Зе!Порох 2.0

Прошедший 21 апреля второй тур выборов президента Украины 2019 не принес сенсаций. В общих чертах повторился сценарий предыдущих шести президентских кампаний (1991, 1994, 1999, 2004, 2010, 2014 годы). Формальный победитель, «противсiх» и «слуга народу» Владимир Зеленский весны 2019 – это Петр Порошенко весны 2014.

Разведка боем

Пока не прошла эйфория, стоит внимательнее подвести итоги первого тура, ставшего по сути генеральной репетицией предстоящих в октябре выборов в Верховную Раду IX созыва и возможной трансформации Украины от мягкой гибридной «демократуры» в парламентскую республику «канцлерского типа». При сравнении с итогами парламентских и президентских выборов-2014, можно сделать вывод: именно 31 марта 2019 года основные действующие политические игроки (не считая условно «новеньких» Владимира Зеленского с 5,7 млн и Игоря Смешко с 1,1 млн. голосов) протестировали свой персональный рейтинг и ядерный электорат.

Блок имени Порошенко стабильно поддерживают 3 млн. избирателей. «Батькивщину» Юлии Тимошенко – 2,5 млн. Условно пророссийскую политсилу Юго-Востока вместо Партии регионов или Оппоблока (голоса за донбассовца Юрия Бойко и днепропетровца Александра Вилкула) – 3 млн., как и за условно прозападного национал-демократа Порошенко. Радикальную партию Олега Ляшко (украинского «Жириновского») – 1 млн. «Первый непроходной», лидер «Гражданской позиции» Анатолий Гриценко еще с президентских выборов-2010 постепенно наращивает свой политический капитал – с 300 тыс. до 1,3 млн. голосов (во многом, за счет поддержки «Самопомощи» мэра Львова Андрея Садового).

«Украина – не Россия». В соседней стране (не считая «наши» Крым, ДНР и ЛНР) действительно научились считать голоса как бы честно. И при этом более гибко сочетать грубый админресурс и тонкие манипулятивные политтехнологии, социальную инженерию. Украина (считая Крым и Донбасс) — объективно один из самых удобных «полигонов» (в плане электоральной регионалистики, демографии и социологии) в бывшем СССР, Европе и мире.

С 1991 года голоса регионов тяготеющего к России «большого» Юго-Востока предопределяют итоги выборов президента Украины. Такое положение дел сохраняется даже после «потери» 3 млн. голосов Крыма, Донецка и Луганска. Если в среднем по Украине на выборы не ходили 25-30% избирателей, то в Крыму – 30-40% и более.

Клуб «Днепр»

С времен СССР властная вертикаль в Украине строится на балансе интересов внутри «треугольника», ведущих индустриальных центров Юго-Востока: Днепропетровска, Донецка и Харькова. Даже на пленуме ЦК КПСС в октябре 1964 года «стародонецкого» Никиту Хрущева сместили «младодонецкий» шелепинец Владимир Семичастный, «днепропетровские» (Леонид Брежнев, Николай Миронов) и «харьковские» (Никита Подгорный, Петр Шелест).

«Соцсоревнование» трёх «китов» украинской экономики символически отражено даже в архитектуре – харьковский Госпром, днепропетровский Минчермет и донецкий Минугля. Важнейшим связующим звеном в производственных цепочках госплановского Донецко-Приднепровского района был родной город Владимира Зеленского – Кривой Рог. Градообразующая «Криворожсталь» имени Ленина работала на руде Кривбасса и угле  Донбасса, поставляла металл в центры машиностроения и ВПК – Днепропетровск, Харьков, Краматорск.

Ключевую роль в жизни постсоветской Украины играют «жирные коты», назначенные олигархи, несколько бизнес-групп, окрепших в эпоху теневой и полулегальной номенклатурной «прихватизации» «общенародной социалистической собственности». Из-за особого значения Днепропетровщины первые среди равных и неравных – «днепропетровские». Прежде всего, ближайшее окружение Леонида Кучмы – единственного президента Украины (1994-2004), избранного на два срока подряд. Чисто гипотетически, 80-летний Кучма мог даже до сих пор править страной как Александр Лукашенко или (до недавнего времени) Нурсултан Назарбаев (бывший ученик ПТУ в Днепродзержинске). И при этом мог даже регулярно получать под 50% голосов в Крыму. Конечно, если бы договорился с внешними игроками. Но история не знает сослагательного наклонения.

