Выборы МСУ в Петербурге – ранний старт

Официально в Санкт-Петербурге  компания по выборам депутатов местного самоуправления ещё не началась. Сами выборы пройдут в единый день голосования  8 сентября, но, несмотря на это, будущие участники битвы за 1575 мест в муниципальных советах  проявляют достаточную активность. Причем иногда такую, будто речь идет не о практически бесправных местных советах (в из ведении в Петербурге лишь благоустройство и дошкольное воспитание), а бог знает о каких призовых местах на политическом олимпе.

Сам Смольный  хочет использовать эти выборы для обновления своего кадрового состава и нового призыва молодых. Врио губернатора Александр Беглов установил партминимум ― 35% кандидатов в депутаты МСУ должны быть младше 35 лет. «Единая Россия» и комитет по молодёжной политике ответили: «Есть!». Глава комитета Юлия Аблец, сообщила, что в городе будет открыто шесть в школ молодого политика (каждая объединит три городских района). Учащиеся, числом 600 человек, будут дважды в неделю посещать занятия самопрезентации, маркетингу, законодательству о местном самоуправлении. «Дальше они примут решение, идти или нет на выборы. Мы выступаем за то, чтобы в муниципальные депутаты шли местные жители». Предполагается, что для обучения в этой школе неважно, каких политических взглядов придерживается молодой политик, а также пойдет он на выборы самовыдвиженцем или от какой либо партии.  Однако будущих учеников не должно смущать, что преподавателями у них станут лидеры-политологи  пригожинской «фабрики троллей», в частности Ярослав Игнатовский, который сравнительно недавно вместе с коллегами трудился в странах Африки, в том числе ЦАР, изучая там предвыборную обстановку.

У партии власти планы на выборы поистине наполеоновские. Для участия в праймериз 26 мая «Едроссы»  хотят подготовить не менее 1200 молодых кандидатов, в возрасте до 35 лет. По их итогам ЕР планирует провести в состав МСУ не менее  550  новых людей (это не считая прежних что ли?). Впрочем, если выдвижение кандидатов в депутаты МСУ и сами выборы будут проходить, так же как и в прошлый раз, с блокированием дверей Избирательных комиссий муниципального округа, с массовым подвозом пенсионеров на досрочное голосование и прочими нарушениями, то в положительном  результате можно не ничуть сомневаться! И особо учить кандидатов даже  не зачем. Назначенные и  так победят… только вот работать по настоящему будет некому.

Нельзя забывать и об оппозиции. По сообщениям СМИ, от разных оппозиционных ветвей – это прежде всего «Объединенные демократы (совместный проект «Открытой России», Партии роста, «Справедливой России» вместе с экс-депутатом Госдумы Дмитрием Гудковым)», местный штаб Навального и некий «Штаб преображения Петербурга» (проект партии «Яблоко», Ильи Варламова и Максима Каца) –  уже заявилось несколько тысяч кандидатов.

Может быть, оппозиционеры вдохновлены не только московским примером где в 2017  году мандаты получили 270 оппозиционных кандидатов из полутора тысяч (среди них  оказался даже такой крутой оппозиционер, как Илья Яшин), но и надеждами, на более честную избирательную кампанию. Ведь даже нынешняя глава ЦИК Элла Памфилова признала выборы 2014 года «из ряда вон выходящими с точки зрения правоприменения, этики и приличий». Оппозиционеры надеются, что повышенное внимания к Северной столице из федерального центра сократит злоупотребления и повысит их шансы на успех.  Как говорится, «надежды юношей питают». И видимо не только юношей.

Один из лидеров оппозиции Дмитрий Гудков заявил: «Раньше муниципальными кампаниями никто не занимался, потом что это были выборы депутатов, у которых нет ни зарплат, ни полномочий. Но после того, как был введён муниципальный фильтр в Москве, мы решили впервые всерьёз этим заняться, и планируем повторить московский успех в Петербурге». Ввод  в 2012 году  этого фильтра увеличил значимость муниципальных выборов. В городе на Неве, чтобы претендовать на пост губернатора города, нужно набрать 10% подписей муниципальных депутатов. Это примерно 150 подписей в 83 разных округах.

