ЧП о роснефтяных триллионах

oblocec1Произошло чрезвычайное – Сечину отказали в деньгах. Ну, то есть, не то чтобы отказали. Но дадут меньше, чем было сказано. Решение Минфина о выделении финансовой поддержки госкомпании «Роснефть» из Фонда национального благосостояния «будет существенно отличаться от заявки» – в такой формулировке высказался министр Антон Силуанов. Запрошено было, напомним, около 2 трлн рублей.

Чёткая цифра запроса «Роснефти» даже не звучала. В сентябре Игорь Сечин заговорил о необходимых нефтяной компании полутора триллионах. На днях Силуанов обмолвился насчёт 2,5 трлн. Потом оговорился, что «точно не помнит», но речь идёт более чем о 2,2 трлн. Теперь глава Минфина даёт понять, что запрошенная цифра не так уж важна. Всё равно решает федеральное финансовое ведомство. А компании могут лишь выдвигать «пожелания и предложения». На любые суммы, поскольку хотеть не вредно.

Бюрократические структуры славятся умением обращать общее несчастье в собственное счастье. Экономические трудности державной геополитики – рост военно-полицейских расходов, вложения в аннексируемые территории, потери от международных санкций и т.д. – не просто перекладываются на общество через цены, налоги, урезания и прочие «оптимизации». Олигархические структуры прямо обращаются за финансовой помощью самим себе как наиболее нуждающимся. Когда всё и так было нормально, они гордо позиционировались в качестве добытчиков благополучия страны. Когда ситуация резко изменилась к худшему, они первые требуют от страны повышенного внимания.

Что бюджет у государства не резиновый, всем давно объяснили. Резервом для откачки ассигнований представляется Фонд национального благосостояния (ФНБ), созданный в начале 2008 года для финансирования пенсионных накоплений и поддержания балансов ПФР. Наполнять его планировалось за счёт избытка нефтегазовых доходов. Куда девать лишние деньги – это было огромной проблемой в подзабытые докризисные времена. Теперь времена изменились. Расчётная цена на нефть просела заметно ниже $96 за баррель, из который исходили авторы федерального бюджета. Столпы «энергоимперии» ждут денег оттуда же, куда по идее должны были их вносить.

Ïðåìüåð-ìèíèñòð ÐÔ ïðîâåë çàñåäàíèå ïðàâèòåëüñòâà ÐÔ â íîâîì ñîñòàâåТопливно-энергетический комплекс в правительстве РФ курирует вице-премьер Аркадий Дворкович. Три недели назад он обнадёжил потенциальных получателей: «Мы приняли решение часть средств инвестировать в отдельные проекты. Остальные средства ФНБ временно размещаются в ликвидные ценные бумаги. Нефтяные компании могут заявляться на финансирование конкретных проектов». Дворкович даже добавил, что дополнительные средства притекут из неких «стран, которые не поддались искушению введения санкций». Прозвучало весьма нестандартно. Словно санкции есть нечто настолько выгодное, что присоединиться к ним (теряя торговый доход) – губительный соблазн и тяжкое искушение. Так или иначе, среди стран, чьи финансисты помогут Москве, была названа КНР. Тоже интересно, если учесть, что китайские партнёры стараются экономить даже на оплате за уже полученную российскую продукцию. Ну и ещё «ряд». Может быть, даже Зимбабве.

Понятно, что вскрывать на деньги ЦК КПК или президента Боба – занятие неблагодарное, результаты здесь труднопредсказуемы. Поэтому Дворкович пообещал поднажать на отечественные финансовые структуры: «Чтобы российские банки могли в максимальном объеме удовлетворять потребности наших крупных компаний, и им частично решают проблему финансирования инвестпрограмм». Но главный источник всё же ФНБ.

Силуанов говорил в середине сентябре, что та же «Роснефть» и «Новатэк» могут рассчитывать на 80-150 млрд рублей. Для Сечина такие цифры, да ещё на двоих, не являлись предметом разговора. Однако Минфин настаивал. 60% средств Фонда (задуманного, напомним, для пенсионного обеспечения) распределяется между инвестициями в инфраструктуру – прежде всего сибирские железные дороги и Центральная кольцевая – и в проекты «Росатома». Особенно внимательно относится сейчас Минфин к нуждам РЖД и госбанков. Через несколько дней его поправил премьер Дмитрий Медведев – правительство заложит в госбюджетные расходы средства на помощь компаниям, потерпевшим за «Крым наш». Причём до Нового года. Деньги на это, признал глава правительства, берутся от экономии на Пенсионном фонде.

Вдохновлённые олигархи заняли очередь. Не только, скажем, «Новатэк» запросил 100 млрд на ямальскую газодобычу, но и Анатолий Чубайс (которого ещё помнят как неутомимого борца за экономную экономику) обратился за той же суммой для своей «Роснано». Сечин предложил целых пять способов заплатить «Роснефти». Отметив при этом, что деньги, полученные его структурой, «окажут позитивное влияние на развитие внутренней экономики России».

oblocec3Короче, надвигался подлинный пир распила. Последние недели проходила экспериментальную обкатку скатерть-самобранка новой модели: чем негативнее общеэкономическая ситуация, дешевле нефть, жёстче санкции – тем обильнее золотые дожди над огосударствленными экономическими структурами. Это при том, что валютные резервы РФ сокращались порой на $7-8 млрд в неделю и опустились ниже контрольной цифры в $226 млрд – объёма полугодового импорта (недостижение этого показателя ставит под вопрос способность обеспечения валютных расчётов). Тем временем доллар пробивал 40-рублёвый потолок, евро – 50-рублёвый. Слова председателя Центробанка Эльвиры Набиуллиной: «Валюты хватит» – на этом фоне приобретали двусмысленное звучание.

Принято считать, что российская высокая политика заключается в противоборстве двух ведущих группировок правящей элиты. Доминируют «государственные консерваторы» – православные чекисты, геополитики-евразийцы, командоры госкомпаний. С начала текущего года они очертя голову ринулись покорять новые вершины под только что найденным лозунгом «Есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России». По замыслу самого же Путина их вроде как должны время от времени урезонивать «системные либералы», в основном из финансово-экономического блока. Среди знаковых фигур первого категории Сечин. Рупором вторых выступает Силуанов.

И вот они сошлись. Сколько и каким способом получит «Роснефть» от Минфина – как прогноз политической погоды на ближайшее ненастье перед бурей.

Артём Брусков, специально для «В кризис.ру»

Поделиться