13 января 1830 года вышел первый номер «Литературной газеты» Антона Дельвига. Газета издавалась недолго и не получила широкой известности. Её читали лишь в узком кругу столичных интеллектуалов. И всё-таки «Литературная газета» стала ярким явлением русской литературы и журналистики.

Первым редактором и издателем газеты был Антон Дельвиг. Поэт, выпускник Лицея, ближайший друг Пушкина. Мечтатель и сибарит, вдохновенный сочинитель и вдумчивый читатель. Своей беспечностью и ленью он довёл до ручки даже тишайшего и терпеливейшего директора Публичной библиотеки Оленина и своего благодушного сослуживца Ивана Андреевича Крылова. Они явно испытали огромное удовлетворение, когда он подал прошение об увольнении. «Не вижу препятствий к немедленному исполнению просьбы», ― тут же откликнулся Крылов.

Зато в качестве издателя Дельвиг проявил совершенно иные качества ― энергичность, предприимчивость, смелость. Его партнёром, а потом главным редактором стал журналист Орест Сомов. Личность в своём роде тоже замечательная. Одно время он служил в Российско-Американской компании. В здании её главного правления иногда собирались члены Северного тайного общества. Да и сама компания превратилась в центр крамольников. После восстания декабристов Сомов был арестован, на его допросе присутствовал сам царь Николай. «Хороша же собралась у вас там компания», ― прорычал он. Но доказательств участия Сомова в заговоре не нашлось и его пришлось отпустить. Хотя осадок, конечно, остался.

Понятно, что и газета, редактируемая Сомовым, была определённой направленности. По тем меркам ― совершенно оппозиционная и революционная. Хотя не содержала никаких политических статей ― это было сразу оговорено при получении разрешения на издание. Тем не менее, всеми читателями она воспринималась, как наследница «Полярной звезды», издававшейся Рылеевым и Бестужевым-Марлинским. В сущности, так и было. Не касаясь впрямую политических вопросов, авторы газеты так или иначе касалась их в критических статьях, рецензиях, полемических заметках. А то и вовсе публиковали стихи сосланных декабристов Кюхельбекера и Бестужева. Без подписи разумеется.

Газета выходила дважды в неделю. Печатали её в лучшей петербургской типографии Карла Крайя на Малой Морской, 11. Её набирали изящными ампирными шрифтами со всеми типографскими наворотами: курсивом, разновысокими цифрами, капителью. Заголовки набирались прописными вразрядку по центру колонки. В объявлениях встречались жирные и брусковые шрифты разных кеглей. Это было настоящее произведение типографики. В руки её было брать приятно. А уж читать ― тем более. Содержанию «Литературной газеты» можно было обзавидоваться. Поэзия Пушкина, Дельвига, Баратынского, Кольцова. Критические статьи Катенина, Вяземского, Сомова. Переводы зарубежных авторов ― Скотта, Гофмана, Мериме, Стендаля, Гюго.

Не прошло и полгода, как Дельвиг получил выговор за цитату из французской песни «аристократов к фонарю». Её, может быть, и не заметили бы. Но издатель политико-литературной газеты «Северная пчела» Фаддей Булгарин донёс на конкурентов, обвинив их в политической неблагонадёжности. «Литературная газета» тут же была взята под бдительное наблюдение III Отделением. Ещё через два месяца в № 61 (1830) было процитировано четверостишие из стихотворения Казимира Делавиня об открытии в Париже памятника жертвам Июльской революции 1830 года. Газету немедленно закрыли. Дельвиг был вызван на ковёр к Бенкендорфу, который всерьёз грозил ему Сибирью. Однако мягкий и добродушный Дельвиг ответил столь твёрдо и мужественно, что шеф жандармов был вынужден извиниться перед ним. «Литературную газету» вновь разрешено было печатать, но уже только под редакцией Сомова.

Понятно, что даже умеренная оппозиционность при авторитарном режиме не могла длиться долго. 30 июня 1831 года Сомов прекратил издание газеты

Возродили её через сто лет. Издают и сейчас. Но этот пропагандистский прорежимный листок ничего общего не имеет ни с литературными достоинствами газеты Дельвига-Сомова, ни с её высоким гражданским пафосом.

У партнёров