Выбор Колумбии

Правые силы продолжают наступление в Латинской Америке. Аргентина и Чили, Гватемала и Парагвай – во всех этих странах победили правые либералы, консервативные популисты, а то и политики, связанные с традициями военно-авторитарных антикоммунистических режимов XX века. Очередной успех принесла Колумбия. 7 августа её президентом станет Иван Дуке Маркес.

Мало кто сомневался в победе кандидата правых

Уже в первом туре президентских выборов 27 мая колумбийские избиратели вывели Дуке в лидеры. За него проголосовали более 7,5 млн человек – почти 40%. Чётко обозначилось преобладание правой коалиции Большой альянс за Колумбию. В которой доминирует социально-консервативная партия Демократической центр. Объединившая сторонников экс-президента Альваро Урибе.

Ближайшим соперником Ивана Дуке выступал левый лидер Густаво Петро: в молодости – боевик социалистического подполья, в зрелости – депутат, сенатор и мэр колумбийской столицы Боготы. Ныне его партия именуется «Гуманная Колумбия» и входит в блок с претенциозным названием «Список нравственности». (Такие именования характерны для колумбийской политики: тот же Демократический центр полностью называется «Твёрдая рука, Великое сердце»). Но «гуманизм» и «нравственность» левака Петро поддержала в первом туре лишь четверть избирателей. Почти столько же проголосовали тогда за экологиста Серхио Фахардо.

Правый либерал Херман Варгас Льерас собрал немногим более 7%, левый либерал Умберто де ла Калье – около 2%. Их неудачи не удивляют, несмотря на большой политический опыт этих кандидатов. Сторонники правого либерализма голосовали в основном за Дуке, приверженцы левого – за Петро.

Ко второму туру мало кто сомневался в победе Дуке. Хотя какую-то случайность нельзя была полностью исключать. Борьба шла за электорат Фахардо. И большинство предпочло Дуке. При голосовании 17 июня он собрал почти 10,4 млн голосов – 54%. Петро получил только 8 млн – 42%. И если говорить, как есть – это победа не только (может, и не столько) Ивана Дуке. Это победа Альваро Урибе – харизматичного лидера правых сил Колумбии и Латины, победителя в многолетней гражданской войне с прокоммунистическим движением FARC.

Колумбийский урибизм – явление континентальное, если не мировое

Партия Демократический центр – это правая христианская демократия, консервативный национализм и экономический либерализм. Партия «Гуманная Колумбия» – это «социализм XXI века» в духе венесуэльского режима Мадуро, с изрядной инъекцией культурного марксизма и добавкой левого либерализма. Но не эти различия – пусть кардинальные – сейчас являются главные. Во главе Демократического центра стоит не Дуке, а Урибе, и идеологию партии чаще всего называют «урибизмом».

Урибизм – явление не только колумбийское, но как минимум континентальное, если не мировое. Это противоположность левацкой доктрине «чавизма» (по той эволюции, которую чависты совершили в последние годы, даже обидно становится за покойного Чавеса). Это выражение всего самого энергичного и самого эффективного в правой идее и правой политике. Это – мускулы демократии, если выражаться в пафосном стиле Латины. В конкретном же колумбийском разрезе – это жёсткое противостояние местным чавистам-мадуристам, непримиримая борьба с остатками левацкой герильи и её продолжениями в легальной политике. Недаром Демократический центр организовался в протест против курса президента Мануэля Сантоса, склонного к компромиссам с FARC. И обрёл в этом массовую народную поддержку.

Мир-дружба с коммуно-чавистскими террористами в Колумбии непопулярны. Хотя Сантос и в советники по этому вопросу такого почтенного человека, как сальвадорец Хоакин Вильялобос. В юности лихой террорист-подпольщик, в молодости – коммунистический партизанский командир гражданской войны, он наводил слева такой же ужас, как справа майор д’Обюссон. После войны Вильялобос стал твёрдым либералом-антикоммунистом. И охотно консультирует по всему миру, как иметь дело с коммунистическими либо исламистскими повстанцами.  В Колумбии это оказалось весьма востребовано. Но советы замиряться многим не понравились.

