Ё! Мобиль…

Сегодня отношения Трампа и Евросоюза перешли в новую стадию. Теперь вся ввозимая в Америку сталь облагается пошлиной в 25%, а алюминий — в 10%. То же самое касается Канады и Мексики. «Эти пошлины призваны защитить национальную безопасность Америки», — заявил Трамп. Ранее пошлины на поставки из этих металлов были введены для Японии, России, Китая.

Канадский премьер Трюдо пожал плечами: дескать, какая такая угроза может исходить от его страны могучему соседу? В Мексике ситуацию пока не комментируют. Но «после NAFTA жизнь не заканчивается», ещё в середине прошлого ноября мудро рассудил мексиканский министр иностранных дел Луис Видегарай Касо. Однако в Евросоюзе к американской инициативе отнеслись менее философски. «США не оставили нам выбора, кроме как оспорить их действия в ВТО и ввести дополнительные пошлины на ряд товаров американского импорта», — пафосно заявил Жан-Клод Юнкер, глава Еврокомиссии. И принялся строчить жалобы в ВТО, а заодно прикидывать, какие товары из США целесообразно подвергнуть столь же жестокой травле. «Чёрный список» составился быстро. Пока в него вошли клюква, виски и «Харли-Дэвидсон». На очереди — апельсиновый сок и сигареты.

В самих США к решению Трампа относятся далеко неоднозначно. Протекционистская политика такого рода почти сотню лет назад привела Америку к Великой депрессии. Лозунг «Сделаем Америку снова великой» не должен означать «Вернём Америку в 1929 год», отметил сенатор Бен Сас. И добавил, что Евросоюз, Канада и Мексика — союзники, и обращаться с ними надо иначе, чем с Китаем. Об этом же сказал председатель комитета по доходам и расходам Палаты представителей Кевин Брейди: «Когда речь идет о нечестной торговле сталью и алюминием, то проблемы создают не Мексика, Канада и Европа, а Китай». Короче, против подобных мер в отношении Китая вроде бы никто и не возражает. Другое дело — ближайшие соседи и давние союзники.

По поводу соседей ситуация вообще неясна. США, Канаду и Мексику многие годы связывает Североамериканское соглашение о свободной торговле (NAFTA). Действует оно с 1994 года и его главной целью как раз и является устранение всех таможенных барьеров между этими странами. Впрочем, не только таможенных. Именно критика NAFTA и обещания пересмотра договора (вплоть до строительства стены между США и Мексикой) были главными пунктами предвыборной программы Трампа. Товарооборот между странами составляет около $1,1 трлн. Это в полтора раза больше, чем между США и странами Евросоюза ($740 млрд).

Но дело не только в деньгах. Так, по крайней мере, полагают десять бывших командующих армии США, которые обратились к Трампу с особым посланием. «NAFTA — это нечто большее, чем торговое соглашение. NAFTA — ключевой аспект нашей безопасности». Однако, по мнению Трампа, это не имеет значения по сравнению с уроном, который несёт американская экономика. Канада и Мексика вносят свою лепту в торговый дефицит США, они занимают четвёртое и пятое место, уступая в этом лишь Японии, Китаю и Германии.

Поскольку Япония и Китай уже три месяца платят повышенную пошлину, на Германию и Евросоюз в целом обрушилась вторая волна праведного трамповского гнева. Вероятно, согласись Меркель и Макрон на условия, выдвинутые Трампом по отказу от российского газопровода Nord Stream 2 и увеличению закупок американского СПГ, всё обернулось бы иначе. По крайней мере, до последнего дня Трамп уговаривал европейских партнёров и даже обещал некоторые преференции. Особенно Меркель. Особенно по автопрому.

Вообще, забота о родном автопроме, видимо самое больное место нынешнего американского президента. Основные претензии к Мексике тоже связаны именно с ним.  И, вполне возможно, совершенно зря. Поскольку, как следует из доклада Международного энергетического агентства (МЭА), в ближайшее десятилетие вся мировая экономика, в том числе американская, будет переживать бум развития электротранспорта. Как говорится в докладе, только в прошлом году в мире продано 1,5 млн новых электромобилей, а их общее количество выросло в 1,5 раза, до 3 млн штук.

И это отражается на потреблении нефти. По данным МЭА, эффект за год составил 0,38 млн баррелей в день, которые не были куплены в результате использования электромобилей. И это — лишь начало. В ближайшие 12 лет количество электромобилей вырастет в 42 раза, до 125 млн. Это предсказывает так называемый «базовый» сценарий. В «оптимистичном» же это число достигает 220 млн. Правда, при господдержке и всемирной борьбе с изменением климата. Причём и в первом и во втором случае лидером будет не США, Мексика или Евросоюз во главе с Германией. И даже не Япония. А Китай. Уже в прошлом году продажи электромобилей в Поднебесной выросли на 70% и достигли 580 тысяч электромобилей. Вдвое больше, чем в США (280 тысяч штук). Причём власть КНР всячески стимулирует использование электротранспорта.

Как говорит Василий Носов, аналитик Центра макроэкономических исследований Сбербанка, китайский МИД объявил о смягчении ограничений на присутствие иностранного капитала в компаниях, занимающихся производством электромобилей. В следующем году в Китае заработает новая программа New Energy Vehicle. Компании, производящие электромобили повышенной мощности (с расстоянием более 400 км от зарядки до зарядки), будут получать государственные субсидии.

«Если еще в 2015 году сокращение глобального спроса на нефть прогнозировалось на 2035—2040 годы, то теперь может получиться, что конец нефтяной эры наступит несколько раньше. Миру потребуется больше не бензина с мазутом, а электроэнергии, то есть возникнет дополнительный спрос на природный газ и даже на уголь», — прогнозирует Михаил Крутихин из консалтинговой компании RusEnergy. И делает неутешительный вывод: такой расклад не сулит экономике РФ ничего хорошего. Почти все имеющиеся в стране запасы нефти (70%) труднодоступны. Если цены вновь упадут до $35—40 за баррель, то добыча станет нерентабельной. И тут уже будет не до «рывка», наступит катастрофа.

Собственно, не до него уже теперь. По данным Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ, за последние шесть лет доля инновационной продукции российских промпредприятий заметно снизилась. А в некоторых отраслях — от машиностроения до химии и металлургии — так и просто рухнула. В прошлом году лишь 11,8% российских предприятий обрабатывающей промышленности производили инновационную продукцию. В Европе этот показатель ниже лишь в Румынии (6,7%). Но уже в Турции — выше в 4 раза.

При этом, подчёркивают эксперты ВШЭ, даже инновационная продукция — «товары низкого уровня новизны». Почти все они на рынке уже известны или являются усовершенствованными образцами давно изобретённых. «Принципиально новая продукция (новая для мирового рынка) занимает не более 1%, исключение составляют организации высокотехнологичных отраслей (4,5%), в частности, занятых в производстве летательных и космических аппаратов (10,4%)», — сообщают эксперты.

Введение американских пошлин, несомненно, скажется на всей мировой экономике. Аналитики Организации экономического сотрудничества и развития, уже снизили прогноз роста мирового ВВП до 3,8% на нынешний год. Но сохранили на 2019-й — 3,9%. Так что догнать, а тем более перегнать в ближайшее время не получится.

Может зря в 2012-м Прохорова не выбрали президентом? Глядишь, и американцы бы Трампа не выбрали, а мы рассекали бы сегодня на дешёвых и модерновых ё-мобилях по всем Европам? Беспрепятственно и всем скопом. Как китайцы.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Поделиться