Взрывная схватка

«Украинская нация должна стать единой, перевернув страницу внутренних распрей», — написал из реанимации депутат Верховной Рады Украины от Радикальной партии Игорь Мосийчук. Участник АТО. Помощник командира батальона «Азов». Накануне он с многочисленными ранениями был доставлен в больницу. После вчерашнего взрыва. После недавнего нападения на комбата «ОУН» Миколу Коханивского, уличной драки и полицейских штурмов одного из столичных судов.

В покушении замечают и российский, и украинский след

Взрыв, прогремевший в Киеве 25 октября у редакции телеканала «Еспресо.TV» на улице Адама Мицкевича унёс жизни двух человек. Ещё трое ранены. Погибшие — случайный прохожий, бывший сотрудник полиции Михайло Мормель и охранник депутата, бывший боец «Беркута» Руслан Кушнир. Он заслонил собой Игоря Мосийчука. И именно вспоминая его, депутат написал о единстве украинской нации.

Ещё один пострадавший — политолог Виталий Бала, участвовавший в телепередаче вместе с Мосийчуком. Он получил многочисленные ранения и находится в тяжёлом состоянии. Хотя жизнь Балы, по словам врачей, уже вне опасности. Сам Мосийчук перенёс трёхчасовую операцию. Медики говорят, что предстоит, по крайней мере, ещё одна. Состояние пострадавшей женщины, имя которой пока не сообщается, стабильное. Она тоже находится в больнице.

Мощность взрывного устройства, применённого при покушении на Мосийчука, составила не менее килограмма в тротиловом эквиваленте. Оно было прикреплено к мотоциклу, припаркованному рядом с машиной депутата. Взрывчатку начинили металлическими шариками 6,35 мм.

Версий уже десятки. Сам Игорь Мосийчук полагает, что заказчики могут находиться в Москве, но исполнители — украинцы. С ним согласен советник главы МВД Иван Варченко. «Вариантов может быть много. Заказчик один — РФ. Есть конкретные доказательства, которые могут подтверждать то, что заинтересованы, в частности заявления Рамзана Кадырова от 2014 года, в которых он прямо говорил о своих намерениях убить Мосийчука и некоторых его коллег. Следствие рассматривает и должно рассматривать другие версии, но я думаю, что доказательная база сейчас достаточна для того, чтобы одной из приоритетных считать именно версию российского заказчика. И не исключаю, что исполнители могут быть самые разнообразные», — сказал он. Речь идёт о взаимных обещаниях трёхлетней давности: Мосийчук обещал прийти в Грозный, Кадыров — «наказать» за такие слова…

Другой советник министра внутренних дел, Антон Геращенко, более уклончив: «Не исключено, что та же группа, которая покушалась на Мосийчука, могла быть причастна к другим террористическим актам». Впрочем, он признал, что конкретных подозреваемых пока нет.

В партии Мосийчука, однако, думают иначе. «У меня нет никаких сомнений, что теракт против Мосийчука связан с его политической деятельностью. Я не исключаю, что это работа российских спецслужб, но, в то же время, я не исключаю версии, что это может быть покушение, организованное нашими политическими оппонентами», — сказал лидер партии Олег Ляшко. Активист Радикальной партии Василь Амельченко не исключает, что покушение на Мосийчука связано с избирательной кампанией: «Игорь Владимирович очень активно работал и в округах, и на эфирах». Депутат от РП Юрий Чижмарь, уверен, что заказчиков покушения надо искать в Украине.

Есть даже предположение о внутрипартийных конфликтах. Игорь Мосийчук заслуженно популярен в правом лагере, среди радикальных националистов. Он отличается идейностью, харизмой, ораторскими способностями, умением убеждать. Особенно ценят люди его готовность всегда встать на защиту соратника и единомышленника. Авторитет Мосийчука, пожалуй, выше, чем Ляшко. Уж не говоря о многих других. Это, полагают некоторые эксперты, порождает жёсткую конкуренцию.

О том, что Игорь Мосийчук будет участвовать в эфире «Еспресо.TV» стало известно за 12 часов до покушения. Всё это время, как и предыдущие двое суток нардеп провёл в Святошинском суде Киева. Именно оттуда отправился в телестудию. «Около 21.10 буду в эфире телеканала Эспресо. Буду говорить о главных событиях сегодняшнего дня», — написал он на своей странице в Facebook. А главным событием дня был суд над Миколой Коханивским — бойцом Майдана и АТО, комбатом батальона «ОУН», председателем одноимённого движения.

Столкновение ОУН с «бригадой Кивы» имеет идейный подтекст

События, предшествующие суду, произошли 21 октября. Микола Коханивский с женой и двумя подругами столкнулись около станции метро «Академгородок» с патрулём так называемой «Безпеки життя». Эту структуру возглавляет бывший командир батальон «Полтавщина» и бывший советник министра внутренних дел Илья Кива. Считается, что «Бригаде Кивы» покровительствует МВД и лично Арсен Аваков.