При этом расходы на агитационно-печатные материалы в штабе Максима Каца и Ильи Варламова оценивают в 40 тысяч рублей на одного кандидата. К этой сумме  ещё надо добавить средства на поощрения волонтёрам за продвижение кандидата и юридическое сопровождение. К слову, на муниципальных выборах в Москве в 2017 году на аналогичные цели уходило до 100 тысяч рублей на одного кандидата.

Что касается работы с электоратом, то Навальный запустил проект «Умное голосование». «У нас нет цели конкурировать с «Объединёнными демократами» или «Яблоком», у нас цель одна — разрушить монополию «партии власти». Этот проект как раз нацелен на то, чтобы мы не конкурировали друг с другом», — поясняют Навальнисты. Такие же слова о договоренностях с целью не конкурировать демократам между собой произносят, и «Объединенные демократы»,  и «яблочкники».

Сторонники Навального перед выборами будут рассказывать избирателям, за кого лучше проголосовать в конкретном округе так, чтобы прошли кандидаты, альтернативные «Единой России». Победивший на муниципальных выборах  2017 году москвич Александр Замятин — депутат муниципального образования «Зюзино» говорит, что на этих выборах  технологии избирательной кампании, должны соответствовать районному уровню выборов. «Это не те выборы, где нужны билборды и большие уличные кубы. Самое главное, что нужно сделать, — лично познакомиться с избирателями и получить их расположение. Для этого нужно обойти все квартиры в твоём избирательном округе».  Сам он «агитировал не только за себя, но и за всех пятерых членов своей команды — например, раздавал листовки, где было указано сразу пять имён. Это сильно ускоряет и удешевляет агитационный процесс». Для того, чтобы стать кандидатом, достаточно явиться в штаб, и написать заявление. А можно и не являться, отправив заявку по Интернету.

В «Яблоке» к подбору кандидатов относятся  жёсткий. Каждый будущий кандидат обязан прочесть и подписать краткую выдержку из политической программы партии. Вероятно, предполагается, что муниципальный депутат, не будучи политически подкованным, не сможет достойно организовать и провести учёт домашних животных или зелёных насаждений.

Несколько слов в завершении обзора пред предвыборного расклада сил.

Очевидно, если бы ни муниципальный фильтр, участвовать в этих выборах вообще никакого смысла не было бы. Даже при наличии фильтра он не слишком велик. Охота садится за карточный стол, когда все козыри заведомо на руках у соперника и этот соперник не только постоянно блефует, но и по собственной прихоти меняет правила, не гнушаясь обыкновенным шулерством? В таких условиях честный игрок просто  обречён на поражение. Но даже победа не принесёт ничего, кроме разочарования. Любой, даже самый убеждённый и честный муниципал, дабы воплотить в жизнь свои идеи и задумки, будет вынужден сотрудничать с администрацией. По сути ― это заведомое соглашательство с властью. И участие в выборах людей, с ней пока что не связанных, только укрепляет режим.

В 1989 году в «Демократическом союзе» ― первой легальной организации, оппозиционной не только КПСС, но и всему тоталитарному строю, произошел раскол. Примерно половина членов ДС считала, что завоевав большинство в Советах можно реформировать Россию и СССР. Другие, во главе с покойной Валерией Новодворской, определённо заявляли – участие в этих выборах лишь ещё один шаг к дальнейшей легитимизации строя, незаконного с момента разгона Учредительного собрания в январе 1918 года. Участвовать в выборах нельзя, надо строить гражданское общество. (Правда, они не слишком внятно объясняли как его строить в существовавших тогда условиях.) Дальнейшие события: коммунисты быстро объявили себя «демократами»,  к январю 1992 года слово «демократ» стало откровенно ругательным (даже появился неологизм «демок», по аналогии со словом «совок»). Наиболее пронырливые члены демдвижения пролезли в исполнительную власть (примеры у всех на слуху), где сумели обогатиться в меру своих возможностей, наглости и способности к интригам.

В нынешних условиях выборы МСУ удачно можно было использовать лишь с одной целью. Для объединения всех здоровых оппозиционных сил, чтобы сбросить ярмо кремлевского режима, который к прошлым преступлениям (за  них он так и не покаялся) спешит совершить новые. От Крыма до Сирии. От Африки до Крайнего севера. Но желаемого объединения пока нет. Доживем ли?

Алексей Лейн, специально для «В кризис.ру»

Поделиться