Ницца и Стамбул, Ереван и Алма-Ата… Недавнее «кольцо Майданов» обретает очертания огня и металла. «Проявления вот такой турбулентности у наших границ вызывают обеспокоенность», – говорит пресс-секретарь Путина. Державные заслоны, спешно возведённые после Арабской весны и Украинской революции, проверяются на прочность по окружному периметру РФ. В эти дни родственные Кремлю режимы устояли. Но сам факт, что эти дни случились, развеивает иллюзию стабильности.

Дата как символ удара

зч84 человека погибли в Ницце 14 июля под колёсами грузовика, за рулём которого сидел тунисец Мохаммед Лауэеж Булель. Сам убийца стал 85-й жертвой собственного теракта. Застреленный полицейским спецназом, он не дожил до всемирной известности.

На следующий день о Булеле стало известно всё. То есть, очень немногое. 31 год. Последние 11 лет жил во Франции. Принадлежал к мусульманской семье, но религиозным рвением не отличался. Пил, употреблял наркотики, даже не соблюдал рамадан. Регулярно пребывал в состоянии маниакльно-депрессивных срывов. Работал водителем. Не бедствовал, но и особым богатством никогда не отличался. Однако незадолго до того, как в последний раз сесть за руль, перевёл родным в Тунис сотню тысяч евро.

Ответственность за теракт взяло на себя ИГИЛ, запрещённое как в России, так и почти по всему миру. Если это сделано не задним числом – на что непохоже, ибо откуда-то ведь взялись у Булеля деньги – то налицо случай вербовки социопсихологического маргинала. ИГИЛ продолжает террористические атаки на территории противника. Выбрав Францию как слабое звено.

зч2Действия французских спецслужб и правоохраны уже подвергнуты уничтожающей критике. Грузовик не был досмотрен, хотя подозрения вызвал. Контрудар был нанесён с сильным запозданием. Явно не сделано никаких выводов из кровавых событий прошлого года, которые вроде должны были многому научить. Зато в полной мере раскручивается внутриполитический прессинг в преддверии выборов будущего года. Правая оппозиция предъявляет Франсуа Олланду беспомощность перед террором. Рвущийся к реваншу Николя Саркози призывает к фактическому альянсу с РФ. Тем более укрепляются позиции Марин Ле Пен. Правые силы Франции (и не только) поднимают на щит идеологию «секьюритизма», отметающую какое-либо видение западного будущего, кроме безопасности через усиленную охрану. Чего и добиваются в долгосрочном плане террористические штабы.

За яростной полемикой о полицейских процедурах, полномочиях властей и спецслужб ушёл на задний план глубинный символ трагедии. Теракт в Ницце, разумеется, не случайно пришёлся на 14 июля. Это главный национальный праздник Франции. 227-я годовщина взятия Бастилии. День, считающийся (при всех условностях) датой свержения абсолютистской тирании, основанием национальной свободы. Которую в позапозапрошлом веке французы сумели защитить. А сегодня даже не видно политической организации, осознающей суть. Точнее – пока не видно.

Подавление бешенством

Parliamentary elections in TurkeyПосле Франции полыхнуло в Турции. Здесь случилось наоборот: в ночь на 16 июля атаковали силы, противостоящие исламизму. Реджеп Тайип Эрдоган и его Партия справедливости и развития давно сбросили маску «исламской демократии». Лет десять-пятнадцать назад она очень помогла обмануть бдительность общества и армии. (Примерно как Путин в те же годы воспринимался как наследник Ельцина, защитник рынка и демократии.) После того, как новая власть укрепилась, режим ужесточался год от года, а в последнее время буквально из недели в неделю. Исламизация политики, шариатизация права, архаизация быта. И всё это подчинено державной геополитической цели. Эрдоган желает при жизни увидеть восстановленный османский халифат.

Светско-западническое наследие Ататюрка защищали в Турции вооружённые силы. Эрдоган многого добился в сведении счётов – отставки, аресты, суды, пожизненные приговоры. Спецслужбы и жандармерия переведены под исламистский контроль. Исторические сроки сжались до предела. Ещё немного, и священные заветы Отца турок будут аннулированы в своей основе. Вместе со светскими принципами, западным вектором развития, а также политическим влиянием генералитета и офицерства.

Turkish military stand in front of the Republic Monument at the Taksim Square in IstanbulТоропились настолько, что выступили на пять с половиной часов раньше плана. Военное восстание – за демократию и права человека – началось вечером 15 июля. Возглавили генерал ВВС Акын Озтюрк и полковник Мухаррем Кёсе. Их поддержали комендант натовской базы Инджирлик генерал Эркан Ван и командующий приграничной 2-й армией генерал Адем Худути. Над Стамбулом и Анкарой поднялись вертолёты. Был блокирован мост через Босфор. Вышла на улицы бронетехника. Взят в заложники ненадёжный начальник генштаба и захвачен государственный телеканал. Это практически всё. Но и этого хватило, чтобы национальный лидер Эрдоган исчез в неизвестном направлении. Говорили, будто полетел в Европу за политубежищем.

