Зимбабве перед выбором надежды

Подведены итоги выборов в Зимбабве. Впервые в своей истории зимбабвийцы голосовали без Роберта Мугабе. Сенсации не случилось: президентом снова избран действующий глава государства. Эммерсон Мнангагва собрал чуть более половины поданных голосов. Не сказать, чтобы правящая элита и её партия получили внушительный вотум доверия. Политтехнология «XX съезда» осложнена непокорностью общества. Оппозиция итоги не признала. Массовый бунт в Хараре уже пришлось подавлять огнём.

Голосование состоялось 30 июля. Избирались президент Зимбабве и обе палаты парламента – ассамблея и сенат. На пост главы государства – ключевая политическая инстанция – претендовали 23 кандидата. Среди них крупные политики и яркие дамы. Например, Джойс Муджуру по прозвищу «Кровавая», не так давно считавшаяся самой вероятной преемницей Мугабе. Или Токозани Хупе, харизматичная оппозиционная активистка, организатор антикоррупционных кампаний. Но они на двоих набрали немногим более одного процента. За Хупе проголосовали 46 тысяч человек (0,9%,) за Муджуру – 13 тысяч (0,3%). Ещё девятнадцать кандидатов получили в совокупности 2,7% – от полутора до восемнадцати тысяч каждый.

Зимбабвийская политика жёстко поляризована. Есть две реальные силы. Остальные путаются у них под ногами, не более того. Раздражая тех и других.

Президента Эммерсона Мнангагву (он же «Крокодил») выдвинула правящая партия Африканский национальный союз Зимбабве – Патриотический фронт (ZANU-PF). Его поддержали 2,46 млн избирателей, то есть 50,8%. Инженер-политолог Нельсон Чамиза, лидер оппозиционного Движения за демократические перемены (MDC) собрал 2,47 млн голосов – 44,3%. Так, во всяком случае, объявлено зимбабвийским центризбиркомом. В нижней палате собрания (ассамблее) зимбабвийского парламента, которая непосредственно занимается законотворчеством, ZANU-PF будет иметь 145 депутатов из 280, MDC – 63. Иной расклад в сенате: из 80 мест 35 за ZANU-PF, 24 за MDC.

Официальные данные не вызвали всеобщего доверия. Слишком натянутыми выглядит результат Мнангагвы. Недобери он процента – потребовался бы второй тур с непредсказуемым результатом. Сторонники Токозани Хупе, Элтона Мангомы, Лавмора Мадхуку, Петера Уилсона и ещё нескольких кандидатов скорей всего сорииентировались бы на Чамизу. Да и популярность «Единой Зимбабве» ZANU-PF явно не такова, чтобы иметь контрольный пакет мандатов, позволяющий менять конституцию. Даже при том, что сельские массы – большинство населения страны – по инерции сохраняют лояльность.

1 августа тысячи зимбабвийцев вышли на протестные акции в столице Хараре. Их демонстрации – далеко не наша Болотная. Зимбабвийские оппозиционеры хоть и не кричат «мы здесь власть!», но реально ощущают себя силой. Завязались драки с полицией. Сначала в ход пошёл слезоточивый газ, потом началась стрельба. Официально признана гибель троих демонстрантов. Но зачистить столицу силами полиции и местного аналога Росгвардии не удалось. Пришлось подключать армию.

Бронетехника на столичных улицах возымела действие. Бунт перешёл в стадию тревожного затишья. Не только потому, что «знают истину танки» и спорить с ним действительно труднее, чем с дубинками и короткостволом. У зимбабвийцев есть и другая причина не хотеть драться с войсками. Они благодарны своей армии. За её роль в прошлогодних ноябрьских событиях. Когда генералы и солдаты избавили страну от Роберта Мугабе.