Зять Кучмы — Виктор Пинчук, миллиардер, трубный магнат (бизнес-группа Интерпайп), крупнейший зарубежный донор фонда Клинтонов. Один из проектов Пинчука – форум Ялтинская Европейская Стратегия (YES), до 2013 года проводился в Ливадийском дворце. На YES 2015 по видеосвязи выступал Дональд Трамп. В январе 2017-го зять Кучмы послал команде Трампа «мессидж» через газету Wall Street Journal (WSJ) – статью «Украина должна пойти на болезненный компромисс с Россией» (по НАТО, Донбассу и Крыму).

Первым помощником президента Кучмы, затем замсекретаря СНБОУ был Александр Разумков (годы жизни 1959-1999). Его старший сын Дмитрий Разумков – бывший член Партии регионов, руководитель «Ukrainian Politconsulting Group», политконсультант Зеленского и один из его главных коммуникаторов с внешним миром. В 2010-2014 годах Дмитрий Разумков сотрудничал с Сергеем Тигипко, коллегой его отца по днепропетровскому комсомолу. На выборах-2010 Тигипко занял 3-е место с 3,2 млн. голосов. Как Игорь Коломойский, Тигипко стоял у истоков бизнес-группы «Приват».

Покойный Александр Разумков был женат дважды. Его вдова – главред еженедельника «Зеркало недели» Юлия Мостовая, ныне замужем за Анатолием Гриценко. Супруги воспитывают сына Александра и сводного брата Дмитрия Разумковых – Глеба. В 1999-2005 годах (до назначения на пост министра обороны после «Оранжевой революции») Гриценко возглавлял Украинский центр политических и экономических исследований имени Александра Разумкова. На выборах-2004 глава «Центра Разумкова» Гриценко курировал информационно-аналитическое направление в штабе Виктора Ющенко (которым руководил его кум Порошенко), подготовил предвыборную программу Ющенко «10 шагов навстречу людям».

Любi друзi

Как и вся Восточная Европа, балтийско-понтийское Междуморье, Украина априори на «перепутье», на фронтире. С одной стороны – ЕС и Западная Европа в целом, самодостаточный глобальный полюс роста современной капиталистической экономики, конкурент двух других полюсов – Северной Америки и Восточной Азии. С другой – постсоветская Россия, не сопоставимый по мощи с СССР (второй мировой сверхдержавы) амбициозный игрок с двойственным, «гибридным», «полупериферийным» стратегическим положением: периферия (хотя и потенциальный полюс роста) по отношению к трем глобальным полюсам; субимпериалистический центр силы по отношению к Украине и другим соседям по СНГ — «серой зоне» «кумовского», «чекистского», компрадорского капитализма.

В трех глобальных полюсах роста пересекаются (в разных комбинациях) пять разнонаправленных векторов глобальной экономической интеграции: три трансконтинентальных — панамериканский, панъевропейский и евроазиатский (евразийский); два трансокеанических — трансатлантический (евроатлантический), и транстихоокеанский (азиатско-тихоокеанский). В отличие от условно «полупериферийной» России, в условно «периферийной» Украине сходятся не четыре, а три вектора: объективно «проамериканский» атлантический, европейский и объективно «пророссийский» евразийский.

Из-за незаменимой роли Украины в транзите газа из России в Евросоюз особое место внутри украинского олигархата и политикума занимает «газовая группа» (Сергей Лёвочкин, Дмитрий Фирташ, Юрий Бойко). Бойко – экс-министр энергетики, коллега Порошенко по «правительстве миллиардеров» Николая Азарова. Сергей Левочкин – экс-глава АПУ при Викторе Януковиче и даже кум беглого президента. Покойный отец Левочкина – генерал МВД, ветеран пенитенциарной системы, много знал о прошлом Януковича. Дмитрий Фирташ — номинальный бенефициар Росукрэнерго (РУЭ), посредничавшего в эпоху Ющенко (кума Порошенко) при поставках газа в Украину и ЕС. Исполнительным директором РУЭ с российской стороны был Константин Чуйченко, ныне вице-премьер и руководитель аппарата в правительстве своего однокурсника Дмитрия Медведева. «Любi друзi».

