.

Агитационные центроСМИ рапортуют о победах на пандемическом фронте. Тестирование поставлено на поток, сообщают столичные власти. На улицах множество машин скорой помощи. Но – как быть людям с сердечно-сосудистыми заболеваниями, когда медперсонал и медтехника вновь тотально задействованы на коронавирус? Конечно, интернет-навигация помогает ускорить прибытие скорой в любой район. Остаётся надеяться на врачей. И на удачу.

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

в России

Здравоохранение

У партнёров