Трамп есть Трамп, а Дональд не есть Рональд. Что он выкинет через пять минут, не может предвидеть никто. В пятницу министр обороны США Марк Эспер произносит яркую речь в узнаваемом рейгановском стиле. Начинается новая эра? Во вторник президент США увольняет помощника по национальной безопасности Джона Болтона – единственного в его администрации, кто способен реально проводить рейгановскую политику. Эра продолжается. «Ты встречай и провожай меня почаще»…

Эспер напомнил Рейгана

В своей непреходящей сутолоке мир мало кого слышит. Но есть люди, которых не услышать нельзя. Например, министр обороны США. Марк Эспер выступил в Лондоне, перед аудиторией Королевского объединённого института оборонных исследований. Сказал общеизвестные вещи. И пришлось через силу заговорить о том, на что закрывались глаза, от чего затыкались уши. От такого голоса Запад отмахнуться не может.

«Мы не можем оставаться в стороне, когда авторитарные государства пытаются изменить в свою пользу систему международной безопасности. Такая позиция способствовала бы наращиванию агрессии, ослабляла бы нас в будущих конфликтах. Американская стратегия национальной обороны ясна: главная забота нашей безопасности – конкуренция великих держав». Эти слова министра Эспера вызывают в памяти напрасно подзабытые 1980-е: «Мир пока не такой, каким мы хотели бы его видеть. И давайте не будем обманывать самих себя». Рейган сказал – Рейган сделал.

Сорок лет назад источником планетарного напряга и тотальной угрозы выступала Коммунистическая партия Советского Союза. С принадлежавшим этой партии государством. В дорейгановские времена этот самоочевидный факт никак не хотели признавать западные руководители. Вместе с экспертной обслугой. Зато склонялись перед «силами мира» (капиталистами, наживавшимися на торговых сговорах с СССР), «силами прогресса» (советской политической агентурой, готовившейся в помощники комендантов), «силами социализма» (компартиями и их сателлитами).

Все они хором восхищались красной идеей, миролюбием дорогого Леонида Ильича, героизмом вьетнамских и лаосских надзирателей в «лагерях перевоспитания», непокорно колосящейся бородой Фиделя Кастро. И тем же хором возмущались жестокостью Пиночета, наглостью Стресснера, авантюрностью Савимби, упёртостью контрас, невкусностью кока-колы. Проклиная псевдофашистскую ПИДЕ, работали на пришествие реально сталинистской Сигурими. Которая, кстати, вряд ли зачла бы им это в заслугу. Ибо «Рим предателям не платит», этот принцип универсален и коммунистам тоже известен.

Такие элементарные качества, как жадность, трусость, малоумие, инфантильное преклонение перед наглостью и жестокостью, лево-либеральные авторитеты выдавали за глубокую идейность, политическую дальновидность, заботу о мире во всём мире. «Да, нам нужен мир», – подбадривали их кремлёвские партнёры. «И желательно весь», – посмеивались они меж собой.

Происходило это по простой и малопочтенной причине. «После Афганистана, как и после Чехословакии, Анголы или любого следующего советского захвата, – ах, как хочется всё-таки верить в разрядку! Запад просто не хочет поверить, что пришло время жертв, Запад просто не готов к жертвам. Даже пожертвовать выгодами торговли не способны торгующие. Всё это – от жира благополучия, заменившего высокий дух и высокое мировоззрение, растерянное Западом, – без лишней политкорректности объяснял Солженицын. – Коммунизма нельзя остановить никакими уловками детанта, никакими переговорами – его может остановить только внешняя сила или развал изнутри».

Диктатура замшелой архаики

Так и случилось. В Перестройке соединились и внешняя сила, и сила внутренняя, и собственный развал. «Разрядочный» позор на Западе прекратился на рубеже 1970–1980-х. Как в анекдоте про лесника: пришёл Ронни и всех разогнал. А в самом Советском Союзе народ при первой же возможности показал КПСС, что думает насчёт ума, чести, совести и эпохи. И вскоре довёл дело до «августовского сокрушения коммунизма».

История, однако, провернулась новым циклом. В России вновь установился авторитарно-агрессивный режим номенклатурной олигархии. Несколько иного, не коммунистического типа. Поэтому свободный от ограничений, которые налагала на КПСС вынужденная просветительская риторика и внушённое марксизмом формально-логическое мышление. Идеология правящего в РФ «нового дворянства» откровенно соединяет царистско-холуйскую архаику с чекистским насилием и самоценностью конюшенной порки. Плюс демонстративное роскошество боярских хором – богатство больше прятать не надо, не при коммунистах живём. Плюс наивное требование искренней любви к начальству за всё вышеперечисленное.

Разумеется, такое внутреннее устройство определяет внешнюю политику. Лакейская «политология» именует её «отстаиванием национальных интересов». Сходным образом обосновывались расправа с восставшей Венгрией, интервенция в Чехословакию, Афганская война, ангольские карательные экспедиции, подпирание каннибальской диктатуры «красного негуса» в Эфиопии, $22 млн в день на содержание кубинского кастризма. Сегодня – на том же месте слегка сбоку – мы видим позорный культ мировой контрреволюции, войну против Украины, поддержку асадовского гостеррора в Сирии, пестование диктатур от никарагуанского сандинизма до венесуэльского мадуризма, военно-полицейские сговоры с Хун Сеном и Мбаинимарамой.