Близок к «газовикам», но держится в тени и Валерий Хорошковский, живущий в Монако бывший (?) владелец телеканала «Интер» (в 2013 году продан Фирташу и Левочкину). Когда Хорошковский в 2010-2012 годах руководил СБУ и искал в офшорах «золото партии» Тимошенко, генеральным продюсером «Интера» был Зеленский.

«Бывший» чекист Хорошковский – из «обоймы» днепропетровца Валерия Пустовойтенко, премьера в 1997-1999 годах (до Ющенко). Как и давний знакомый Хорошковского, ключевая фигура крымской ветви «газовиков» — Сергей Куницын, ныне внештатный советник Петра Порошенко и глава Всеукраинской ассоциации ветеранов Афганистана и АТО (ВАсВААТО).  На выборах-2002 Хорошковский возглавлял «Команду озимого поколения», от которой в Раду баллотировались нынешние спикер Госсовета Крыма Владимир Константинов и российский мэр Евпатории Андрей Филонов (с апреля 2019 года под стражей в симферопольском СИЗО-1).

Старшим наставником Сергея Лёвочкина может считаться Владимир Литвин, в прошлом партработник ЦК КПУ. В 1991 году Литвин остался не удел, вернулся преподавать на родной Истфак Киевского университета. Давний приятель, бывший первый секретарь Львовского горкома КПУ Адам Мартынюк пристроил в коммерческую фирму. В 1993 году Литвин вошел в команду Кучмы по протекции Александра Разумкова. В 2000-е Литвин дважды избирался спикером Рады, а первым замом при нем был коммунист Мартынюк. В Госдуме РФ первый «межфракционный» брак заключили будущие политэмигранты — единоросска Мария Максакова и ныне покойный коммунист Денис Вороненков. Эта «мода» пришла из Киева. Еще в 1998 году поженились сын коммуниста Петра Симоненко и дочь Екатерины Ващук (соратница Литвина по Народной партии).

У Владимира Литвина есть два брата. Средний — Николай Литвин, генерал армии, в 2001-2014 годах (при пяти из шести президентов страны) возглавлял Госпогранслужбу (ГПСУ). Младший — Петр Литвин, генерал-лейтенант ВСУ, в начале АТО командовал сектором «Д» на границе Донеччины и России. Недавно младшего Литвина назначили послом в постреволюционную Армению.

По сути, «противсiх» и «слуга народа» Владимир Зеленский – совместный, «долевой» спецпроект нескольких бизнес-групп из окружения Леонида Кучмы. При этом почти все основные «конкуренты» Зеленского – Порошенко, Бойко, Гриценко, Смешко, Ляшко – также креатуры этих же олигархических группировок.

На выборах-2019 в общих чертах повторился сценарий президентских кампаний 1991, 1994, 1999, 2004, 2010, 2014 годов. Особенно рельефно – ситуация 1991 года. Тогда «национал-демократическую» повестку дня (в лице лидера Руха Вячеслава Чорновила) поддержали только три «бандеровские» области Галичины.

Днепропетровец Владимир Зеленский и «Слуга Народа» 2019 – не только римейк днепропетровца Сергея Тигипко и «Сильной Украины» 2010. Также Зеленский отдаленно напоминает номенклатурного центриста Леонида Кравчука в 1991 году и даже Порошенко весны 2014-го. Воспринимается как самый проходной кандидат – центрист социал-либерального толка, не националист, не «агент Кремля», но приемлемый для русскоязычного «мягкого» Юго-Востока.

Весной 2019 года в Украине не произошло ни «поражения идеалов Майдана», ни «реванша контрреволюции». Ни, тем более, победы инородного персонажа с билборда «21 квiтня — вирiшальний вибiр».

Ион Брынзару, специально для «В Кризис.ру»

Поделиться