• Мнения экспертов 2 декабря 2020

    Доктор Кандиду Феррейра: «Я выбрал верную сторону Истории»

В эти дни и недели Португалия отмечает юбилей исторических поворотов 1975 года – Жаркого лета и Ноябрьского кризиса. 45 лет назад демократические и национальные силы дали отпор прокоммунистическим путчистам. Были сохранены завоевания Революции гвоздик 25 апреля 1974-го – но остановлена попытка насадить просоветский тоталитарный режим. В беседе для «В кризис.ру» события вспоминает активный участник – известный португальский врач, писатель, деятель Социалистической партии (СП), кандидат в президенты Португалии на выборах 2016 года Кандиду Феррейра.

– Мне было 25 лет. С юности я боролся за свободу и демократию. За это меня несколько раз арестовывали во времена до 25 апреля. В СП я участвовал в сотнях просветительских и мобилизационных акций против путчистских попыток, будь то справа или слева. Не скрою, требовались и разум, и смелость.

– В чём заключалась ваша роль в Жаркое лето 1975 года? Каковы были особенности СП на фоне более правых сил?

– Мы в СП с одинаковым беспокойством относились к обеим радикальным силам, толкавшим страну к гражданской войне. Я организовал группу активистов с военным снаряжением. Нашей задачей было поддержание порядка и защита каналов связи. Приходилось обеспечивать безопасность на митингах и других массовых акциях. Наибольшие проблемы возникали от крайне левых. За редкими исключениями, обычно в деревнях. У меня возникло тогда ощущение, что «трезвые» крайне правые рассматривают нас как «зонтик».

– Что вы делали 25 ноября 1975-го (день, когда леворадикалам было нанесено решающее поражение ― ред.)?

– Вскоре после полуночи мою группу вызвали и поставили задачу контролировать движение на стратегической трассе. Около полудня я направился в штаб СП в Коимбре. И увидел, как левацкие группы запугивают граждан на улицах, а местное военное командование ведёт себя двусмысленно. Я посчитал необходимым начать контрнаступление. Своими силами мы заняли местное радио. В нашем протестном марше участвовали сотни людей. Я лично забрал у военных микрофон и прямо с лестницы обратился к народной толпе. Выступая, я выразил поддержку Группе девяти (демократические социалисты из Движения вооружённых сил, поддержанные правыми военными во главе с Жайме Невишем и Антониу Пирешем Велозу ― ред.). Через несколько минут улицы заполнились нашими сторонниками. Активно примкнули члены СП и Социал-демократической партии (партия Франсишку Са Карнейру, тогда называлась Народно-демократической ― ред.).

– Видите ли вы преемственность событий: 25 апреля 1974, Революция гвоздик – 28 сентября 1974, разгон правого митинга Молчаливого большинства в поддержку генерала Спинолы – 11 марта 1975, подавление левыми выступления правых военных-спинолистов – 25 ноября 1975?

– Это было естественным высвобождением энергии после долгого угнетения. Но для меня эти процессы были трудными и даже болезненными. Я ведь верил в мирную и рациональную эволюцию, без крупных кризисов и столкновений. Верил и в достойную деколонизацию.

– Имели ли вы контакты с представителями крайне правого сопротивления? Такими, как Франсишку Ван Уден или Рамиру Морейра?

– Я не имел ничего общего с правыми экстремистами. Они мне не угрожали. Слева же крайними из тех, с кем я сотрудничал, были боевики LUAR (Liga de Unidade e Acção Revolucionária» – Единая лига революционного действия, антисалазаристская организация, созданная в 1967 году, одно время сотрудничавшая с Португальской компартией, но во второй половине 1975-го выступавшая против ПКП ― ред.). Они выступали в какой-то мере «вооружённым крылом» СП. Иногда дела складываются так, что действовать приходится жёстко. Случалось и мне участвовать в физических столкновениях.

– Как вы расцениваете ноябрьское завершение революционного процесса и последующее разделение среди победителей: с одной стороны – демократические социалисты капитан Соза-и-Каштру, полковник Мелу Антунеш; с другой – правые антикоммунисты генерал Пиреш Велозу, полковник Жайме Невиш?

– Все обороты рано или поздно достигают точки равновесия. Я – гражданин мира, приверженный гуманизму, а не политический комментатор. Разнообразие является условием человеческого существования, и я никогда не стану вменять политические расхождения в индивидуальную вину. Хотя всегда буду возражать против несправедливых оценок или ошибочных интерпретаций. Скажу лишь: не было и нет сомнений в патриотизме названных вами героев событий.

Нынешняя правящая СП изменила оценки того периода?

– Недавний сдвиг влево заставил руководство СП пересмотреть собственную историю, изменить памяти своих основателей, не только не отметить 25 ноября, но даже осудить его.

– А как оцениваете события лично вы?

– Я победил, потому что выбрал верную сторону Истории. Это повод для гордости. Но не политика была для меня главным. Я предпочёл профессиональную деятельность врача и правозащиту.

– Но вы продолжали и политическую деятельность после 1975 года?

– Профессиональным политиком я быть отказался. Но руководил районной организацией СП в Лейрии, заседал в муниципалитете. В 2016 году выдвигал свою кандидатуру в президенты, но не был поддержан партией. Хотя до сих пор сохраняю связи, в СП у меня сотни друзей. Однако с партийной машиной пришлось разойтись.

– Как вы полагаете, создалась ли в Португалии идеологическая традиция Жаркого лета? Сохраняется ли она в современности?

– Политическая нормализация, присоединение к Европе и своеобразный «иммунитет и к диктатуре, и к революции» смягчили такую тенденцию. С одной стороны, потеряла свою значение левореволюционная «Ассоциация 25 апреля». С другой, рассеялись и крайне правые силы. После 1975-го они уже не имели политического и идеологического веса. Так происходит по всему миру. Мир не стоит на месте.

Беседовал Витор Андре Феррейра Монтейру

У партнёров