«Советская тоталитарная диктатура не могла смириться с наличием более успешной и привлекательной альтернативы. Запад это понимал и стремился превентивно обезопасить себя. В этом смысле противоречия между Западом и путинским режимом даже более фундаментальны, – размышляет российский радикально-демократический публицист Александр Скобов. – Противостояние Запада и СССР было соперничеством двух модернизационных проектов. Противостояние Западу путинского режима – это противостояние прогресса и архаики. Нынешние хозяева Кремля конструировали свою идеологию консервативной реакции XIX века… Зам Путина по вере Гундяев недавно призвал «православную молодежь» покончить со зловредным наследием эпохи Возрождения – гуманизмом. И сказал, что наиболее правильно люди жили в VI-X веках. Вернуть человечество в «темные века» – это вам не «большая Идея»?.. Путинская клептократия одержима идеей контроля сверху. Она боится всего, что как-то подрывает этот контроль. Любого примера смены власти в любой стране. Советская империя видела свою всемирно-историческую миссию в распространении своего проекта светлого будущего. У путинской неоимперии такого проекта нет. Но она тоже ощущает некую всемирно-историческую миссию: искоренить неправильную и вредную западную демократию. Она тоже хочет сделать всех такими же».

Предупреждение друзьям: проблема общая

Этому долго не верили. Снова включился в помощь кремлёвскому агитпропу западный хор «троянских ослов» (удачное выражение немецкого социал-демократа Карла Моммера). Призывающих уважать авторитарные традиции и «законные интересы» московских властителей, извлекать гешефт из экономического сотрудничества с ними, учиться видеть красоту в тирании и мракобесии. Режиссёр Стоун, успевший творчески поработать ещё на КПСС, теперь на пропагандистской передовой во имя путинской олигархии. Вацлав Клаус, когда-то консультировавший ЦК КПЧ, теперь лоббирует на востоке Европы бывшего резидента КГБ. Марин Ле Пен помогает ему на западе континента. Виктор Орбан подключается к той же системе, деликатно обходя тему 1956 года. Европа почтительно зазывает Госдуму обратно в свою Парламентскую ассамблею. Потоки обличений льются на украинских добровольцев («националисты!»), сирийских повстанцев («исламисты!»), никарагуанских протестующих («наследники Сомосы»), венесуэльских демонстрантов («за спиной у них Трамп!»).

На Дональда Трампа, если кто помнит, не так давно возлагались особые кремлёвские надежды. Вспоминать об этом стараются теперь пореже. Марк Эспер приложил усилия, чтобы забыли совсем.

«Даже в Венесуэле мы видим, как Россия проявляет лояльность к дискредитированным режимам. Продолжается агрессия в Украине, дестабилизация в Сирии. Российская внешняя политика игнорирует международные нормы. Поэтому Соединённые Штаты, в согласии с нашими союзниками по НАТО, расширяют присутствие в Польше, сотрудничают с Балтийскими государствами. Альянс остаётся бдительным, создаёт надёжные средства сдерживания, готов при необходимости сразиться и победить». Это сказано американским министром обороны. Подобного не доводилось слышать со времён Рейгана.

Режим РФ наиболее активен в продвижении принципов диктатуры и имперской агрессии. Но он не самый сильный актор этого направления. Режим КНР несравнимо мощнее, и, похоже, уже рассматривает московских правителей как управляемых вассалов. «Чем сильнее та или иная страна зависит от китайских инвестиций, тем жёстче принуждение со стороны Пекина, – продолжал Эспер. – Коммунистическая партия Китая уже способна экономически и политически наказывать за неповиновение». Далее прозвучала главная суть: «Чтобы понять, как выглядел бы мир, в котором доминирует Пекин, посмотрите как обращаются китайские власти с китайским народом внутри своих границ». Порядки в КНР таковы, что российские смотрятся расцветом либерализма. Особое ужесточение принесло именно правление нынешнего главы КПК Си Цзиньпина. При этом мировые амбиции посттяньаньмэньского Пекина действительно ни для кого не секрет. Хотя китайские вожди – взрослые люди – не имеют привычки делать пальцы веером, орать и крутить ракетные мультики.

«Россия и Китай угрожают мировой безопасности, – резюмировал Эспер. – Хочу предупредить моих друзей в Европе: это не проблема отдалённых государств, которая вас не касается. Это общая проблема защиты свободного миропорядка, ради которого в прошлом принесено столько жертв. Свободный мир защитит себя». Словно в администрации Трампа наконец-то изучили тексты Скобова…

Это, конечно, не так. Времена совершенно иные. Иная и администрация США. Дональд Трамп, хотя и пытается «играть под Рейгана» (в основном таким доводом, как созвучие имён) – органически иной политик. Другой тип личности, другое мировоззрение, другая методология. Если у кого реально отсутствует «большая идея», то как раз у 45-го президента США. В этом плане ему никогда не дотянуться до президента 40-го. Но показательно, что даже Трампа удалось-таки вывести из себя. Что и отразилось речью министра. Похожей на сигнал.