Появился он в соцсетях с призывом выйти на улицы и защитить его. Эффект сказался тут же, откликнулись десятки тысяч. Электорат Эрдогана – это реальные массы. Выборы в Турции до сих пор были реальны, без фальсификаций, с участием оппозиции. Исламисты на самом деле их выигрывали. За счёт двух факторов: игры на традиционалистском сознании глубинки и неолиберальной экономической политики, многим позволяющей богатеть.

Лидеры мятежа, напротив, призывали населения оставаться дома, не рисковать собой. Повторяли модель прежних переворотов – поменьше народу, чтоб под ногами не путались. Но времена иные, и Эрдоган это новизну понял лучше. Его силовики двинулись в контратаку под прикрытием толпы. А стрелять в толпу – как делал три года назад египетский генерал ас-Сиси – турецкие военные не решились. Оказались слишком европейцы. Уже в субботу в принципе стало ясно: мятеж не кончился удачей. И месть за пережитый властями страх будет жестокой.

зч1Эрдоган таких комплексов лишён. С победы он берёт всё. Расправы демонстративны и показательны. Тысячи арестованных. Линчевания сдавшихся солдат. Бесование «эрдоНОДов» и «исламских активистов». Выметенная судебная система, которая ещё оставалась бастионом ататюркизма. Подготовка конституционной реформы в направлении традиционных ценностей. Призрак восстановления смертной казни. Повсеместный поиск иностранных агентов. Дружба с Путиным как не бывало (давно ли приближённые Эрдогана называли РФ «несерьёзным государством»? всё, никакой больше памяти о тогдашних недоразумениях).

Что впереди? Военное восстание подавлено. Способные к гражданскому деморализованы – оппозиционные партии, кемалисты и националисты, «осуждают» бунт памяти Ататюрка. «Серых волков» и таксимскую молодёжь вовремя не позвали. А они могли двть шанс. Который, впрочем, неизбежно наступит снова. Вопрос теперь: когда?

Налёт и народ

Ещё продолжались перестрелки в Анкаре, как 17 июля началась стрельба в Ереване. Боевики организации с цивильно-респектабельным названием «Учредительный парламент» захватили крупный отдел столичной полиции. В заложниках оказались заместители начальников полиции страны и столицы Вардан Егиазарян и Валерий Осипян.

4Захватчики потребовали освободить своего лидера Жирайра Сефиляна. Арестованного 20 июня по обвинения в планах вооружённого захвата госучреждений. Как выяснилось, его личное присутствие для этого не обязательно.

Жирайр Сефилян – родом из Ливана, ветеран ливанской гражданской и карабахской войн, бывший активист национально-социалистической партии «Дашнакцутян». Радикальный национал-популист. Боевая легенда, сильно действующая на оппозиционную молодёжь. Непримиримый враг нынешних властей Армении – из-за их советско-номенклатурных корней, олигархических замашек и политики путнистского толка.

Главное конкретное требование «Учредительного парламента» – воссоединение Нагорного Карабаха с Арменией. Компромиссная позиция президента Сержа Саргсяна и правительства понимается как измена национальному делу, вода на азербайджанскую мельницу. Эту позицию усилили апрельские бои. От коренного антагонизма ответвляются дополнительные линии конфликтов. Например, соратники Сефиляна поддерживали социальные протесты прошлогоднего «электромайдана». Участие авторитетного боевика Сефиляна в оппозиционной коалиции «Новая Армения» сильно тревожит правящую группу.

Сефилян, с которым вышли на связь, оставил действия своих бойцов на их усмотрение. Сегодня в Ереване обозначилось движение в поддержку налётчиков. Сотня человек вступила в драку с полицией на площади Свободы. «Я против насилия, но люди там сделали дело. Будьте с ними солидарны и выходите на улицу!» – призвал сограждан один из лидеров «Новой Армении» Давид Сансарян. На призыв откликнулись уже до полутысячи ереванцев. Активисты «Учредительного парламента» объявляют о начале восстания: «Только под давлением народа можно чего-то достичь!»

Салафиты не в цвет

зч7Очередной шок поступил утром из Алма-Аты. «Антиполицейский террор» – так назвали в некоторых СМИ происшедшее в столице Казахстана. Шестеро полицейских убиты, восемь ранены. Стрельба велась у самого Комитета национальной безопасности.

Президент Нурсултан Назарбаев, подобно армянскому коллеге Саргсяну, созвал экстренное совещание силовой верхушки. Озвучен вывод: террористическую атаку совершили воинствующие исламисты-салафиты. Не впервые – на тех же салафитов возлагалась ответственность за июньское нападение в Актобе. Теперь салафитом объявлен поселковый продавец мобильников Руслан Куликбаев. Правда, не факт, что побудительным мотивом его атаки являлся религиозный фанатизм. Куликбаев отбыл пять лет по уголовной статье. Сейчас официально заявляется, что он действовал «из мести сотрудникам правоохранительных органов».

В стране меняются уровни террористической угрозы – с умеренного жёлтого, на экстремальный красный. Очень гармонично звучат этом властные обличения «цветной революции». И в Казахстане, и в Армении, да по смыслу даже в Турции. А ведь – какое там. В том-то и суть «цветной революции», что она всегда ненасильственная. А мы что видим? К какой черте подвели? Уже как бы не за Майданом…

Анатолий Кружевицын, «В кризис.ру»

в Мире

Общество

У партнёров