С самого начала было понятно: в Зимбабве реализуется самобытный вариант «XX съезда». Произошёл тот самый раскол элит, которого так неплодотворно взыскует Дмитрий Гудков и его единомышленники в российской либеральной оппозиции. Военные, спецслужбисты, полицейские – словом, силовики – утратили терпение. 37 лет они служили Мугабе. Выполняли самые кровавые приказы. Но не для того, чтобы под конец их задвинули молодые партийные карьеристы, собранные женой президента Грейс. Именно она сыграла важнейшую роль в падении «вечного Боба». Вознамерившись стать наследницей, сначала Грейс Мугабе подсидела Джойс Муджуру. Это ещё могли спустить, ибо «Кровавая» в силовом сообществе мало кого устраивала. Но дальше она руками мужа сбросила самого «Крокодила» – формального и неформального лидера силовиков. Ей казалось, что дорога ввысь теперь расчищена. На самом деле это стало её собственным политическим концом. Мнангагва триумфально вернулся на танковой броне. Опрокинув Грейс вместе с её мужем.

Абсолютная власть не только развращает, но и ввергает в неадекватность. Очень может быть, что Грейс рассчитывала на «народную поддержку». Не зря же она грозилась выдвинуть на выборах труп Мугабе – и опять победить. Кстати, рано она строила такие планы: 94-летний Боб и сейчас вовсе не планирует покидать этот мир.

Конкретная ставка делалась на Зимбабвийскую ассоциацию ветеранов национально-освободительной войны (ZNLWWA). Это провластные погромщики, типа местного НОДа–SERBа. Наивность на грани фантастики. Лидер ZNLWWA Джозеф Чинотимба – покровитель зимбабвийской теневой экономики – забыл о чете Мугабе в тот же день, как окончилась её эра. Перед выборами Чинотимба пафосно призывал голосовать за Мнангагву, которого провозгласил «новой надеждой страны».

Зато «старая надежда» – Роберт Мугабе – заявил, что скорей всего будет голосовать за Чамизу. Или за кого-нибудь из двадцати двух кандидатов. Но только не за старого сподвижника «Крокодила»-Мнангагву. Потому что не может простить «того, кто так со мной поступил». Чтобы понять расклад, представим картину: Владимир Путин, сделавшись частным лицом, голосует за Алексея Навального или за кого угодно, только не за Николая Патрушева

Мугабе, кстати, живёт в Зимбабве. Про его жену этого в точности неизвестно. Говорят, будто успела бежать в Намибию. А если вернулась, то знать о себе не даёт. Это не в её интересах. Хотя никого она больше не интересует.

Что до Мнангагвы, то его президентский путь розами не устлан. 23 июня он едва не погиб при взрыве на митинге в Булавайо. Были ранены почти пятьдесят человек, включая вице-президента и армейского главнокомандующего Константино Чивенгу. Кто устроил теракт, неясно. Провластная пресса, конечно, заявила о покушении на Мнангагву. Комментаторы отметили, что Булавайо – большой промышленный город, а в таких местах партия и правительство популярностью не пользуются. Но сам президент заявил, что не собирается никому мстить и требует тщательного расследования.

До выборов расследовать не успели. А после выборов оно уже не очень и актуально. Проблемы уже другие. По-другому заговорил и Мнангагва. Он обвинил MDC в провокациях, возложил на оппозицию ответственность за пролитую в Хараре кровь. Митинги и демонстрации запрещены. Лидеры MDC получили полицейские предупреждения. Сегодня в Хараре была разогнана пресс-конференция Нельсона Чамизы. Мнангагва, впрочем, это осудил и тоже потребовал расследования. Извинился же генерал ФСИН Максименко перед заключённым Макаровым за пытку в ярославской ИК-1.

Правящая группа сумела провести в Зимбабве свою «операцию «Преемник». Хотя и зигзагообразно. Слишком много наложилось привходящих факторов, личностных особенностей и уникальных товарищей. Делается то, что требуется элите. Но не стране. Вопрос, примет ли общество объявленный результат. Или пойдёт дальше, развивая снятие Мугабе до логического конца. Если власть людей не спрашивает, они ведь могут спросить с власти. Причём по-своему.

Анатолий Кружевицын, «В кризис.ру»

Поделиться