Смена власти в Катаре несет угрозу России

Своими действиями Хамад бин Халифа ат-Тани продемонстрировал, что, не обладая традиционными атрибутами «сильной державы» — крупной армией и большим населением – можно добиваться серьезных внешнеполитических успехов за счет грамотного использования денежных и информационных ресурсов.
Подобные достижения во многом стали проекцией успехов в экономической плоскости. Так, за время правления Хамада ат-Тани ВВП страны увеличился в семь раз с 29 до 200 млрд долларов. А благодаря грамотному перераспределению денежных ресурсов властям Катара удается не допустить создания в стране реальной оппозиции.
Поэтому его неожиданный для многих уход послужил причиной появления конспирологических версий относительно того, что стало тому причиной. Прежний эмир устраивал Запад, способствуя уменьшению остроты энергетического кризиса и сохранению стабильности на газовом рынке за счет поставок газового сырья по ценам ниже российских, и играя важную посредническую роль при переговорах с Талибаном.
Между тем, главной причиной подобных метаморфоз стали растущие трения между представителями высших эшелонов власти страны. В первую очередь, речь шла о противоречиях между уже бывшим эмиром и его братом Хамадом бен Джасемом бен Джабром ат-Тани, одновременно занимавшим посты премьер-министра и министра иностранных дел. Они касались в первую очередь внешней политики. Так, Джабер выступал против дорогостоящих проектов своего брата на мировой арене, которые непосредственно курировал Тамим, в том числе и по Сирии. Не случайно, что первым кадровым решением нового эмира стало отправление в отставку своего дяди.
При этом отказ от власти прежнего правителя и назначение во главе Катара Тамима ат-Тани было контролируемым процессом с плановой заменой лидера. Не случайно, что в последние годы прежний эмир поручал своему преемнику самые перспективные имиджевые внешнеполитические проекты, включая «ливийский», в результате которого был свергнут Каддафи. Важно заметить, что при этом фактическим правителем Катара в ближайшие годы останется отец нового эмира, который постепенно будет сдавать бразды правления, оказывая серьезное влияние на действия своего сына.
Таким образом, уход эмира Хамада ат-Тани с наименьшими потерями содействовал разрешению назревшего внутриэлитного кризиса. Кроме того, это позволило цементировать катарскую политическую элиту, «развязало ему руки» в дальнейшей реализации агрессивного внешнеполитического курса и одновременно позволило расчистить дорогу молодому правителю страны.
В данной ситуации катарское руководство проявило невероятную по меркам региона с его монархическими режимами гибкость в столь важных и сложных вопросах, как смена власти в стране с сильными традициями, где личные гарантии и связи, складывавшиеся в течение длительного времени, имеют главенствующее значение.   
И произошедшие метаморфозы в высших эшелонах власти этой страны говорят о том, что представители династии ат-Тани успешно работают на опережение ситуации и вовремя гасят недовольство «внутри режима».
Однако произошедшее представляет серьезную угрозу российским интересам. Это негативно отразится и на отношениях Дохи с Москвой по газовому вопросу, поскольку сторонником сотрудничества с Россией был отправленный в отставку бывший катарский премьер. Тамим бин Хамад ат-Тани стремится сохранить курс своего отца по отказу от договоренностей с Москвой и по дальнейшему отвоеванию у «Газпрома» европейского рынка за счет поставок туда более дешевого сжиженного природного газа (СПГ). Подобное поведение катарской элиты сыграло не последнюю роль в срыве замыслов Кремля сделать Россию «мировой энергетической державой».
Соответствующих ресурсов для наращивания газового экспорта у Катара достаточно. Следует указать на то, что уже в ближайшие годы Доха приступит к освоению крупного месторождения «Северное». Однако пока у России нет серьезных рычагов для того, чтобы предотвратить этот процесс, кроме снижения цен на газовое сырье.
Поделиться