ФРС и ЕЦБ не обрушат мировые финансовые рынки

Основной инструмент QE — увеличение ликвидности путем различных операций на открытом рынке. Например, через покупку государственных облигаций и других финансовых активов. Это ведет к росту денежной массы и резервов в банковской системе. При этом цена покупаемых активов растет, а доходность — стремится к нулю. Соответственно, вопрос ставок становится не столь актуальным (однако ЦБ понижает их до минимального уровня). Одновременно ЦБ занимается таргетированием денежной массы. Но цели монетарной политики, включая ограничение инфляции, остаются прежними.

И вот к такой практике прибегают ФРС США и Европейский центральный банк. В течение пока неоговоренного времени ФРС будет ежемесячно направлять на рынки необеспеченную активами сумму в размере $85 млрд. Кроме того, регулятор продлил сроки поддержания минимальных процентных ставок вплоть до конца 2015 года. Вдобавок каждый месяц в США будет печататься по $40 млрд ничем не обеспеченных долларов. Некоторые эксперты говорят, что это негативно отразится на курсе валюты в краткосрочном периоде. Важна и реакция ЦБ других стран.

Банк Японии и ЕвроЦБ решили следовать в кильватере ФРС. Первый уже заявил о решении увеличить объём покупки ценных бумаг до $1 трлн. Цели те же — подстегнуть рост экономики и положить конец удорожанию иены. Впрочем, для Страны восходящего солнца такая практика не в новинку. Японцы прибегали к ней ещё в начале 2000-х, пытаясь справиться с дефляцией. В свою очередь, ЕЦБ, чтобы не допустить крушения евро, пообещал скупать гособлигации проблемных стран еврозоны, чтобы остановить рост их доходности. Не исключено, что подобную же тактику выберет и Банк Англии.

Реакция большинства стран с быстрорастущими экономиками оказалась предсказуемо негативной. Они опасаются, что монетарная политика ФРС стимулирует дальнейшую девальвацию доллара и тем самым ударит по их конкурентоспособности. В первую очередь по экспортным потенциалам.

Пока финансовые реалии подтверждают этот прогноз. Так, на прошлой неделе бразильский реал подорожал на 0,7%, мексиканский песо – на 2,7%, польский злотый – на 4,3%, корейская вона – на 1,6%. Ответной мерой этих может стать снижение процентных ставок, дабы притормозить рост валют, подрывающий позиции национальных производителей. Наиболее болезненно реагируют в Бразилии. Там даже говорят о «валютной войне». Впрочем, таким же образом Бразилия встречала и предыдущие американские QE.

Власти Южной Кореи, Таиланда, Сингапура и Филиппин сообщили о своей готовности вмешаться, если приток капитала примет угрожающие масштабы. В целом же реакция на действия ФРС была спокойнее, чем год-два. Но даже в 2010-м, при особом обострении, всё ограничилось лишь первоначальным испугом.

Самое интересное, что практика двух предыдущих QE показала не только их сравнительную безопасность для остального мира, но и минимальную

эффективность для самих США. Возьмём для примера QE-1, внедрённое в 2009 году в ответ на замедление темпов послекризисного восстановления. Она была направлена на скупку «токсичных» активов у банков. По сути, большинство крупнейших банков были спасены за государственный счёт (средства впоследствии возвращены). В целом произошло вливание порядка $2 трлн. Тем не менее, успех оказался временным. После некоторого оживления экономической активности в начале 2010 года снова начался спад. К осени 2010-го ФРС приняла решение запустить QE-2 объемом $600 млрд — с целью повышения объёмов кредитования, недопущения дефляции, создания рабочих мест.

В целом поквартальные итоги введения QE в виде средних темпов роста экономики оказались таковы. В 1-й квартал 2009-го (до QE-1) ВВП снизился на 4,9%. Три следующих квартала 2009-го и 1-й квартал 2010-го, после введения QE-1, показали рост на 2,4%. Эффект QE-1 во 2-3-м кварталах 2010-го сказался ростом ВВП ещё на 2,15%. Четвёртый квартал 2010-го – первый квартал 2011-го (QE-2) дал подъём на 2,45%. При этом в пределах действия QE при старте программы рост был более уверенный. Ближе к окончанию темпы сокращались.

При этом аналитики считают, что политика количественного смягчения в целом не дала практически ничего. Резкое восстановление во второй половине 2009 года связано с общим выходом экономики из кризиса.

С точки зрения рынка труда ситуация оказалась аналогичной. Сокращение безработицы в начале 2011 года (в ноябре 2010-го был достигнут пик в 9,8%, а уже в январе 2011 года безработица опустилась до 9%) не должно вводить в заблуждение. Эта динамика объяснялась изменением расчётной базы. Что касается банковской сферы, то процентные ставки практически не изменялись, а объём кредитования оставался невысоким из-за низкого спроса.

Есть мнение, что одной из главных целей введения QE-2 было создание психологического фактора: регулятор держит руку на банковском пульсе. Это удалось. Правда, те же эксперты утверждали, что надобность в QE-3 вряд ли возникнет. В крайнем случае, речь шла об определённой коррекции на финансовых рынках. Однако даже его введение не отменяет вышеуказанных выводов.

Что касается остального мира, то результаты QE-2 укрепили уверенность инвесторов в предотвращении очередного этапа банковского кризиса и способствовали притоку ликвидности на ряд развивающихся рынков. Усилилось международное взаимодействие центробанков. Все эти факторы имеют скорее позитивный оттенок. Так что можно предположить, что и введение QE-3 не станет началом конца мировой финансовой системы. Более того, моет помочь в её оживлении. 

Поделиться