Под знаменем идей Болтона

Который звучал аж четыре дня. Сегодня очередная весть из Белого дома: президент Трамп отстранил от должности своего помощника по национальной безопасности Джона Болтона. За «ястребиную» жёсткость с диктаторами. Трампу на этом направлении нужен кто-нибудь помягче: «Я проинформировал Джона Болтона, что его услуги более не нужны. Я категорически не согласен со многими его предложениями, как и другие сотрудники моей администрации».

Кто бы сомневался. Болтон действительно сильно выбивался из тренда трамповской политики. Это человек идеи, а не коммерческой схемы.  Типа Рейгана. Типа своего покойного тёзки, вольного деда Маккейна.

70-летний Болтон – настоящий, эталонный неоконсерватор-рейганист. Его отец был пожарником в рабочем районе Балтимора, мать – домохозяйкой. Джон буквально родился правым республиканцем, непримиримым антикоммунистом. Студентом агитировал за Барри Голдуотера: «Экстремизм в защите свободы не является злом. Умеренность в борьбе за идеалы не является добродетелью». Служил в Нацгвардии. Работал адвокатом.

Поговаривают, одно время Болтон внимательно изучал историю троцкизма (врага ведь надо знать). И особенно заинтересовался теорией перманентной революции.

Трамп учёл нужду Москвы в кадровом решении

При Рейгане он был чиновником Госдепартамента. Держался тогда на вторых ролях, но антикоммунистическую линию продвигал чётко, жёстко, по-революционному. При Буше-старшем перешёл в международное ведомство Минюста. Боролся с нелегальной иммиграцией и наркооборотом – консерватор, как и положено. Потом перерыв на клинтоновское президентство. Зато при Буше-младшем развернулся круто – замгоссекретаря по международной безопасности, представитель США в ООН. Но суть не в должностях, а в позиции.

Джон Болтон выступал в авангарде бушевского курса всемирной революционной демократизации. Он формулировал концепцию «оси зла» и включал в неё не только Иран, Ирак и Северную Корею, но и Кубу, Ливию, Сирию. Был первейшим энтузиастом Иракской войны и свержения Саддама Хусейна. Не заморачиваясь дипломатическим этикетом, называл режим КНДР адским кошмаром (восхитительный вопль кимченировской дипломатии стоил скандала).

Жёстко и цепко отстаивал он американское право на бесконтрольность вооружения. Но не ради прибыли или даже державной мощи как таковой. Такого без него видали. Своей целью и моральной обязанностью Болтон считал планетарное утверждение демократической системы. Военно-революционным путём.

Бараку Обаме он, понятно, пришёлся не ко двору. На государственную службу Болтона снова призвал Дональд Трамп в апреле прошлого года. На серьёзный пост помощника (советника) по национальной безопасности. Четырьмя десятилетиями ранее эту позицию в Вашингтоне занимал Збигнев Бжезинский, определявший тогда американскую внешнюю политику.

Болтон лоббировал максимальную жёсткость к Ким Чен Ыну, Асаду, иранским аятоллам. Всячески поддерживал Израиль в конфликте с палестинцами, ХАМАСом и Хезболла. Держал сторону Тайваня против КНР. Добивался конкретной помощи сирийским повстанцам и иранскому моджахедскому подполью. Приветствовал победы Жаира Болсонару в Бразилии, Ивана Дуке Маркеса в Колумбии, противопоставляя правительства правого поворота «тройке тиранов» – кубинскому Кастро, венесуэльскому Мадуро, никарагуанскому Ортеге.

Отношения США с путинской РФ Болтон характеризовал простым словом «война». Разумеется, до занятия официальной должности. Но и после изменилась лишь терминология, не суть. В Москве замечали это: Болтон разрушал благостную картину трампизма. «Идеолог новой Холодной войны Болтон опытен в применении силы», – говорил член Совета Федерации Алексей Пушков, один из идеологов ЕР. Недаром отстранение Болтона взахлёб приветствовала сегодня Мария Захарова. Наряду с МИДом Исламской Республики Иран.

Трамповский зигзаг в очередной раз подтвердил немудрёную истину: не надейся на дядю. И в этой связи стоит вернуться к речи Марка Эспера. Фактически дезавуированной сегодняшним кадровым решением. Эти тезисы изначально требуют важной поправки. Напрасно говорится «Россия», напрасно говорится «Китай». Правильнее бы звучало «РФ» и «КНР» – не страны, а государственные режимы, подавившие общества. А главное – не внешними силами, а внутренними освободительными движениями будут решаться обозначенные Эспером проблемы. И у России, и у Китая есть на то и традиции, и потенциалы. Но если т.н. «цивилизованный мир» перестанет хотя бы препятствовать, задумавшись о самозащите, это будет большим достижением. Уж не говоря, если вернётся к принципам, носителем которых остаётся Джон Болтон даже вне административного штата.

Евгений Бестужев, специально для «В кризис.ру»

Анализ

в Мире

Геополитика

У партнёров