Путинская политическая система неоднократно менялась ради выживания и, похоже, вновь подходит к очередной точке трансформации.

В нулевые годы это была «честная автократия». Демократии не предполагалось, но народ ее и не хотел, поскольку высокие цены на нефть давали рост экономики и доходов. Даже на коррупцию общество не слишком обращало внимание, поскольку казалось, что нефтедолларов хватит на всех: полностью разворовать такую богатую страну невозможно.

Но с 2009-го наша экономика не растет, а в последние годы еще и уровень жизни снижается. Чтобы сохранить авторитарный режим в таких условиях, понадобились откровенные манипуляции. Главной из них стало присоединение Крыма. Внимание общества переключилось с реальных экономических провалов на мнимые «политические победы».

Под «гром побед» не так заметны оказались манипуляции в ходе подсчета голосов и особенно предвыборной борьбы. Можно было не допускать к президентской гонке Алексея Навального, имеющего реальные шансы расшатать режим, но допускать Ксению Собчак, произносящую много правильных слов, однако никакой угрозы для действующей власти не представляющую.

На какое-то время прочности манипулятивного режима хватило. Но новые экономические провалы — подъем налогов и пенсионного возраста, а главное, трудности, связанные с эпидемией коронавируса, — вновь нанесли удар по рейтингу Путина. Помимо прочего, стал сказываться и возраст президента: очарование молодости ушло, харизма исчезла. К тому же выросло новое поколение, вообще не помнящее тот момент, когда больного Ельцина сменял в Кремле энергичный Путин.

И вот теперь манипуляции становятся настолько откровенными, что вводят в заблуждение лишь совсем упертых людей. Поправки в Конституцию разрешают Путину идти на пятый срок, и когда в 2024 году 72-летний президент прямо скажет, что остается в Кремле до 2030-го, миллионы беднеющих россиян окажутся в шоке, осознав, что всякие надежды на лучшую жизнь исчезают.

Возможно, уже нынешний год станет переломным. Авторитарный режим меняет манипулятивную форму на силовую. Роль промывания мозгов уменьшается, а роль прямых угроз — увеличивается. Отравления, избиения, увольнения, суды, посадки… И самое главное — демонстрация жесткого силового подавления протеста в Белоруссии: смотрите и запоминайте.

Теперь в России не так уж важно, кто как проголосует: нужных бумажек в урны все равно накидают. Принципиальным вопросом для режима становится нейтрализация лидеров протеста. Каждый из них — действующий или потенциальный — с этого года начнет понимать, что его жизнь, здоровье и свобода ничем не защищены. Именно в таком состоянии мы будем приближаться к «выборам Путина» в 2024-м.

Период до 2024 года, скорее всего, окажется переходным. Видно, что манипуляции уже не работают, однако масштабное применение силы еще не требуется. Открытое подавление на манер белорусского путинскому режиму может пока и не понадобиться, поскольку нет массового открытого протеста в сравнительно богатой Москве, под стенами Кремля. А протест в Хабаровске Путин спокойно может перетерпеть.

Манипуляторы отчаянно сопротивляются трансформации режима, желая сохранить свое влияние и должности. Ведь в открытом силовом режиме снизится роль кремлевской администрации и возрастет роль ФСБ. Не будет смысла много платить телевизионным пропагандистам — деньги пойдут на бойцов Росгвардии. Манипуляторы не хотели бы таких изменений. Однако у них все хуже получается выполнять свою работу. Народ побеждает манипуляторов, стряхивая лапшу с ушей. И тем самым приближает триумф не революции или демократии, а силовиков: если уши не прикрыты лапшой, по ним в авторитарных режимах бьют полицейской дубинкой.

Для Путина, кстати, такая трансформация — плохая новость, как и для всех нас. Поскольку в манипулятивном режиме харизматик, собирающий миллионы голосов, незаменим, тогда как режиму силовому он нужен, в общем-то, не больше обычного гражданина. Важно то, как работают механизмы подавления, а не то, как лидер общается с народом. Но коли харизма поистрепалась, не остается ничего иного, кроме как соглашаться на силовой вариант удержания власти.

Для президента именно власть имеет первостепенное значение, а вот та форма, в какой он будет ее удерживать, зависит от множества внешних обстоятельств. Проще опираться на харизму и манипуляции, но можно довольно долго сидеть на штыках — пусть это и не слишком удобно. Силовики способны в какой-то момент заменить президента, однако вероятность этого все же невелика. У нас не Латинская Америка. Брежнев вообще правил последние годы жизни, плохо сознавая, что делает, но силовики его не трогали. Путин имеет шанс судьбу Брежнева повторить и досидеть на своем посту до самого конца.

Любопытно, что все эти важнейшие перемены, определяющие нашу жизнь на ближайшие годы, почти не обсуждаются. Впрочем, понятно, почему. Нам просто не хочется отдавать отчет самим себе в том, что происходит.

Дмитрий ТРАВИН

Полностью статью можно прочитать на Росбалте

У партнёров