В партию Демократический центр вступили и правые, и центристы и даже некоторые левые – все, кто готов защищать свободу, независимо от политэкономических нюансов. В этом смысле урибизм универсален. Он объединяет тех, кто способен отстоять достоинство ударом на удар. И нельзя не уточнить – отстоять под командованием Альваро Урибе. Ибо, как выражаются с недавних пор правые в полемике с левыми: «Вы к нам с команданте – мы к вам с каудильо!»

Таков ли Иван Дуке? В большинстве своём колумбийцы решили, что да. Но таким казался поначалу и Сантос. Так что следует присмотреться.

«Для целей Урибе понадобился кандидат интеллигентный и не особенно инициативный»

Когда Иван Дуке Маркес займёт президентский пост, ему успеет стукнуть 42 года. Его отец Иван Дуке Эскобар был губернатором крупного департамента Антьокия, министром шахт и энергетики. Мать – Хулиана Маркес Тоно – известна как политолог. По профессии Иван Дуке-младший – юрист экономического профиля. Работал в латиноамериканских финансовых организациях. Был советником президента Урибе по международным делам. От партии Урибе избирался в сенат. Проводил законы о продлении отпусков для женщин-матерей, об увеличении производства дефибрилляторов, о страховании семейных расходов на образование, о субсидиях на культуру.

Такие вот в Колумбии правые. С сильным социальным уклоном. И в то же время: «Не позволим сделать из Колумбии вторую Венесуэлу! Остановим левых, которые несут стране бедствия «социализма XXI века!» – это предвыборные лозунги Дуке. Ибо одно дело – социальная политика в христианско-демократическом духе, совсем другое – диктатура, полицейщина, уличные расправы и патрули в магазинах. Первое входит в принципы урибистов. Но те, кто тянет ко второму, получают от них жёсткий отпор.

«Дуке – протеже Урибе, – констатирует политолог Китти Сандерс, известная как специалист по политическим раскладам Латины. – Похоже, Урибе принял решение в своём каудильистском стиле: требуется кандидат довольно интеллигентный и не особенно инициативный. То ли это, что нужно сейчас Колумбии? Не уверена. Но Урибе обжёгся на Сантосе, который до своего президентства продвигал жёсткую антитеррористическую повестку, а потом превратился в главного голубя страны. Поэтому теперь каудильо ставит на более мягкого и управляемого кандидата, сосредоточенного на экономических проблемах. А на ключевые политические вопросы сможет влиять сам Урибе.

В программе Дуке – всемерное укрепление безопасности, усиление охрану границ и проблемных территорий, правовая защита военных, принятие закона о ветеранах. Экономически ничего нового не будет: снижение налогов, ставка на частный капитал, обеспечение имущественных прав. Деловые круги Колумбии его в основном поддерживают. Сложнее другое: FARC и их сторонники наглеют буквально с каждым часом. Они уже вальяжно «приглашают за стол переговоров». (На мой взгляд, переговоры с верхушкой FARC должны проходить строго в формате Красной свадьбы из Игры Престолов.)

Дуке к «миру» с террористами относится адекватно – то есть плохо. Но мне кажется, он не совсем понимает, как именно реализовать это плохое отношение. Естественно, он не хочет возобновления гражданской войны. С очень большой осторожностью я бы поставила на то, что он попытается совместить старую формулу «ни мира, ни войны» с постепенным зажиманием ультралевых и провоцированием их на открытый конфликт. Нельзя не отметить, что Дуке резко отрицательно относится к венесуэльскому режиму и хочет «дожать» его».