Сам Кива — фигура весьма колоритная. Дед — Герой Советского Союза. Отец — особо опасный преступник, расстрелянный в СССР за убийство милиционера (так, по крайней мере, утверждает политолог Андрей Золотарёв). С инженера переучился на юриста. При Януковиче делал карьеру в автодорожном управлении. Был судим за вымогательство, но отделался штрафом. Неожиданно для многих поддержал Майдан.

В 2014 году министр Аваков присвоил Киве звание майора милиции и поручил командование батальоном «Полтавщина». Кива побывал в АТО, отличался жёсткой антисепаратистской риторикой. Близко сотрудничал с той частью донбасского криминала, которая по тем или иным причинам не примкнула к ДНР/ЛНР. Уже осенью 2014-го бойцы «Полтавщины», возмущённые уголовными замашками никогда не служившего в армии Кивы, взбунтовались против своего командира. Из зоны АТО Кива уехал — полковником и начальником антинаркотического управления МВД (лично признавался, что употребляет наркотики).

В мае прошлого года Илья Кива формально ушёл с полицейской службы. Полностью сосредоточился на своей «бригаде общественного порядка». Эта как бы ДНД занимается рэкетом и рейдерством и по всем отзывам «крышуется» МВД. Среди ведущих боевиков — Руслан Качмала. С которым и столкнулся батальон «ОУН» Коханивского, защищая общежитие для беженцев.

События прошлой субботы — уличное нападение Качмалы на Коханивского, драка и задержание комбата полицией — стали продолжением этого столкновения. Но не только. Может показаться удивительным, но в конфликте есть серьёзная идеологическая составляющая. Ко всем прочим титулам, Илья Кива был ещё и председателем Социалистической партии Украины. СПУ была создана в октябре 1991 года — раньше Компартии Украины — как наследница республиканской организации КПСС. Не далее как в июле нынешнего года Кива эту партию возглавил в качестве креатуры Авакова. В октябре, правда, против него взбунтовались и там — делегаты избрали председателем Сергея Каплина из «Блока Порошенко». Но Кива по-прежнему считает себя социалистическим лидером. И, откровенно говоря, многие с ним согласны. Имея в виду реальный расклад сил в руководстве СПУ.

Под программу декоммунизации СПУ не попала — всё же социалисты, а не коммунисты. Но какой бы «демократический» социализм ни проповедовала эта партия теперь, она воспринимается как лобби номенклатурных наследников СССР. Можно не объяснять, как относится к СПУ современное бандеровское движение. В авангарде которого находится ныне «ОУН» — добровольческий батальон и политическая организация, возглавляемые Миколой Коханивским. Так что субботняя драка произошла не только из-за недостроенного премьерского особняка, превращённого в общежитие.

Только общественный отпор вынуждает власти к уступкам

В результате Коханивский оказался в понедельник в Святошинском суде Киева. Не один. Уже через полчаса после задержания возле больницы, куда попал после драки (Качмалу предусмотрительно поместили в другую), собралось около сотни бойцов ОУН. Оттуда они переместились в здание суда. Приехали и народные депутаты — Игорь Луценко и, конечно, Игорь Мосийчук.

Обстановка была накалённой, но не агрессивной. На стене зала заседаний появился флаг ОУН, плакат «Самозащита — не преступление», слышались крики «Свободу Буревию!» (Буревий — Ураган — позывной Коханивского). Заседание затянулось до ночи на 24-е. Прибыл руководитель секретариата Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Богдан Крикливенко.

Судья приняла решение перенести заседание. Но соратники Коханивского отказались покидать здание без комбата. Полиция начала штурм. Трижды он был отбит безоружными людьми. Заодно снесли стену с тщательно скрытым, но внезапно обнаруженным портретом Ленина (символичная ситуация). И развели товарищеский костёр во внутреннем судебном дворе.

Лишь на четвёртый раз превосходящая сила взяла своё. Более тридцати активистов были арестованы, в том числе двое журналистов. А по факту «погрома в помещении суда» (кем устроенного?) было возбуждено новое уголовное дело. По статье об «умышленном уничтожении и повреждении имущества».

Суд завершился лишь вчера вечером. Незадолго до взрыва на улице Мицкевича. Прокурор требовал помещения в СИЗО. Но Миколе Коханивскому избрана другая мера пресечения — 60 суток домашнего ареста. Вероятно, сила общественного отпора возымела действие.

Всё это время Игорь Мосейчук провёл в зале суда. После оглашения приговора он написал в Facebook. «К сожалению, законность давно стала редким сокровищем, и большинство решений судей базируются или на коррупции или политических преследованиях. Переломить такое положение вещей трудно, но иногда возможно. Мы не оставим безнаказанными события в Святошинском суде, и приложим все возможные усилия для привлечения виновных в избиении людей к строгой ответственности. И не бросим в беде тех общественных активистов, которых сейчас обвиняют за протест в суде». Затем депутат отправился на роковой эфир…

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Поделиться