Колумбийцы хорошо помнят Кастаньо с его бойцами

Аналитик прогнозирует два возможных варианта. Первый – пуск событий на самотёк. Второй – ужесточение политики в отношении ультралевых. В первом случае получится обыкновенный либерал. Второй, по оценке Сандерс, куда интереснее: «Классический латиноамериканский симбиоз либералов и ястребов/военных, адаптированный под XXI век». Кстати, под второй путь очень подходит  избранная в вице-президенты Марта Лусия Рамирес Бланко, побывавшая прежде министром обороны и министром внешней торговли. Сеньора вице известна как политик правоконсервативный, гораздо жёстче Дуке и с давним интересом к военно-полицейской проблематике.

Следует помнить и про особый колумбийский колорит. Причём речь идёт не о наркокартелях.

В Колумбии очень жива память и исторические навыки военно-политической самоорганизации ультраправых сил. «Колумбийская олигархия имеет армию и полицию, – говорил легендарный Карлос Кастаньо Хиль. – Кто лишён защиты, так это средний класс. Потому мы защищаем интересы среднего класса, народного класса Колумбии: рисовода, хлопковода, возделывателя бананов, хлопковода, мелкого землевладельца, перевозчика, рядового крестьянина. Я сражаюсь ради колумбийцев. Мои этические воззрения не приемлют убийства, но я считаю, что партизана, если он не сдаётся, допустимо убить. Этим предотвращается гораздо большее зло».

Боевая организация Кастаньо называлась Объединённые силы самообороны Колумбии (AUC). Они нанесли мощные удары по партизанам FARC, коммунистам и левым политическим силам, а заодно разгромили наркомафию Пабло Эскобара. Создались AUC сугубо снизу, антикоммунистическим крестьянским движением. «Мы не отдали страну марксистам», – говорил Кастаньо. Этот суровый аскет, настоящий крестьянский сын называл себя человеком очень терпимым и недопустимо мягким. Он даже ругал себя за… «трусость»: «Был момент, когда я оказался между двумя подразделениями партизан, имея рядом только четырёх наших бойцов. По нам стреляли пятьсот винтовок, пока мы не сумели прорвать окружение и скрыться. В течение пятнадцати-двадцати минут я был словно парализованным, думал, что уже мёртв»

Карлос Кастаньо Хиль погиб в 2004 году. Ему стоила жизни непримиримость к наркоторговцам, с которыми водил дела старший брат Висенте. Вскоре после этого AUC были запрещены и распущены. Президент Урибе не терпел парамилитарной вольницы ни слева, ни справа. Но то – Урибе. При Сантосе уже возникали мысли восстановить праворадикальное ополчение. Как то ещё повернётся при Дуке?

Внешняя политика Боготы может измениться только в направлении Каракаса

Отдельная тема – значат ли колумбийские выборы что-нибудь для России. К этому вопросу подталкивают примеры других стран Латины. Об Аргентине уж промолчим. Но возьмём Парагвай. Избранный президентом Марио Абдо Бенитесне просто правый, он наследник традиции Стресснера. И первый его внешнеполитический шаг – приезд на футбольный чемпионат в Москву, дружелюбные переговоры с Владимиром Путиным. Ждать ли подобного от Ивана Дуке Маркеса?

Вроде ничего такого не предсказывается. Большинство экспертов сходятся на том, что внешняя политика Колумбии останется неизменной. Дуке продолжит развивать панамериканские и региональные связи Колумбии, а также отношения с США. Российское направление приоритетным не станет. Хотя сохранятся дипломатические и торговые отношения.

Ужесточится курс только в восточную сторону – пока Венесуэлой ещё правит Мадуро. Противостояние Каракасу, вплоть до ликвидации тамошнего режима, было внесено особым тезисом в программу Дуке. Новый президент Колумбии – человек довольно мягкий (даже мягче Кастаньо, причём значительно). Но касательно чавизма-мудуризма срывается даже он.

Роман Шанга, специально для «В кризис.ру»

Поделиться